О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Про Карлсона и Красную Шапочку

 


У Наташи в зимнем марафоне все увлеченнно обсуждают костюмы для детских новогодних утренников. Это так мило и лампово, что я не смогла такое пропустить. Рассказываю про свой самый первый костюм. Делитесь, кем были вы в детстве и почему?

Как ни странно, несмотря на мое весьма активное в плане всевозможных кружков детство, а также близость Дворца пионеров, на костюмированных новогодних праздниках я была всего дважды, причем совсем в детском возрасте. И оба раза это была елка в Лужниках для маленьких фигуристов. Т.е. мы все наряжались в карнавальные костюмы и активно участвовали в празднике.

Первый раз, в 4 года, я была Красной шапочкой. Шапочкой мне служил темно-красный берет. Дальше одевалась белая водолазка и белые колготки, затем черная бархатная жилетка, коротенькая юбочка с оборочками, и завершал образ — белый фартучек. В общем, абсолютно канонически вариант. Жилетку, фартук и юбку мне сшила мама. Все вместе выглядело совершенно очаровательно! Добавьте к этому образу коньки и ребенка размером с крупную куклу (я всегда была очень мелкой для своего возраста), который уже научился делать подсечку, фонарики, пистолетики, перекидной и ласточку. Юбку, кстати, я так полюбила (за то, что она на резинке и за оборочки в горошек, конечно, они так прекрасно кружились), что ходила в ней дома потом постоянно, до тех пор, пока юбка не начала напоминать набедренную повязку (ребенки имеют тенденцию расти).

Почему я была Шапочкой, неизвестно. Но точно помню, что меня страшно смущало содержимое корзинки. Я была очень ответственным ребенком, и если Шапочка, то значит нужны пирожки. Пирожков в доме не водилось, и бабушка было положила мне в корзинку несколько конфет, изящно замаскированных кружевной салфеткой. Я протестовала против такого грубого попрания народного фольклора. Вот, допустим мне встретится волк, - рассуждала я. - Не конфету же ему в пасть совать?

Мнения членов семьи разошлись. Мама считала, что с пирожками или без - корзинка все равно ни к чему, и без нее понятно, что я – Красная Шапочка, а не Дюймовочка какая-нибудь. А волки в Москве не водятся. Дедушка (это он добыл мне эту маленькую, но настоящую корзиночку) был на всякий случай солидарен с бабушкой и высказался в том смысле, что конфеты на Новый год – самое то. Шапочка, мол, тоже бы взяла конфеты. Папа предложил на случай встречи с волком взять бутерброды с колбасой. Бутерброды! – обрадовалась я. – это же почти пирожки. Сделали два с копченой колбасой, завернули в салфетку, положили в корзинку.

И вот, праздник. Лужники, каток, куча крошечных детей в костюмах снежинок, котиков, зайчиков, лисичек и прочей фауны средней полосы. Огромная живая елка посередине катка. Я в берете немного набекрень и с корзинкой (корзинка мешается, мама была права). Юбка вращается вместе со мной, все девочки завидуют, как красиво она кружится. Какой-то игровой динамический сценарий, детали которого я уже не помню. Но мы постоянно катаемся туда-сюда, никто не стоит на месте. То Снегурочку искать, то Деда Мороза звать, то хоровод водить. В общем, что я рассказываю, кто не был на детских утренниках.

В какой-то момент участников настигают происки недружественных сил, в числе которых – большой страшный волк. Волк выкатывается в центр катка, сообщает, что он голодный и сейчас кого-нибудь из маленьких пухленьких фигуристов съест. Вот, зайчика, например, ушастого. Все шарахаются (особенно зайцы) и под руководством Снегурочки с визгом катят прятаться за елку.

А я вспоминаю, что у меня же бутерброды. В корзинке. И я не зайчик и не пухленькая ни разу. И вообще воспитана в духе «сам погибай, товарища выручай». И когда мне еще повезет встретить волка? В общем, все нормальные дети удирают, а я выкатываюсь на середину и говорю: товарищ Волк, не надо есть зайчика, я вам лучше бутерброд сейчас с колбасой дам. И достаю ему из корзинки бутерброд. Волк застыл на мгновение, но надо отдать ему должное, сориентировался быстро. И ответил, что бутерброд маленький, а зайчик пухлый и он хочет зайчика. А если два бутерброда? – спросила я?

***

Второй раз, уже в 5 лет, я была Карлсоном. Это был (в отличие от Шапочки) абсолютно осознанный выбор, потому что упитанный мужчина в самом расцвете сил с 4 до 7 лет был моим любимым героем. Книжка про него была зачитана до дыр. Я хотела быть Карлсоном, Карлсоном и больше никем. Но Карлсон, это вам не Красная шапочка. Тут корзинкой не обойдешься. Костюм мы готовили долго и тшательно. У меня были клетчатые штаны на большой пуговице спереди, оранжевый свитер (два свитера на самом деле, чтобы выглядеть потолще, потому что подушка выпадала) и рыжий парик. А к спине (там, где перекрещивались толстые помочи от штанов) дедушка приделал настоящий пропеллер (кажется, от вентилятора), который еще и крутился (нет, с кнопкой на животе не срослось, обматывать ребенка проводами папа не захотел, но пальцем можно было вращать). Верная себе в точном следовании  литературным канонам, я было затребовала для полноты образа банку варенья, но тут семейство было единодушно (особенно вспоминая мой прошлогодний дебют с бутербродами) — никаких стеклянных банок! Пришлось смириться. 

 
Сегодня в СМИ