О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Метанарратив No Way Home

 


Трилогия Человека-паука с Томом Холландом – в сущности одна большая история становления: никакого ещё героя в MCU не запрягали так долго, разве что Максимову Ванду. Тем не менее, новый фильм завершает origin story Питера Паркера блистательно. На мой вкус, это самая гармоничная кинематографическая интерпретация паучьей мифологии. Гармоничность No Way Home кроется в амбивалентности картины. С одной стороны, она оправдывает все наши гиковские надежды, с другой – всегда находит чем удивить. Задаёт по-марвеловски легкомысленный подростковый настрой, но вдруг обнаруживает место для печали и необратимости. Наконец, полностью выстроенный на отсылках и упоминаниях, фильм умудряется быть потрясающе цельным и самоценным. Жан-Франсуа Лиотар в своё время категорически противопоставил постмодернизм и метанарратив, заявив, что первый испытывает скептицизм и недоверие по отношению ко второму. Spider-Man: No Way Home опровергает такое заявление Лиотара: оставаясь произведением постмодернистским, он мастерски плетёт, уж простите за плохой каламбур, паутину метанарратива, завершает стройный узор символов и метафор и превращается во взаимопроникающее надповествование о Человеке-Пауке.



Говоря о фильме далее, мы будем невоздержанно обмазываться спойлерами, поэтому, пожалуйста, посмотрите сперва картину либо вступайте под кат на свой страх и риск.
Очевидно, что супергероика сегодня (об этом мы говорили с вами не раз и не два) – это полноценная мифологическая система, и как всякая мифологическая система должна обладать собственным выработанным метанарративом. Однако до сих пор ещё никто в развлекательном кинематографе не замахнулся соединить все культурно-смысловые дискурсы двадцатилетней паучьей истории на большом экране. Да, у нас есть уже опыт – и тоже чертовски удачный – создания подобного символического кроссовера в виде мультфильма Into the Spider-Verse, без оглушительного успеха которого концепцию No Way Home вряд ли вообще удалось бы реализовать. И конечно же сама киновселенная Marvel все эти годы занималась построением именно такой системы знаков и метафор, «грандиозного повествования». Тем не менее, No Way Home осмеливается пойти ещё дальше: он бесцеремонно попирает не только границы внутреннего рассказа; он дерзко нарушает негласные табу мира денег и лицензий – совершает то, чего всегда так боялись продюсеры и чего так жаждали в сокровенных грёзах фанаты. Каждое новое экранное воплощение «Человека-Паука» имело как свои могучие решения, так и художественно беспомощные. И каждое из этих воплощений, стараясь избавиться от худшего, всякий раз рассказывало историю с чистого листа, при этом очевидным образом оставляя за бортом всё лучшее предыдущих инкарнаций. А как было бы здорово собрать всё лучшее вместе, нос к носу – мечты живого ребяческого воображения в стиле «кто победит», Гендальф или Дамблдор, Чак Норрис или Брюс Ли, Дарт Вейдер или Бэтмен. И как чудовищно косно воспринимали такие фантазии хозяева франшиз. Их можно понять: в самом деле, такая авантюра с точки зрения инвестиций довольно рискована. Но наконец-то прорвало, и вот мы с вами получаем в одном фильме и классических злодеев во главе с Гоблином Уиллема Дефо и Осьминогом Альфреда Молины, и всех трёх Пауков – Магуайра, Гарфилда и Холланда – в едином, безудержно духоподъёмном акробатическом бурлеске. И это я не говорю о таких маленьких радостях, как камео Чарли Кокса в виде Мэтта Мёрдока из чуть ли не лучшего марвеловского сериала на Netflix!



Безусловно, всё это запросто могло не сработать. Набить крутых актёров и любимых, но не связанных между собой персонажей огурцами в одну банку – отнюдь не означает снять хорошее кино. Но у Джона Уоттса (он, страшно подумать, мой ровесник) всё получилось. Причин тому масса. Одна из важнейших – тонкое и даже трепетное понимание тех мелочей и нюансов, тех самых «знаков и символов», из которых и выстраивается метанарративная система киношного Человека-Паука. Главный секрет здесь в том, что эти нюансы находятся не только по ту сторону экрана, но и на периферии, в эмоциональном взаимодействии со зрителем. Когда Норман Осборн произносит сокровенное: «You know, I'm something of a scientist myself» («Знаешь, я тоже своего рода учёный») – зал взрывается хохотом и аплодисментами. Зал, на секундочку, в Нижнем Новгороде, Российская Федерация! Вы понимаете, что это значит? Уотсс играет не просто с локальными историями паучьей мифологии, но уже и с тем сетевым фольклором, что успел за двадцать лет на мифологии нарасти. Во всём мире. И это не единственный пример деликатного, точечного ломания четвёртой стены. Паук Эндрю Гарфилда, обсуждая с собратьями, кто из них сражался с наиболее небывалым противником, как бы завуалированно признаёт, что его фильмы получились не самыми удачными. И помогает Пауку Тоби Магуайра потянуть больной позвоночник. Это не просто отсылки к старым фильмам – это диалог с поколением зрителей. Полунамёки, выходящие за рамки заявленной мультивселенной, направленные сюда, в информационно-эмоциональное пространство по эту сторону экрана. Именно так и возникает полноценный и устойчивый метанарратив.



А другая причина успеха, на мой взгляд, ни с какими метанарративами не связана. Она заключается в том, что No Way Home – просто очень хорошее кино. Оно здорово придумано и классно выстроено. Мне страшно понравилось, как органично вписался Стрендж Камбербэтча в завязку фильма: я опасался, что он станет очередной фигурой наставника для Питера (как Старк в первом фильме и Мистерио во втором), но не тут-то было, ура – он здесь фактически антагонист. Я безумно рад тому, как отдают должное Отто Октавиусу, который лично для меня всегда был скорее героем, за которого болеешь, чем злодеем (и вы прекрасно понимаете почему, правда ведь). И конечно в картине потрясающе точный градус сентиментальности. Слёз здесь ровно столько, сколько нужно (и весьма немало!), и сыграны они замечательно трогательно, без падения в фальшивые сопли или неуместный пафос. Вновь убеждаюсь в том, что отношения в реальной жизни очень помогают молодым актёрам демонстрировать убедительные чувства в фильмах о Пауке! Зендея, в первом фильме казавшаяся мне очень наигранной (ну в самом деле, такая себе из гламурной дивы девочка-задрот), теперь мила и спокойна; она настоящая и уверенная в своих чувствах. А ещё примечательна её поданная вскользь арка с Питером Эндрю Гарфилда, начиная с эпизода, где она кидает в него плюшками, и заканчивая очень сильной сценой закрытия паучьего гештальта с падением. Кстати, Гарфилд, которого я всегда считал лучшим киношным Пауком (несмотря на), здесь вновь блистает в полную силу. Блистает до того даже, что в этих ваших интернетах уж ширится петиция с требованием воскресить франшизу The Amazing Spider-Man с Эндрю в главной роли. Такого чуда, думаю, не произойдёт, но появление Гарфилда в грядущих опусах MCU видится мне вполне вероятным.



Хорошо, что No Way Home вышел под Рождество. Пожалуй, главное достоинство всех этих экспериментов с метанарративами, мультивселенными и сломом стен заключается в том, что они делают мир фантазий всё менее трансцендетным и всё более осязаемым. Когда мы в очередной раз будим в себе ребёнка мыслью «а вот было бы здорово!..», шанс того, что наша мысль сбудется, сегодня оказывается высок как никогда ранее. А в чём же ещё высшее призвание развлекательно-фэнтезийного искусства, если не в этом?


___________________
Ещё про Марвел-Шмарвел:
И всё же о Far From Home
Ну и всё-таки о Паучках Into the Spider-Verse
Avengers: Tearjerker
Infinity War: П. С. – П. С.
О разнице металитетов
Сермяжная правда Ваканды
Капитан Америка: Троянская война
Я ем грунт!
 
Сегодня в СМИ