О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Этно — культурные особенности однодворцев.

 


Этно - культурные особенности однодворцев.
В действительности однодворцы были не только военно - служилой корпорацией и позже одним из видов "состояний", но существенно отличались в этно - культурном плане от остального населения Руси - России.
Самым древним этно - культурным пластом однодворцев можно считать талагаев. Само слово "талагай" означает в воронежских говорах слово "грубиян", "невежа" или аналог слова "жлоб". И всё потому, что талагаи так и не интегрировались до конца в русское общество воронежского края, оставаясь замкнутой и отчасти враждебной этно - культурной единицей в общей массе населения. Талагаи коренное население Дона жившее по его правому берегу, ещё в до монгольский период. Их быт и культуру соотносят с бродниками, которых прочат в протоказаки.

«Талагаи» проживали в восточной половине Нижнедевицкого уезда, западных правобережных районах Коротоякского уезда, в нескольких селах Воронежского (Малышево, Петино, Гремячье, Костенки) и Землянского уездов. Для говора населения этих мест характерно «щекание» (произношение что как ще, ште). «Щекание» является отличительной чертой старых однодворческих говоров. Проведенное в 1953 году обследование сел Гремяченского района Воронежской области (бывший Воронежский уезд) показало, что «щекание» как архаическая черта говора сохраняется в тех селах, которые ранее были однодворческими и являлись самыми древними на этой территории.
"Шпишки треба щугунок щогреть". "Щёкане" талагаёв перекликается с щёканьем нижнедонских казаков, "Пощём казащёк лучка пущёк"?
Говоры северных однодворцев Ливен, Ельца, Тамбова относятся к северо - рязанским говорам и перекликаются с говорами хопёрских казаков. Так, даже в конце XX века потомки однодворцев из села Ольховец Елецкого района, вспоминая о своем селе середины века (1940 – 50-е гг.), рассказывали о том, что однодворцы и барские говорили по-разному: «Барские и говорят как-то не так – ни буду, ни хочу, ни знаю. А мы – анадворцы – ня буду, ня хочу, ня знаю».

В западной части бывшего Нижнедевицкого уезда Воронежской губернии проживали "ионки" но правильно было бы говорить "ёнки", поскольку они употребляли вместо слова "он" слово "ён", такое обращение можно часто слышать и сейчас. Причём даже в самом Воронеже некоторые достаточно молодые щеголяют своим отличием в говоре. Анализируя специфику говоров этих групп, Д.К. Зеленин указывал на небольшие диалектные различия между ними. В традиционной же культуре многие краеведы отмечали настолько значительную разницу, что, по их наблюдениям, «щекуны» и «ягуны» «...никогда не вступают в родственные связи друг с другом, не имеют дружественных отношений между собой». Кроме того, однодворцы имели существенные антропологические отличия от "цуканов" переселенцев из северных губерний имевших "цокающий говор". Так, Н.И.Второв в приложении к этнографическому альбому, сравнивая «цуканов» с однодворцами - «талагаями», писал, что «...цуканы» светлорусы, выше ростом, статные, расторопные. существует большое разнообразие в образе жизни, обычаях, особенно в одежде женщин и даже языке». К слову сказать, распространённая на Дону среди казаков, байка "за сук купленные", где говорится о том, что "барин поменял крестьян (цуканов) на сук и что они на самом деле "суканы", это творчество воронежских однодворцев, не имеющее связи с реальностью. Часто встречающееся воронежское "чоканье" это трансформированное "цоканье" пришлого, не коренного населения.
В отличие от коренных степняков талагаев, цуканы имеют связь с угро - финским миром. Некоторые элементы свадьбы, как считает Н.И. Лебедева, свидетельствовали о связях «цуканов» с финно-угорским миром и восточной частью Рязанской области. У цуканов была распространена весьма архаичная форма женского головного убора — кички — с рогами, торчащими кверху, которую можно встретить например у казаков - некрасовцев, а также у казачек северных округов Войска Донского.

Если говорить о национальном костюме однодворцев, то лучше всего рассматривать женский костюм, как наиболее консервативный и менее подверженный изменениям. Мужчины однодворцы уже в начале 19 века, предпочитали носить городские сюртуки или донашивать военные мундиры. Так женский костю талагаев ..Сдержанный, но выразительный колорит рубах оттеняет темно-синяя шерстяная понева в крупную клетку, подол которой украшен лентами, позументом, вышивкой, выполненной разноцветной шерстью геометрическим орнаментом. Обязательной принадлежностью костюма был высокий передник на шнурках - "завеска." Женский костюм подобного типа можно проследить в курской земле и что, интересно в черниговских землях. А всё это в древности земля савиров - севрюков, которые частично расселились и на нижнем Дону. Отсюда и сходство говоров.
В ряде уездов Воронежской губернии и курского края в качестве элемента женского костюма встречается и в качестве поясной одежды большей частью использовалась полосатая юбка по типу юбки “андарак” (встречавшаяся в Прибалтике и Белоруссии); нагрудная одежда — душегреи и жилетки; головной убор — так называемый “однодворческий кокошник.” Эта одежда связывает этих однодворцев с временами прибывания (территориально) в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой.
У щекунов Нижнедевицкого уезда прослеживаются реликты местной домонгольской одежды и обуви (черные шушпаны, нагрудники-пузатки, шерстяные черные оборы). У щекольщиков с. Роговатое также имеют место архаичные черты в женской одежде, а вышивки на рубахах аналогичны вышивкам на старинных рубахах с Черниговщины. Что, собственно говоря подтверждает савирско - севрюковское происхождение этих этно - групп.
В религиозном сознании всех однодворческих групп, имеются общие южно - русские черты, мистическо - магического свойства, вера в русалок, демонов, духов, а также вера в колдовство и магические обряды, что кстати хорошо описано Гоголем и что, можно перенести на коренное однодворческое население.
В плане этно - сознания, отличительными чертами характера однодворцев являлись верность традициям, чувство собственного достоинства, хозяйственность, широта культурного кругозора, патриотизм, что делало эту этно - социальную корпорацию основой южно - русского народа, её костяком.
Примером однодворческого русского патриотического сознания был род Скобелевых. Однодворцем был Иван Никитич Скобелев (дед знаменитого «белого генерала» Михаила Дмитриевича Скобелева). Иван Никитич, начав службу солдатом в четырнадцать лет, дослужился до звания генерала от инфантерии, участвовал в суворовских походах, войне со Швецией 1808 – 1809 гг, а уж о его потомке мы знаем достаточно много.
Однодворцы явились хранителями южнорусской культурной традиции, которая поглотила традиции пришлого населения, ассимилировала их и сохранилась в значительной степени и до нашего времени.

 
Сегодня в СМИ