О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Ислам и христианство в Андалусии: несостоявшийся союз

 


После распада Кордовского халифата в политической и религиозной жизни Испании царила полная неразбериха. 

Христиане-ренегаты массово переходили в ислам и одновременно боролись за независимость от арабских халифов и эмиров. Арабы и берберы ненавидели выскочек-ренегатов и вели с ними жестокую борьбу, но для этой цели объединялись с теми же христианами. Мусульмане и христиане постоянно увязали в внутренних династических войнах, опираясь на наемников и прибегая к помощи всех, кто оказывался под рукой, независимо от их религии и происхождения. 

Знаменитый Сид Кампеадор был не единственным, кто сражался вместе с мусульманами против христиан и наоборот. Испанцы, воевавшие на стороне мусульман, и арабы, состоявшие в союзе с христианами, были самым обычным делом. Часто казалось непонятным, кто есть кто, поскольку вера, костюмы и традиции Андалусии сочетались в самых причудливых вариациях. Если какой-нибудь испанский эмир восходил на завоеванный трон, то стоявшие с ним рядом люди в чалмах и арабских кафтанах вполне могли оказаться местными христианами или кастильцами, подражавшими в одежде мусульманам. 

Приверженцы двух вер то и дело заключали союзы друг с другом и боролись против общего врага – скорей политического, чем религиозного. Очень часто война шла не между христианами и мусульманами, а между разными союзами, объединявшими в себе королевства и эмираты по обе стороны границы. 

Положение становилось еще более запутанным, когда исламские правители прибегали к использованию наемных христианских войск. 

В армиях испанских эмиров появлялись целые корпуса наваррцев или каталонцев. Католические графы и короли за большие деньги ссужали эмиратам собственных солдат, которые помогали мусульманам завоевывать власть или уничтожать своих противников – в том числе и христиан. Король Кастилии Альфсон VI отдавал своих воинов «в аренду» севильскому эмиру Ибн Аммару, а правители Альмерии и Гранады охотно нанимали ифрандж – то есть франков, – которые в каждом конфликте воевали на стороне тех, кто платил больше. 

Христианские короли, в свою очередь, не брезговали помощью мусульман: на борьбу со своими сыновьями или феодалами они тратили не меньше времени, чем на войну с арабами. Что касается христиан-мосарабов, с виду ничем не отличавшихся от мусульман, но сохранивших христианскую веру, то они могли в любой момент перейти на ту или другую сторону, в зависимости от того, что сулило им большую выгоду. 

Несостоявшийся союз

В Андалусии приверженцы Христа и Мухаммеда жили бок о бок, постоянно пересекаясь в личной, общественной и политической жизни. На исламском юге мосарабы – христиане, усвоившие арабские обычаи, – свободно чувствовали себя в мусульманском обществе и имели полную экономическую самостоятельность. На христианском севере в том же положении находились мусульманские мудехары (от арабского мудаджан – «оставшиеся» или «одомашненные»). 

Христиане и мусульмане заключали совместные браки, перенимали чужие традиции и прекрасно знали жизнь, обычаи и быт друг друга. Можно только удивляться, что на Пиренеях не возникла новая синтетическая религия, объединявшая обе этих веры. 

Языкового барьера, несмотря на обилие разных языков, в Испании почти не существовало. В мусульманской Андалусии арабизированные христиане-алгарвиады хорошо знали арабский язык, а сами мавры говорили на аль-джамии – языковой смеси, в которую кроме арабского входили иберский и латынь. 

В христианской части полуострова в ходу был латинский диалект «романсе», понятный как ладинам (латинизированным маврам), так и морискам – мусульманам, принявшим христианство. Были в Испании и так называемые энасьядо – люди без родины, – которые не относили себя ни к какой традиции и свободно перемещались между христианскими и мусульманскими обществами, говоря на всех языках сразу. 

Но в тесном контакте двух обществ и религий христианство и ислам продолжали существовать абсолютно раздельно, как две несмешивающиеся реки в одном русле. Мусульмане в этом тандеме имели большое преимущество, поскольку были более культурны и образованы и поэтому более привлекательны для своих соседей. Христиане не только подражали им в одежде, перенимали их манеры, особенности поведения и домашние привычки, но и читали их книги, увлекались их искусством и постигали исламскую науку. 

Некоторые христианские епископы жаловались, что многие знатные испанцы не знают латыни и погружаются в изучение мусульманских трудов, находя их более интересными, чем Священное писание. 

Позже это имело далеко идущие последствия для европейской культуры. Именно через Испанию Запад усваивал восточную культуру и перенимал знания и достижения арабов, от любовной поэзии до физики и алгебры. Влияние Аверроэса и Маймонида (арабизированного еврея) обратило европейцев к античной философии, работы ар-Рази и Ибн Сины дали толчок их науке и медицине, а увлечение газелями и мувашшахами андалусцев привело к появлению провансальской лирики.

И все-таки, несмотря на близкое общение и глубокое знание друг друга, пути мусульман и христиан разошлись. Кроме религиозных и этнических причин, эта несовместимость имела и политические корни. Терпимая и миролюбивая политика была только разрозненными эпизодами в истории христианских и мусульманских государств: после периода «оттепели» всегда появлялись приверженцы строгой религии и чистой веры, для которых снисходительность к иноверцам была равносильна вероотступничеству.

 
Сегодня в СМИ