О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

о кипении, кипячении и бульонировании

 


Занятно, что слово «кипятильник» в русском языке есть, хотя и сильно потесненное англицизмом «бойлер», но при этом малый кипятильник всё равно зовётся бульоткой,  от bouillotte, которая есть родная сестра брата своего bouilleur – которые, впрочем, оба нынче нивелировались до bouilloire, сведя таким образом два полярных гендера к одному, и мужскому.
Да и по-русски – многие ли помнят, что такое бульотка? А между тем бульон известен всем и почему-то никогда не назывался тем, чем он является, т.е. «кипелкой», а называются кипелкой совсем другие вещи.

Наткнулась на шыкарный оборот «Une robe en soie bleue bouillоnée de tulle bleu»


(на картинке не тюль, не голубой и не бульонированный, но пусть будет хоть что-то эпошистое)

и поперхнулась кофе сразу спросила себя, как же это перевести? Ну да, можно тупо-поэтически, и при том сохранив корень глагола, поставить «голубое платье с кипенью голубого тюля», но тогда совершенно пропадает очарование страдательного залога как специального, узкоспециального термина. «Бульонированное» по-хорошему надо бы перевести на манер подобных же швейных страдательно-залоговых терминов, как «обвязанное», или «прошитое», или «мереженное», или «присборенное». Но нельзя. У нас больше не бульонируют платья.

(кипятить-то кипятят, это да. Но таки не тюлем, а только от вшей для дезинфекции).

(Это у меня читается подростковый роман писательницы Мадам де Витт урождённой Гизо, да, дочки того самого Франсуа Пьера Гийома Гизо , она так и писалась на титульном листе своих книг, «Мадам де Витт урождённая Гизо», чтоб знали, кто её папа. Мож, позже расшибусь на постинг, оно того стоит).
 
Сегодня в СМИ