О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Да будет, рыцарь, везде и всюду, с тобой кинжал!

 


С утра к краю деревни вышел из леса олень. Бредёт себе вдоль покосившихся заборов и мычит, как корова.
Делать нечего, подошёл к дальней оградке, чтобы шугануть пришельца. Ба! Да олень-то оказался под седлом и с болтающимися стременами! Ну, чей-то, стало быть. Зачем его гонять?


А мне в соседнюю Дятловку смотаться ещё нужно. К нам автолавка заезжает только по вторникам и субботам. Нынче же - четверг. Но сигарет позарез надо.

Подъезжаю к тамошнему магазинчику, где продавщица Ася иногда толкает водку из-под полы. В заднее зеркало опять вижу того оленя. А верхом на нём, судя по осанке, тётка.

- Что за чудеса у вас тут происходят? - спрашиваю Асю, принимая у неё две пачки сигарет.
- А что происходит? - смешливо удивляется Ася, привыкшая к тому, что я вечно её прикалываю.  - А чего не спросишь: Ася, у тебя позавчерашний хлеб есть? Или про коньяк - как его? - "Самус"?

В это время у входной двери вздрагивает колокольчик и в магазин заходит та самая... Которая была на олене.
Я отхожу со своими сигаретами к пивному холодильнику, чувствуя, что... та, которая на олене, меня рассматривает. И - разворачиваюсь к ней, когда она в свою очередь разворачивается к Асе.

На женщине - вполне себе походное одеяние, высокие сапоги и что-то вроде картуза на голове. Вот она снимает картуз - и на плечи буквально обрушиваются закрученные пряди волос. Ну, прямо целый сугроб! Благо, она еще и натуральная блондинка!

Я вновь утыкаюсь носом в холодильник, как бы изучая через стекло его содержимое. А блондинка, что-то прикупив, уходит.
- Кто это? - спрашиваю Асю.
Та, естественно, лишь пожимает плечами.

Выхожу тоже. Ясен пень, блондинка припарковала оленя прямо у моей машины, да ещё два пакета соли выложила прямо на капот.
- Вы мне поможете?
И вот тут я разглядел её окончательно.
Что сказать? Мне, между нами говоря, нечего сказать.

Я смог только себя молча спросить: "Каким чёртом столь нежная красота может быть связана с грубым и вонючим оленем?" Хотя ненавижу себя, когда в голову приходят те или иные оценки женской красоты. Ты, ведь, её не столько видишь, сколько чувствуешь. И - надо бежать, когда это чувствуешь. Бежать без оглядки. Ибо пекло уже разверзается под ногами, стремится цапнуть горячей волной, сбивает в снег, и - сковывает победоносно, как в кошмарных снах, когда вроде орешь от леденящего ужаса, но не получается исторгнуть даже шёпота.

Я, конечно, помог блондинке.
Вскрыл пакеты с солью, стал ссыпАть соль в протянутую ладошку.
Олень слизывал ладошку за раз. А я подсыпал.
Блондинка улыбалась. А я вновь подсыпал.

Потом мы разъехались - в разные стороны. Тем паче, что от магазинчика дорога раздваивалась. Одна вела в мою деревню. Другая - в лес, хотя и трудно угадывалась из-за выпавшего снега.

Но я все же тормознул на развилке, провожая взглядом блондинку на олене, удаляющуюся в ранних декабрьских сумерках в чащу угрюмых ельников.

Ну вот и слава богу!
 
Сегодня в СМИ