О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

65. Нешуточные страсти вокруг статьи о негативных последствиях для детей из гомосексуальных семей

 


Мнение, что гомосексуальность родителей негативно сказывается на детях, живущих в таких семьях, глубоко укорено в сознании очень многих людей по всему миру. Однако в чём проявляется такое негативное воздействие? Хотя поискам ответа на этот вопрос посвящены многочисленные исследования, их результаты довольно противоречивы. Согласно одним, у таких детей в сравнении с их сверстниками из обычных семей понижена успеваемость и хуже показатели психического и физического здоровья. Другие же исследования подобных отличий не выявили, а в некоторых показатели у детей гомосексуальных родителей были даже несколько лучше. Важно отметить, что почти во всех случаях изучали не случайную выборку детей из гомосексуальных семей, а так называемый “convenience sample” («удобная выборка»), то есть тех, кто был доступен, кого удалось рекрутировать для участия в исследовании. Однако результаты, получаемые при изучении “convenience sample”, нужно рассматривать лишь как предварительные. В большинстве исследований имелся ещё один недостаток - маленький размер выборки. Из-за этого некоторые выявленные риски не достигали уровня статистической значимости. С другой стороны нельзя было исключить и обратного - риски, размер эффекта которых невелик, могли быть не выявлены в маленькой выборке. Именно поэтому в 2005 году американская ассоциация психологов, на основании анализа данных 49 исследований, констатировала, что убедительные доказательства негативного воздействия отсутствуют, но изучение данного вопроса следует продолжить, в том числе с применением иных методическимх подходов.

К тому времени, когда делалось данное заключение, вектор отношения к самой проблеме сильно изменился. Если исследователи 80-90х годов прошлого века исходили из того, что негативное воздействие, несомненно, имеется и его надо лишь чётко охарактеризовать, то в нынешнем веке доминирующей стала обратная установка, направленная на доказательство отсутствия такого воздействия. Во многом это было следствием политизации любых тем, касающихся ЛГБТ. На этом фоне «громом среди ясного неба» стало исследование американского социолога Mark Regnerus “How different are the adult children of parents who have same-sex relationships? Findings from the New Family Structures Study” (Насколько отличны взрослые дети родителей, имевших однополые отношения? Результаты Исследования Новых Семейных Структур”). Эта статья была опубликована в 2012 году в авторитетном научном журнале Social Science Research. Доступ к ней через редакцию журнала платный, но на сайте http://criticalthought.class.uic.edu/Web%20site/Readings/Regnerus,%20Gay%20parenting,%20SocSciRes,%202012.pdf она в открытом допуске, правда там есть пометки (некоторые фрагменты текста выделены жёлтым цветом).

Данное исследование вызвало необычайно большой общественный интерес. О нём писали ведущие СМИ мира, на его результаты ссылались политические деятели, в том числе и российские, их приводили в качестве аргументов в Верховном Суде США. В самом же научном сообществе по этому поводу разразился грандиозный скандал. Так что же такого было в этой статье, что вызвало такую реакцию? Попробуем разобраться, но предупреждаю, что это потребует некоторых усилий. 

Особенностью рассматриваемого исследования было то, что оно касалось не детей, а взрослых людей в возрасте от 18 до 39 лет, некоторые из которых имели гомосексуальных родителей. Для формирования выборки была привлечена коммерческая компания Knowledge Networks, предоставляющая услуги опроса населения в академических целях. Данная компания имеет сформированную панель жителей США, которая, как заявлено, довольно близко соответствует популяции этой страны. При проведении анкетирования по какой-то конкретной теме, компания использует часть людей из этой панели. Анкетирование проводится в электронном формате или по телефону. Вопросы анкеты предоставляются теми, кто заказывает опрос, в данном случае это был Mark Regnerus. Он охарактеризовал полученную таким образом выборку, как «популяционную» и считал её лишённой недостатков, свойственных “convenience sample”.

Выборка, вошедшая в исследование и получившая название NFSS (New Family Structures Study), включала 2988 человек. В зависимости от типа семьи, в которой росли опрошенные, автор распределил их на 8 групп. Ниже даны названия этих групп и количество человек в каждой из них:
1) IBF -  Intact Biological Family (мать и отец, неразведённые), N= 919
2) LM -  Lesbian Mother (мать лесбиянка), N= 163
3) GF - Gay Father (отец гей), N=73
4) Adopted (приёмные родители), N= 101
5) Divorced (родители развелись), N= 116
6) Stepfamily (один из родителей неродной), N = 394
7) Single parent (только один родитель), N = 816
8) All others (иные варианты), N = 406  

В каждой группе определялись средние значения для 40 изучаемых параметров, которые были представлены в трёх таблицах (показаны ниже). В таблицу 1 входили параметры только с двумя возможными вариантами ответа. К примеру «Являешься ли в настоящее время безработным?» Ответ либо «да», либо «нет». Таблица 2 касалась параметров, определяемых непрерывными величинами, то есть, задана определённая шкала, внутри которой опрашиваемый решал какое значение ему соответствует. К примеру, по вопросам об уровне образованности, здоровью, осознанию себя счастливым использовалась непрерывная шкала от 1 до 5. В таблице 3 были представлены параметры, оцениваемые количеством событий, например, число арестов. 

Таблица 1
Таблица 1
Таблица 2
Таблица 2
Таблица 3
Таблица 3

Сравнение групп по каждому из параметров проводилось в трёх вариантах. В первом случае сравнение шло с группой IBF (семья с отцом и матерью) и отличия, оказавшиеся статистически значимыми (р≤0.05), обозначены в таблицах жирным шрифтом. Во втором случае сравнение было опять-таки с той же IBF, но здесь с помощью логической регрессии осуществляли поправки по полу, возрасту, расе и другим параметрам. Статистически значимый результат обозначен в этом случае как * (звёздочка). В третьем случае сравнение шло с группой LM (матери лесбиянки) и статистически значимый результат обозначен как ^ (каретка). 

Из данных таблиц следует, что дети гомосексуальных родителей (группы LM и GF) в сравнении со сверстниками из обычных семей (группа IBF) хуже успевали в учёбе; они чаще курили и использовали марихуану, чаще становились жертвами сексуального насилия со стороны взрослых, их чаще арестовывали и др. Войдя во взрослую жизнь, они оказались менее приспособленными (более высокая частота безработных, зависимость от социальных пособий, более частые депрессии и др.). Именно на основании этих данных Mark Regnerus и сделал вывод, что гомосексуальность родителей приводит к негативным последствиям для их детей.

Публикация данной статьи вызвала шквал возмущения, особенно со стороны ЛГБТ. Оставим пока в стороне чрезмерно эмоциональную реакцию последних и посмотрим на критические замечания, высказанные профессионалами. И вот здесь выяснилось, что методическая часть работы, мягко говоря, дефектна. Социологи вдребезги разнесли утверждение, что выборка соответствует популяции. По их мнению, то, как коммерческая компания Knowledge Networks отбирает людей для опроса, никак не позволяет назвать выборку случайной, то есть она фактически тот же самый “convenience sample”. Но самая большая критика касалась того, как формировались группы, имевшие гомосексуальных родителей (LM и GF). Вопрос анкеты не спрашивал прямо, была ли мать лесбиянкой или отец геем. Он был сформулирован по-другому: Did either of your parents ever have a romantic relationship with someone of the same sex? (Были ли у кого-либо из ваших родителей когда-либо романтические отношения с кем-то того же пола?). Но данные опросов в США свидетельствуют, что многие люди в какие-то моменты своей жизни имели однополые сексуальные контакты, но отнюдь не считают себя гомосексуалами (об этом в посте  https://eis-gen.livejournal.com/17323.html ). Другие претензии касались гомогенности группы LM (мать лесбиянка). Так, многих, включённых в эту группу, можно было также отнести к группе Single parent или к группе Divorced. Фактически, только двое из группы LM были из стабильных гомосексуальных семей. В эту же группу были отнесены и 12 опрошенных, которые отметили гомосексуальность обоих родителей. Автор объяснил, что это было сделано с целью увеличения размера группы LM (иначе статистический анализ вряд ли был информативен). Но тогда вполне можно предположить, что причиной худших показателей в группе LM в сравнении со стабильными гетеросексуальными семьями, является не гомосексуальность родителей, а какой-то иной фактор, например стресс от развода родителей. Не буду касаться других «изъянов» исследования, но отмечу тот факт, что Mark Regnerus пошёл навстречу своим критикам и предоставил им первичные данные NFSS. Несколько учёных независимо друг от друга провели собственный анализ этих данных и никаких негативных последствий для детей гомосексуальных родителей не выявили. Эти результаты были также опубликованы в научных журналах, в том числе и Social Science Research. Для меня остаётся загадкой, почему социологи игнорируют поправку Бонферрони, которая требуется при проведении множественных сравнений. Никто из критиков о ней даже не упоминал, а ведь с данной поправкой исчезла бы статистическая значимость большинства результатов. Как бы там ни было, для меня очевидно, что результаты работы Mark Regnerus нельзя считать достоверными. 

Это то, что касается чисто научной стороны вопроса. Но была ещё одна, которая этически, по крайней мере, для меня кажется не совсем приглядной. Так в редакцию журнала Social Science Research в связи с публикацией в нём статьи Mark Regnerus было направлено письмо за подписью большого числа (цифры варьируют от 150 до 200) социологов и психологов. Его «зачинщиком» был профессор права из Университета в Лос-Анжелесе, занимающийся вопросами демографии ЛГБТ сообщества и сам открытый гей. Редакцию обвиняли в том, что статья Mark Regnerus была опубликована слишком быстро (хотя понятно, что скорость публикации определяется тем, как быстро рецензенты дают своё заключение). Указывалось на то, что деньги на исследование (действительно очень большие) были получены автором от довольно консервативных институтов (но тогда надо осуждать и гранты «либерального происхождения»). Один социолог даже потребовал от редактора журнала Social Science подать в отставку за сам факт публикации статьи Mark Regnerus. Активность проявили и многие обычные ЛГБТ активисты, выразившие своё возмущение в многочисленных публикациях в СМИ. Один блогер-гей даже потребовал от университета уволить Mark Regnerus за нарушение этики и научную фальсификацию, так что комитет по этике университета был вынужден провести расследование. В итоге обвинения не подтвердились и Mark Regnerus по сей день остаётся профессором этого университета. 

Вообще такой ажиотаж вокруг научной статьи выглядит довольно странно. Можно привести массу примеров, когда опубликованные результаты оказались недостоверными и последующие исследования их опровергли. Но всё дело в том, что в данном случае речь шла вовсе не о науке. Шумиха вокруг статьи была вызвана тем, что именно в это время в США шла борьба за то, чтобы гомосексуальные браки были признаны на всей территории страны и чтобы они были уравнены с браком между мужчиной и женщиной (marriage equality – равенство браков). В научном сообществе по этому поводу произошёл раскол, оно разделилось на тех, кто за равенство браков (среди них подписанты письма в редакцию) и тех, кто против (Mark Regnerus и поддержавшие его исследователи). 

В заключение поста приходится констатировать, что вопрос о влиянии гомосексуальности родителей на их детей так и остался без ответа. Поэтому в следующем посте я продолжу эту тему и приведу результаты других исследований. На мой взгляд, методически  они выполнены более корректно, хотя изначальная предвзятость их авторов налицо. 

EIS-gen

 
Сегодня в СМИ