О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Пир во время QR

 


Прошедшие три дня благодаря «заботам партии и правительства» выдались у меня культурно насыщенными . Дело в том, что у меня медотвод от прививки, а значит, по нынешним правилам посещать культурные учреждения я могу только с предъявлением ПЦР. Сделать же ПЦР стоит почти две тысячи, деньги ощутимые, а действует он всего три дня. Так что приходится сперва делать ПЦР, а потом использовать его на всю катушку. На этой неделе я в первый раз получил его и, соответственно, дважды сходил в кино, и один раз – на лекцию Вячеслава Мосунова.

Мосунов – это бренд, широко известный в узких кругах любителей военной истории. Его лекция в этот раз была посвящена вопросам снабжения Ленинграда в блокаду. Среди прочего я там почерпнул множество интересных фактов. Так, я впервые услышал о линии электропередач, которая была зимой 1942-43 года проложена на опорах, установленных на льду Ладожского озера. Еще более впечатлил тот факт, что при строительстве трубопровода по дну Ладоги не было никакой уверенности, что он заработает, так как трубы были взяты те, какие были, и параметры их были неизвестны. К счастью, трубопровод заработал.
Однако, пожалуй самым интересным моментом в его лекции для меня стал ответ на мой вопрос: как он оценивает руководство Ленинграда. Из ответа выяснилось, что в 41-м году и Жданов и Кузнецов жили в мире собственных иллюзий, который с реальностью практически не пересекался, будучи уверены, что все проблемы не объективны, а являются виной нерадивых подчиненных. На мой взгляд, это очень характерное порождение плановой экономики. При ней подчиненные всячески преуменьшали свои реальные возможности, чтобы легче выполнить план, а начальство, понимая ситуацию, напротив их возможности завышало. В итоге стороны приходили к некоему компромиссу. Однако неизбежным результатом этой ситуации становился тот факт, что у начальства адекватной информации просто не было, и оно привыкало ставить невыполнимые планы. Иногда это приводило всего лишь к растрате средств на нереализуемые проекты, а иногда – и к катастрофе, вроде голода 30-х (судя по всему, начальство там тоже искренне верило, что зерно у крестьян есть, только они его прячут).

В кино же я первым посмотрел, разумеется, «Французский вестник» Уэса Андерсона. Фильм красиво снятый (чуть ли не каждый кадр можно печатать и вешать в рамочку), веселый, со множеством милых изюминок (чего стоит один только проход официанта с подносом в начале фильма), так что посмотрел я с удовольствием. Не скажу, что это лучший фильм Андерсона (на первом месте у меня однозначно стоит его «Королевство полной луны»), но посмотреть его стоит (p.s. у Леа Сейду потрясающая фигура).

Вторым фильмом, который я посмотрел, стала «Последняя дуэль» Ридли Скотта. Собственно говоря, именно она побудила меня написать этот пост. Мы с уважаемой Catherine_cаtty не сошлись во мнении по поводу одного места из Блаженного Августина этого фильма, но ей показались интересны мои аргументы и она посоветовала мне выложить эти мысли в посте.
Пару слов для тех, кто не смотрел фильм: сюжет построен вокруг последнего во Франции божьего суда поединком, в котором сошлись рыцари Жан де Карруж и Жак ле Гри. Карруж обвинял ле Гри в изнасиловании своей жены Маргариты. Что там было на самом деле между Маргаритой и ле Гри – бог его знает (все-таки для нас результат суда божьего доказательством не является, а Карруж явно имел боевой опыт больший, чем ле Гри), но поговорим о фильме.
Фильм – своеобразная вариация «Расемона» Куросавы, он также состоит из трех версий – Карружа, ле Гри и Маргариты (фильм, собственно, и разбит на три части, каждая из которых так и называется: «Истина глазами такого то»).
На мой взгляд, главный недостаток фильма в том, что если у Куросавы все три версии равноправны, создатели фильма осознанно подчеркнули, что они считают истиной именно версию Маргариты де Карруж (мало того, что они поставили ее версию последней, но еще и подчеркнули ее титрами – после титра «Истина глазами Маргариты де Карруж» появляется следующий титр: «Истина») . Это, конечно, полностью соответствует современной повестке, когда, как известно, истина находится исключительно на стороне женщин и меньшинств , а белые цисгендерные мужские свиньи должны молчать в тряпочку, однако по здравому размышлению и версия Маргариты вызывает определенные вопросы.
Если счесть версию Маргариты единственным фактом, то получится и в самом деле, что "Все пид…сы и только я - д`Артаньян в белом пальто"? Однако стоит ли так делать? Так ли плохи все остальные, как кажется Маргарите?
Для начала надо осознать, что брак Маргариты и де Карружа – явный мезальянс. Карруж – сын всего лишь шатлена, то есть у его семейства даже собственного замка нет, его отец является только комендантом замка, принадлежащего герцогу Алансонскому. Маргарита же – дочь графа де Тибувиля, и если бы граф из-за своего предательства не попал в весьма трудные обстоятельства, жениться на Маргарите Карружу бы просто не светило. Поэтому неудивительно, что куртуазно воспитанная и владеющая несколькими языками Маргарита воспринимает неграмотного Карружа неотесанным быдлом, однако очевидно, что альтернативой Карружу для Маргариты был только монастырь, на равный брак ей рассчитывать не приходилось.
Да, Карруж не блещет умом, груб и неумел в постели (ну а что делать, учиться в те времена ему было негде, порнхаб еще не изобрели), но он смел, честен, а главное, при всей своей неотесанности, явно Маргариту любит, а не только польстился на богатое приданное (что, кстати, демонстрирует сцена на свадьбе). Он старается всячески идти ей навстречу, Бессмысленную тяжбу за замок, которая окончательно испортила его отношения с сюзереном, он начинает именно из-за жены, которая жалуется на то, как ей хорошо в этом замке жилось.
Еще интереснее один эпизод, который на первый взгляд кажется отражением скотской натуры Карружа, но на деле его действие имеет совершенно противоположный смысл. После того, как Маргарита призналась в том, что ее изнасиловали, Карруж сам грубо совокупляется с ней. Ай-ай-ай, скажет большинство современных зрителей, и сильно ошибется. Фактически Карруж тем самым заранее признает ребенка, который возможно родится в результате изнасилования (и таки родился), своим собственным. А то что он при этом груб, ну так такие времена и такое воспитание, он по другому просто не умеет.
Не является такой уж сволочью и ле Гри, хоть Маргарита изначально была уверена, что ему нельзя доверять (а почему, кстати?). Напротив, он показывает себя достаточно верным другом Карружа, всячески выгораживая его перед сюзереном (при том, что косяки Карружа вполне реальны и весомы: что проигрыш битвы из-за его самоуправства, что тяжба за замок, на который у него никаких юридических прав нет), старается наладить с ним отношения, а в ответ получает только хамство и истерики. Более того, хотя в начале фильма Карруж спасает ле Гри жизнь, он сам даже не заметил, что перед этим именно ле Гри спас жизнь ему., а тот даже не говорит ему об этом.
С изнасилованием Маргариты он вел себя по современным меркам действительно как козел. Однако не надо мерять человека XIV века мерками века XXI. В то время еще даже не догадывались, что “Нет всегда значит нет», и более того, сам режиссер показывает сцену, в которой женщина говорит ле Гри «Нет», но и она, и все остальные прекрасно понимают, что это «Нет» значит именно «Да». Опять же, у ле Гри репутация сердцееда, дамы укладываются штабелями, стоит ему только пальцем поманить, а у Маргариты муж ей явно не ровня, почему бы и ей не захотеть развлечься на стороне. Так что в этой ситуации ле Гри проявил себя, конечно, чудаком на букву «М», но не сволочью.
Точно так же, многое можно сказать и в защиту остальных персонажей: герцога Алансонского, свекрови Маргариты, ее подруги, судей. Да, с точки зрения нынешней они не правы, однако они жили в XIV-м веке, а не в XXI.
Поэтому мне категорически не нравится ситуация, когда истину Маргариты провозглашают единственной истиной с большой буквы И. Да, так было. Хорошо ли, что так было? Нет - плохо. Могло ли быть по другому? Нет – не могло. Делает ли то плохое, что было тогда, несуществующим то хорошее, что было тогда же? Нет, не делает, сколько бы современные идеологи на Западе не пытались доказать обратное (в конце концов, кто знает, в каких грехах их самих обвинят через пару сотен, а то и десятков лет). Сам же фильм посмотреть стоит, талантливый художник может заблуждаться, но в своем произведении, если он настоящий художник, выразит не столько свои заблуждения, сколько истину (зачастую даже против своей воли).
 
Сегодня в СМИ