О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

15 лет жизни в Германии

 


Сегодня 22 ноября 2021 года исполняется ровно 15 лет с того памятного дня, когда мы с семьей ступили на немецкую землю, чтобы начать новую жизнь в новой стране. Пять лет назад к десятилетнему юбилею я написал последний юбилейный пост, поставив точку в этой традиции и зарекшись писать в последующие годы посты, приуроченные к этой дате. Но круглая дата и голод по написанию вдумчивых текстовых постов, сподвигли меня переправить поставленную точку в этой тематике на запятую и разразится к 15 летнему юбилею еще одним постом с мыслями об эмиграции и пройденном пути.

К тому же прямо сейчас я читаю две книги, написанные русскоязычными эмигрантами поневоле, представляющими две самые массовые волны миграции из России/CCCР - "Ночные дороги" Гайто Газданова и вышедшую в этом году книгу моего друга Коли Накропина "Иммигрантский дневник". Обе книги посвящены описанию непростого эмигрантского пути, проделанном их авторами в условиях вынужденной эмиграции - побега из родной страны без возможности вернуться на родину и без надежды увидеть когда-либо места своего детства и юности. Если бы мой эмигрантский путь был бы хотя бы на треть таким интересным, как у вышеперечисленных авторов, я бы непременно внес бы и свой вклад в эмигрантскую литературу, написав книгу с описанием своей жизни в эмиграции, но моя дорога была полной противоположностью тому непростому пути, который до меня проходили миллионы бывших соотечественников, покинувших свои родные края поневоле, либо в поисках лучшей жизни. Мой эмигрантский путь представляет собой скорей путешествие очарованного мальчишки по волшебной стране, в котором было гораздо больше оптимизма, моментов радости, восхищения и восторга, чем каких-либо действительно серьезных сложностей, жизненных дилемм и неудач, и это оптимистично-восторженное настроение прослеживается во всех моих постах на эмигрантскую тематику, написанных за десять лет ведения блога .

Спустя пятнадцать лет жизни в одной из самых развитых стран мира моя восторженность касательно плюсов жизни в Германии пошла на убыль, но лишь потому, что все эти преимущества воспринимаются мною уже давно как норма, а Германия по-настоящему стала моим домом, в котором я больше не чувствую себя приезжим. Так сложилось, что именно тут я взрослел, приобретал жизненный опыт, учился, работал, влюблялся и находил друзей, познавал мир и себя и со временем построил свой уютный и яркий мир, в одном из лучших городов страны, в котором я чувствую себя счастливым.

С позиции прожитого я иногда задумываюсь над вопросом, а как сложилась бы моя жизнь, если бы я не имел возможности уехать тогда 15 лет назад вместе с семьей в Германию? Раздумывая над этим вопросом я склоняюсь к мысли, что я все равно бы уехал со временем жить за границу, лишь потому, что жизнь в эмиграции - это бесценный и глубокий опыт познания мира и себя в нем, который ты никогда не получишь, не покинув пределов родной страны. Это возможность узнать людей, обладающих другим менталитетом и мышлением, сформировавшихся в других условиях и обстоятельствах, чем ты, это возможность попробовать себя и свои силы в чуждой и незнакомой среде и, конечно же, это возможность выучить один или два иностранных языка, что все вместе очень сильно расширяет кругозор и широту восприятия человеком мира. И если для обычного обывателя эмигрантский опыт нередко не приносит ничего полезного или хорошего, а чаще всего понижает его социальный статус и степень довольства жизнью, что я многократно наблюдал в среде постсоветских мигрантов в Германии, то для человека думающего и живущего жаждой познания, эмиграция - один из самых простых и эффективных способов расширить свои представления о мире в разы. Для этого совсем не обязательно уезжать навсегда, достаточно поехать хотя бы на пару лет пожить и поработать в другой стране, которая кардинально отличается от твоей родной.

Этой жаждой познания я и был окрылен, когда 15 лет назад вышел из автобуса в Карлсруэ возле пункта распределения мигрантов и сразу словил это сладкое ощущение пришельца из другого мира, оказавшегося в другой вселенной, которое не покидало меня первые годы жизни в новой стране. Человеку сегодняшнего дня уже не испытать подобных чувств по причине глобализации информационной сферы, но тогда в 2006 году еще не было соцсетей и ютуба, а у нас дома в Украине не было интернета, чтобы информационно подготовиться к переезду, так что в Германию мы приехали практически ничего не зная ни о стране (опыт жизни в гарнизонном городке в ГДР не в счет), ни о городе, в котором будем жить. И это ощущение затерянности посреди чужой, более развитой и совершенной цивилизации и абсолютная новизна мира вокруг были опьяняюще сладкими наши первые годы жизни в Германии.

Помимо жажды познания мною двигали и другие мотивы эмигрировать.

Будучи 22 летним юнцом, лишенным какого-либо практического жизненного опыта и понимания того, где и как можно реализовать свой умственный и культурный потенциал в родной стране, при этом постоянно сталкиваясь с ненормальностью происходящего вокруг, я покидал родные края, исполненный презрения к тому обществу, в котором я рос и формировался в 1990-е и нулевые. В последние годы до отъезда я жил во внутренней эмиграции, окружив себя друзьями и приятелями, увлеченными общим хобби и объединенными атмосферой братства, в которой можно было забыться и не задаваться общественно-политическими вопросами, ответы на которые ввергали меня в тоску и наполняли ощущением безысходности, лучиком надежды в котором было лишь ожидание того момента, когда придет заветное приглашение из Германии. И когда оно пришло, я отправился в новую жизнь без какого-либо сожаления, ностальгии и прочих обременяющих чувств по отношению как к прошлой жизни так и к родной стране, к которой никогда не испытывал привязанности. Если бы у меня в тот период жизни не было возможности уехать в Германию я, не долго думая, подал бы заявление на эмиграцию в Израиль, ведь такая возможность у меня благодаря еврейской бабушке также была.

Конечно, сейчас не 2006 год и Украина уже давно не та мрачная постсоветская страна, какой она была в 2006-м. Общемировое развитие, распространение быстрого интернета, лоукостеры во все страны Европы и безвиз внесли огромный вклад в движение моей родины в сторону цивилизации, но принципиально общество и государство за 15 лет не сильно изменились. Хотя возможности реализовать себя и обеспечить себе достойную работу и достойный заработок в Украине сегодня намного шире, чем это было во времена моей юности. Тем не менее поток людей, особенно молодых людей, которые массово едут работать и учиться за границу не стал меньше. Да и половина моих друзей по доэмигрантскому периоду жизни уже давно кто в Китае, кто в Германии, кто в Польше, кто в Эстонии, кто в Израиле.

Так что само понятие "эмиграция" мне кажется устаревшим понятием из прошлого века, а волну эмигрантов нулевых годов, к которой я отношу и себя, я считаю последней волной такого явления как "эмиграция" в принципе. Ведь сегодня мир стал глобальным, связанным быстрым интернетом и дешевыми авиарейсами, соцсетями и мессенджерами с ежесекундной возможностью позвонить по видеосвязи родным и близким, где бы они не находились. А с распространением, благодаря пандемии коронавируса, удаленной работы, переезд временно или постоянно в любую страну мира сегодня стал таким же естественным, как поездка в отпуск.

В русском языке слово "эмиграция" несет в себе определенную печаль, обусловленную исторически. Ведь так сложилось, что на протяжении всего ХХ века эмигранты из СССР чаще всего вынужденно покидали родные края, зная, что больше никогда не увидят ни родной страны, ни любимых людей. Эмиграция того периода всегда была связана с разрывом навсегда с родной действительностью и средой, с друзьями и близкими, что очень часто влекло человеческие трагедии, либо обрекало уехавших на пожизненную тоску, что очень ярко отражено в эмигрантской литературе того периода. Эмиграция 1990-х и нулевых была обусловлена экономическими факторами и уже не несла в себе прошлого трагизма, хотя люди также теряли связи с родными и близкими по причине дороговизны авиабилетов и отсутствия возможности поддерживать постоянный контакт с оставшимися на родине близкими людьми. Трагизм тут тоже присутствовал, но был связан прежде всего с невозможностью для большей части постсоветских мигрантов встроится в новую жизнь в Европе и найти себя тут, что часто вело к тому, что люди маргинализировались и скатывались на обочину общества. Я также застал финальную часть этого периода эмиграции и видел своими глазами, как бывшие соотечественники из постсоветских стран, кто приезжал в Германию исключительно из экономических побуждений или говоря простым языком "за колбасой", наевшись той самой колбасы не могли найти себя в этом мире и кто медленно, а кто быстро шли на дно, потеряв смысл существования, но не в силах признать свое поражение и вернуться назад в страну исхода.

В мои первые годы жизни в Германии смартфонов и соцсетей еще не существовало, видеосвязь еще не была распространена, как и быстрый интернет, да и первые два года я прожил в Германии в общежитиях без доступа к интернету, который у меня появился дома лишь в конце 2008 года, когда и я смог наслаждаться видеосвязью с моими украинскими друзьями. А до того периода связь с друзьями и близкими осуществлялась звонками из телефонных будок распространенных в то время Call-Shop'ов и рассылкой электронных писем, которые писались дома на компьютере и затем отсылались из интернет-клубов. Так что в те первые годы жизни в Германии я ощущал себя эмигрантом в классическом значении этого слова, оторванным от всего того круга друзей и близких, который остался в Украине и к которому я был привязан. Но интенсивность и яркость новой жизни не оставляла ни времени, ни места для того, чтобы предаваться печали или допускать хотя бы толику грусти за прошлой жизнью.

Такими интенсивными, насыщенными и предельно разнообразными получились все эти 15 лет жизни в Германии, так что у меня никогда не возникало и мысли о том, чтобы о чем-то пожалеть из прошлого или о чем-то взгрустнуть. За эти годы я пожил в одиннадцати городах Германии, постоянно переезжая с места на места в поисках работы, учебы, курсов, практики, я знакомился с десятками интересных людей, менял хобби, окунался в историю мест и людей, искал себя и свой путь, кружась в том безумном водовороте людей, событий и городов, который составлял и продолжает составлять мою жизнь сегодня. И я знаю точно, что вряд ли моя жизнь сложилась бы настолько интересно, разнообразно и ярко, не покинь я пределы родной страны.

А сейчас в 2020-х годах, когда мир стал глобальным, ограничивать свой жизненный опыт пределами одной страны мне кажется совершенно преступным для тех категорий людей, кем движет жажда познания мира. Никакой туристический опыт не даст той глубины знаний и впечатлений, какую дает эмигрантский опыт, пусть сегодня это словосочетание и кажется устаревшим.

 
Сегодня в СМИ