О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Якутск. Часть 4: Залог и проспект Ленина

 




Из первой части о Якутске мы узнали, что его центр в ХХ веке лишился своих важнейших красот и вообще почти не сохранился, а из прошлой части - что оброс отличными музеями, которые, в отличие от деревянной крепости, палат или гостиных дворов тепло осматривать в любое время года. Ну а теперь взглянем на центр Якутска как есть.

Географически Якутск стоит на Лене, но по факту река подходит к нему лишь в половодье, затапливая несколько километров поймы, известной якутянам как Зелёный Луг. Зато озёр в Саха больше, чем жителей, и десяток из них - прямо в городе. Важнейшим в пейзаже Якутска я бы назвал Тёплое озеро - узкое и вытянутое на 3,7км, оно здесь натурально вместо речки. Мы стоим спиной к Зелёному Лугу и Лене, и справа - центр, а слева - район с колоритным названием Залог (ибо "за логом" - раньше озеро пересыхало к концу лета), в прошлом отвечавший в Якутске за "тот берег". Бело-розовое здание слева - это "Холбос", старейшая компания Якутии, объединённая (даром что перевод её названия - "Объединяйся!") в 1918 году из мелких потребительских обществ. Вскладчину кооперативщики сразу же купили пароходство торгового дома "Коковин и Басов", хозяева которого бежали в Китай: основным запросом тут были закупки чего-то на материке. Советы национализировали фирму, но не распустили её, поручив заниматься снабжением дальних районов. С 1990-х "Холбос" снова частный и пока живой. Мимо его здания мы ещё пройдём, возвращаясь из Залога - фонтанчик отмечает дамбу проспекта Ленина:

2.


Кадр выше снят от Бульвара Учителя, открытого в 2018 году как "наш ответ Зарядью", но с тех пор успевшего обветшать и зарасти:

3.


А вот памятник Максиму Амосову (2005), одному из основателей Якутской АССР, стоит перед бывшем мединститутом, ныне ставшим частью Северо-Восточного федерального университета - в другой стороне, дальше от Лены:

4.


Кафедра анатомии (1954) на заднем плане примечательна барельефом:

4а.


Теперь перейдём за Тёплое озеро по узкому перешейку, отделяющему его оконечность от Зелёного Луга. Тут привлекает взгляд одно из самых загадочных зданий Якутска - Центр духовной культуры "Аарчи" (2002):

5.


Ведь одна из важнейших граней этой духовной культуры - религия айыы. Своя вера, не искажённое мировыми религиями, но адаптированное к местным реалиям тенгрианство, у якутов дорусской эпохи и правда была. И даже успела выйти на тот уровень, когда белые шаманы (алгысчиты) превратились в настоящих жрецов, а чёрные шаманы (ойуны и удаганки) держались в стороне от молебнов (алгысов). Дальше алгысчита полностью вытеснил священник, а ойун продолжил существовать в роли знахаря, которого хоть и тайком посещали, но все. Крестились многие якуты просто чтобы не спорить с теми, у кого ружьё, а то и вовсе за льготы по ясаку (для крещёных ставшему по сути обычным налогом), и потому христианство легло здесь хоть и всеохватным, но крайне тонким слоем. Сохранив язык, якуты помнили сказания, песни и приметы, обычаи и суеверия, а по следам миссионеров шли этнографы, коих спонсировали купцы - вдруг да найдут какой-то ключ, который позволит эффективнее торговаться с якутАми? По якутской культуре был собран столь обширный материал, что когда в 1980-х изучавшие его в архивах независимо друг от друга Лазарь Афанасьев - Тэрис и Владимир Кондаков объявили о создании в Якутске уже не просто этнокультурных, а религиозных организаций "Кут-Сюр" и "Аар Айыытэгхэлэ" соответственно, их учения не совпали лишь в деталях. Религия айыы стремительно распространилась по народу саха, и успех её в том, что в ней почти нет нарочитого родноверия: Кондаков и Тэрис просто нашли название, связующую нить и эстетичную форму для того, что и так знал и чувствовал каждый не потерявший связи с корнями якут. Святилища айыы, в том числе Аар-Багахи для Ысыаха, я показывал в своём посте о духовной культуре якутов и позже не раз покажу.

5а.


Дом Аарчы мне казался чем-то вроде городского храма:

6а.


И в своих круглых залах с Аал-Луук-масом (Мировым древом) и головами коней действительно напоминает храм:

6.


В интернетах про него пишут разное, и где-то - ругаются, что развели тут клинику маргинальных околомедицинских услуг и гадания. В здание мы заходили со странной смесью опасения и предвкушения.

7.


Охранник пропустил нас без вопросов, а между залами нашёлся небольшой офис, где за компами сидело несколько симпатичных молодых якутов. Со мной разговаривать они вежливо, но недвусмысленно отказались, сославшись на нехватку времени, и подумав "муть какая-то", мы пошли к выходу...

8а.


...но буквально в дверях встретили Ладу Евсееву, известного якутского гида, так же связанную с проектом "Живое наследие" (под эгидой которого, при поддержке администрации Республики Саха и депутата Госдумы РФ Сарданы Авксентьевой, я сюда и приехал). Она сказала нам, что среди якутян есть фраза "Я не настолько стар, чтобы посещать дом Аарчи!" - как я понял с её слов, в первую очередь это именно что центр национальной культуры, где играют в якутские настольные игры, учатся вырезать чорон, играть на хомусе или танцевать осуохай, и лишь изредка и без лишней помпы тут всё-таки проходит подлинный алгыс.

8.


Покинув Дом Аарчи, идём по улице Чернышевского, которая в Якутске за набережную:

9.


9а.


Как и подобает старому предместью, Залог дольше, чем весь остальной город, сопротивлялся прогрессу. Простые люди обходили его стороной как спивающиеся трущобы, а краеведы - любили как последний уголок дореволюционного Якутска.

10.


Но шедевров деревянного зодчества тут не было, а живую ткань в городе, который за 30 лет вырос почти вдвое, сохранить шансов нет. Мы увидели лишь ошмётки Залога, а в следующий приезд, вероятно, не будет и их:

11.


В прошлых частях я рассказывал про Спасский монастырь на другом конце центра, что утратил в ХХ веке все исторические здания и заместился музеем. При нём уже в 1734-47 годах действовала школа для крещёных детей инородцев (и не только для них), а в 1858 году Светитель Иннокентий (см. здесь), епископ Камчатский, Курильский и Алеутский, привёз туда целую семинарию. Да не откуда-нибудь, а из Новоархангельска, что на острове Ситка - последней столицы Русской Америки. В Благовещенск, следом за своим создателем, семинария уехала из Якутска не вместе со своим создтаелем, а лишь в 1870 году после пожара. Второй раз её основали в 1887 году, и до закрытия в 1920-м она находилась в той же Спасской обители.

12а.


В третий раз семинарию заложили в 2006 году в Залоге, а к 2011 году были достроены её помпезные корпуса с храмом Иннокентия Московского - тут по-прежнему духовный центр на пространстве размером с Австралию:

12.


Точкой притяжения для семинарии стала церковь Рождества Богородицы (1753-72) с колокольней 1820-х. Связи с Небом она не теряла и при Советах - в 1953-97 тут находилась Станция космических лучей Института космофизических исследований и аэрономии. Ныне, с утратой Якутского острога, Воеводских палат, Гостиного двора и Малого базара, это пожалуй ценнейший архитектурный памятник Якутска... из доступных к осмотру: так-то есть ещё на 20 лет более старый Троицкий собор, но убранный в леса и затянутый плёнкой, он будто заретуширован в пейзаже.

13.


А вот стоявшую здесь же Тихвинскую (по другой версии - Тихоновскую) церковь (1760), как и острожные башни, разобрали на дрова в 1922 году во время осады Якутска.

13а.


От бывшего кладбища, с задворков семинарии, под строгим взглядом бронзового Клавдия Красноярова, что в битве за Днепр повторил подвиг Матросова (памятник отлит в 1995, но лишь в 2015 перенесён сюда), начинается проспект Ленина. Пройдём его из конца в конец - это без малого 3 километра:

14.


Последняя достопримечательность Залога - "Сахавуд". В 1990 году в пристройке к кинотеатру "Лена" (1969) местный режиссёр Алексей Романов основал киностудию "Северфильм", в 1992 году указом президента республики Михаила Николаева ставшую "Сахафильмом". Съёмки в ней с самого начала велись на якутском языке, а директор кинотеатра Георгий Николаев ставил то, что там получалось, даже себе в убыток. Поначалу это было что-то вроде нигерийского кино с цифрами типа "бюджет 100 долларов, сборы - 1000". Но время шло, кино крутились, народ ходил, и где-то к 2010 году "Сахафильм" поднялся на вполне профессиональный уровень, а в ковидном заточении 2020 года про "якутское кино" узнала уже вся Россия. Здешние фильмы обычно короткие (1-1,5 часа), по-тарковски медленные и крайне лаконичные: характер или идею раскрывают одна-две очень ёмких детали. Как-то иначе у якутов работают операторы, и это очень странно - видеть наши пейзажи и лица в совсем не нашем по духу кино. Снимают тут и драмы, и ужастики, и комедии, и исторические фильмы вроде по-голливудским масштабного "Тыгын-Дархана". Многие фильмы "Сахавуда" правда очень хороши - как доброе "Надо мною Солнце не садится", сюжет которого не объяснишь в двух словах, или мрачное "Пугало" о спивающейся шаманке в глухом селе. Якутское кино самобытно, очень человечно и пока не обросло богемным пафосом, а "Лена" всем своим видом напоминает о том, что в ней это всё начиналось.

15.


У нас в программе была экскурсия на "Сахафильм", но к середине лета все уехали на полевые съёмки. В основном на Амгу: об этой реке, текущей в Алдан параллельно Лене километрах в 200-300 от города, мне говорили как о "всей Якутии в миниатюре", но мы и туда не добрались.

15а.


Вновь пересекам Тёплое озеро: выше стоит белоснежное Главное здание СВФУ (1952), и глядя на него, можно вспомнить один из самых неоднозначных эпизодов здешней истории, начинавшийся в этом логу. Алматинские события 1986 года известны теперь как Желтоксан - Декабрь, а в городе Дьокуускай (так пишется Якутск на языке саха) всё произошло в марте. У Якутии и Казахстана вообще много сходств, вплоть до таких мелочей, что и там, и там гопника называют "мамбет", но главное сходство в том, как оба региона заселяли русские: 9/10 экспансии пришлось на советские времена для добычи природных ресурсов. Среди степей или аласов тогда выросли многоэтажные города, жители которых по-русски говорили может и с матом, но без локальных говоров. В Якутске, где саха всегда составляли около половины жителей, рост населения обеспечивался в первую очередь пришлыми, вот только русские ехали сюда из больших городов, где климат мягче и рубль короче, а якуты - из глубин республики. Старые и новые горожане посматривали на них свысока, а услышав в автобусе якутскую речь - косились. Среди молодёжи не редкостью были драки не "район на район", а "русские на якутОв". Тёплое озеро же большую часть года служило в Якутске главным общественным пространством - задолго до революции с начала зимы на льду появлялся каток. Завсегдатаями его были, конечно же, студенты ЯГУ, в большинстве своём - именно что якуты из глубинки. Под вечер 28 марта 1986 года здесь приключилась очередная драка, зачинщиками которой стали русские парни из городских. Вряд ли кто вспомнит теперь, как началась она и чем кончилась, да только на следующий день русский набег на якутских студентов повторился, как и 31 марта, и 1 апреля - по нарастающей. В милиции о небывалом прежде размахе ледовых побоищ на Тёплом озере знали, но национальной подоплёки в них не видели, а в ответ на просьбы студентов сделать что-нибудь - велели ждать представителей администрации 2 апреля в 19:00 на том же месте. В итоге якуты дождались лишь новой драки, а по её итогам собрались в стихийный митинг, и пройдя туда-сюда по проспекту Ленина, захватили актовый зал университета, устроив в нём спонтанный национальный конгресс. О чём говорили студенты и примкнувшие к ним представители интеллигенции - мнения расходятся, и я не жил в то время и в этих местах, чтобы предполагать, закона для всех требовали они или же Якутии для якутов. Дальше, как водится, многих отчислили или наказали за хулиганство, но уголовных сроков не дали никому. Список пострадавших ограничился русским милиционером, которого якуты поколотили без сколько-нибудь серьёзных травм. Межэтнические беспорядки в СССР случались и в оттепель (как русско-чеченский конфликт в Грозном в 1958), и даже в застой (протесты в Грузии в 1978 против русского языка), и не имевшие продолжения якутские события скорее завершили эту цепочку разовых сбоев в системе, чем запустили новую, через Алма-Ату, Баку, Тбилиси, Ош, Карабах, Бендеры или Грозный сменившуюся войнами и распадом страны.

16.


Вернёмся в настоящее. За мостом проспект Ленина открывает Институт горного дела Севера им. Черского (1980):

17.


К которому примыкает Институт геологии алмазов и благородных металлов (1957) с небольшой аллеей пород, в которых они залегают:

18.


Напротив раскинулась площадь Дружбы Народов с памятниками Алексею Кулаковскому (2002) и Дмитрий Сивцеву (2011). Первый, также известный как Ексекулях - поэт начала ХХ века, автор глобальной эзотерической поэмы "Сон шамана" и основоположник якутско-советской литературы. Второй, иначе Суорун Омолоон - писатель и драматург, в 1980-х ставший важнейшим идеологом якутского национального возрождения. Тут Северо-Востоку СССР повезло куда как больше, чем Юго-Западу - национализм заглох, а язык, культуру и духовность, как оказалось, можно сохранять и в составе большой федерации.

19.


Над площадью высится Якутский театр оперы и балета имени Дмитрия Сивцева - Суоруна Омолоона (1971-82):

20.


Сбоку, торцом на проспект и фасадом на улицу Петровского - местная Академия Наук (1955-56):

21.


А телевышка (1988) за ней - между прочим, высочайшее на вечной мерзлоте рукотворное сооружение (225м):

21а.


И сейчас странно представлять себе вот такой вид:

22а.


Площадь Дружбы Народов лежит почти на месте Якутского острога, из зданий которого до наших дней дошёл, пусть и наглухо скрытый лесами, один лишь Троицкий собор (1708-28). В 1925-29 годах его занял Якутский национальный театр, от которого в 1971 и отпочковалась Опера. Башни острога (1683-86) и 2-этажное Областное правление (1895) были порублены на дрова в том же 1922-м, а белую приземистую Воеводскую канцелярию (1704-08) разобрали в 1988 для реставрации, которая так и не состоялась. Единственную уцелевшую башню с кадра выше в 1967 году перенесли в музей, где она сгорела в 2003-м. Ну а сам этот вид снят из Сада Крафта:

22.


Иван Крафт родился в Шушенском в семье ссыльного немца, но при царе сын за отца не отвечал, и потому Крафт сделал политическую карьеру областного чиновника от Забайкалья до Тургая. В революцию 1905 года сын ссыльного прилежно трудился в МВД в Петербурге, в 1907 был назначен губернатором в Якутск, в 1913 переехал в Красноярск на ту же должность и вскоре умер. Здесь в том же 1914 году поставили Крафту памятник: сменив привычных уже воровитых и заскорузлых "начальников Чукотки", он за 5 лет сделал больше, чем иные за 50. В Якутской области был введён контроль за охотой для сохранения биоресурсов, для скотовода организована ветеринарная служба, для земледельца - поставки сельхозмашин и удобрений, для горожанина - телефон, тегераф и электростанция, а для всех... например, у больниц по всей области возможности выросли в полтора раза. Одним из соратников немца был поляк, причём даже не ссыльный - Климентий Лешевич родом с Могилёвщины окончил столичный вуз, сделал тихую карьеру строителя, и в 1907 году был приглашён с Сахалина в Якутск на должность губернского архитектора. Первой его работой на новом месте стало Областное казначейство (1909-11) на улице Петровского - вот вид на него от театра.

23.


И здесь Лешевич был почти первопроходцем: за исключением воеводских палат и малоотапливаемых церквей Якутск на своей вечной мерзлоте оставался деревянным городом. Ведь мёрзлая поверхность не надёжна: летом она раскисает на пару метров вглубь, а зимой может поплыть от тепла дома. Лешевич нашёл выход - глубокий фундамент до стабильного слоя, огромный проветриваемый подвал, служивший буфером; а по низу - дополнительно термоизолирующие слои брёвен в известковом растворе и золы. Для своих времён это сработало, позволив дому надёжно простоять несколько десятилетий, но при реставрации в 2006 казначейство всё-таки поставили на сваи - основной мерзлотный фундамент примерно с 1960-х годов. Теперь здесь галерея западно-европейского искусства:

24.


Проспект Ленина и не назвать теперь Большой улицей - со времён переименования изменилось в его пейзаже буквально всё:

25а.


Мы попали ещё и на масштабную реконструкцию: весь проспект от Тёплого озера была перекрыт, и квартал за кварталом в нём делали котлованы глубиной в два человеческих роста и прокладывали их пенопластовыми блоками для всё той же теплоизоляции. Ключевым моментом была необходимость сдать завершения работ сразу по всей длине, но коммунальщики справились - движение по новому асфальту открыли 10 ноября:

25.


Близ площади - ещё пара домов Лешевича. Окружной суд (1912-17) в 1996 так же был поднят на сваи:

26.


И ныне занят Академией Наук:

26а.


А краснокирпичная библиотека (1909-11) не меняла адреса с момента постройки, лишь делила здание с музеем до 1924 года, когда он переехал в Спасский монастырь.

27.


За левым углом кадра выше - странная скульптурка "Человек на шаре" (2017), судя по стерхам имевшая то ли экологический, то ли эзотерический подтекст:

28.


Наискось от Библиотеки через Ленина и Октябрьскую (запомните её!) - тот самый космофизический институт (1962), бывшей лабораторией которого мы любовались в Залоге.

28а.


Дальше в пейзаже проспекта появляются сталинки, строившие уже не схеме Лешевича, а на сваях, вбитых до стабильного непромерзающего слоя. Жилой дом (1954):

29.


И школа №8 (1939) - первое здание с таким фундаментом в центре Якутска:

30.


В 1920-х годах дальше на Большой улице соорудили обком - видимо, взамен Областного правления и почти по его образцу:

31а.


Со сносом в 1957 году каменного Гостиного двора другая сторона проспекта сделалась площадью Ленина, а в 1967 году на ней появился и сам Ильич. Площадь начала обрастать Домами Правительства - хронологически первый №2 1960-х годов остался за кадром (мелькал в 1-й части), белоснежный №1 вырос в 1970-е годы на месте деревянного обкома, а №3 на заднем плане - и вовсе постсоветских времён. На кадре выше вместо него виден торговый дом "Коковин и Басов" (1913), но его снесли ещё в 1970-х годах, построив у края площади "Якутзолото" и "Якуталмаз" по разные стороны улицы. Первое (слева) теперь и сменил Дом правительства №3, а второе (справа) остаётся офисом "Алросы":

31.


С той стороны, откуда мы пришли, на них глядела "Якутгеология", вытянувшаяся вдоль перпендикулярной улицы Кирова. Но до чего показателен был сам набор зданий на главной площади Якутской АССР!

32.


Самая красивая в городе красивая сталинка бывшего Минфина ЯАССР (1952) с полукруглым фасадом - на параллельной улице Орджоникидзе:

32а.


Рядом с ней - сэргэ и актуальный в стороне суровых зим памятник Бездомной Собаке (2017) с копилкой на помощь животным:

33.


С другой стороны параллельно проспекту Ленина проходит улица Ярославского. У её перекрёстка с улицей Кирова, на углу площади раскинул длинные фасады Национальный художественный музей Республики Саха, основанный в 1928 году и с 2002 обитающий в бывшем здании типографии (1957):

34.


Он не попал в прошлую часть, так внутрь зайти мы не сподобились. Наверное, зря: мне говорили, что там много самобытных (как и всё у них) картин якутских художников и просто предметов декоративно-прикладного искусства.

34а.


За музеем хорошо виден знакомый нам по первой части "Титаник", как в народе называют здоровенный жилой дом, нависающий над Старым городом. Напротив музея через улицу Кирова - квартал новостроек: со стороны площади Ленина - детская школа искусств (прежде партийная школа), со стороны Старого города - "Комдрагметалл" с Сокровищницей Якутии и алмазной фабрикой, а внутри квартала ещё и лучший в Якутии отель "Тыгын-Дархан".

35.


Возвращаемся на проспект. Первое здание от площади, сразу за "Алросой" - Русский драмтеатр имени Пушкина (1957), точкой отсчёта которого считается 1891 год. Почему - не вполне ясно: основанный тогда ссыльными театральный кружок был далеко не первым, а о постановках спектаклей как о чём-то обыденном тут писали ещё в 1833 году.

36.


Лучший смотровой площадкой Якутска могла быть колокольня церкви Рождества Иоанна Предтечи (1820), если бы её не снесли. Причём нижний этаж храма пережил советскую эпоху и был доломан в 1992 году:

36а.


"Сахавудом" в начале ХХ века, конечно, ещё и не пахло, но в крайнем правом доме со времён Крафта находились первые в Якутии синематограф и фотоателье ссыльного петербуржца Василия Приютова:

37а.


На чёрно-белом фото Большая улица просматривается едва ли не из конца в конец против хода нашей прогулки - вдали видна колокольня Троицкого собора. Но и здесь пейзаж обновился на 100%:

37.


На кадре выше интересны бывшее управление геодезии (внизу - её детали), ныне торговый центр...

38а.


...и голубой 2-этажный "Сахателеком", изначально (а всё это здания 1950-х) смотревшийся куда интереснее:

39а.


Кинотеатр "Центральный" (1941-42) снаружи впечатляет петроглифами - все они имеют реальные прототипы, а украсили фасад явно не в суровые военные годы: всадник с Шишкинской писаницы - это постсоветский герб Республики Саха.

39.


Напротив кинотеатра - мэрия 1980-х годов. А у крыльца - может быть, самый удачный в силу своей концептуальности образец заполонившей российские города уличной скульптуры - "Дворник" (2017), при взгляде с разных сторон отличающийся только метлой:

40.


Дальше - ещё несколько зданий 1950-х вроде гостиницы "Стерх" (изначально "Лена") или не замеченного мной Дома с аркой:

41.


По касательной улица Ленина выводит на свою последнюю площадь Орджоникидзе - вдоль вон тех домов. На углу - Ленское объединённое речное пароходство, а вы, надеюсь, не забыли, что у нас вообще-то маршрут по реке?

42.


Хотя первые на Лене пароходы "Святой Тихон Задонский" Ивана Хаминова и "Первенец" Александра Трапезникова появились ещё в 1861-62 годах, поначалу весь паровой флот здесь принадлежал золотопромышленникам и работал в основном на снабжение приисков Бодайбо. Позже к делу подключились купцы во главе с Анной Громовой, торговавшие мануфактурой и скупавшие пушнину да мамонтову кость. Тем же, у кого были деньги, но не было своих судов, приходилось терпеть тарифы на грани вымогательства и необязательность на грани кидалова. К концу 19 века тем же тоном, что теперь о мосте, на Лене говорили о "срочном пароходстве". Спас дело заводчик Николай Глотов, поднявшийся из крепостных работяг с Урала. В 1883 году он купил Николаевский железоделательный завод на Илиме, с которого волок вёл в Киренский уезд. Власти которого и предложили Глотову сотрудничество: чиновники обеспечили Николаю Егорьевичу береговую инфраструктуру и госзаказы на перевозки, а Николай Егорьевич в 1890-95 годах привёл на Лену суда "Якут", "Пермяк", "Витим" и "Опыт". Формально это было лишь одно из частных пароходств, причём даже не самое крупное, но стабильность государственной поддержки в обмен на государственные же обязательства выделяла его из всех прочих. Для Советов оно стало точкой конденсации бесчисленных купеческих судов и флотилий Лены, Яны, Колымы и Индигирки в огромное "Якутское пароходство" ("Якпар"). В 1929 году его разделили сперва по речным бассейнам, на главной реке оставив "Ленгоспар" ("Ленское государственное речное пароходство"), а в 1932 и то упразднили, подчинив флот разным ведомствам вроде "Лензолота", "Алданслюды", Севморпути или "Ленанефти". Последняя сыграла ключевую роль в войну, подвозя топливо для американский самолётов, перегонявшихся в СССР своим ходом с Аляски, и вокруг неё в 1957 году пароходство пересобрали по третьему разу - теперь как ЛОРП. Ну а "Ленатурфлот" - его дочерняя компания, занимающаяся пассажирским (кроме паромов) судоходством - как рейсовым, так круизным на теплоходах "Михаил Светлов" и "Демьян Бедный".

43.


Дальше вдоль площади стоят Почтамт и ФСБ, маршем к которому и ходили студенты 2 апреля 1986 года; по нему "площадь Орджоникидзе" звучит для якутян примерно как для москвичей "Лубянка". Во всю ширину фасада к нам, вдоль улицы Орджоникидзе - центральный универмаг, ну а в центре площади зимой ставят новогоднюю ёлку, под которой 1 декабря русский Дед Мороз принимает Зиму у якутского Чысхаана:

44.


Левее прошлого кадра - съехавший всё из того же Троицкого храма Саха Академический театр им. Платона Ойунского (2000) с памятником (2003) этому "красному шаману", идеологу раннесоветской Якутии. Стекляшка поодаль тоже интересна - это Арктический государственный институт искусств и культуры (2000), в закромах которого хранится подлинная коллекция находок археолога Юрия Мочанова из Диринг-Юряха, столь древних и архаичных, что в 1980-90-х они всерьёз вызвали дискуссию о внетропической прародине человека.

45.


Улица Ленина тянется ещё пару кварталов:

46а.


А ещё один памятник Ойунскому у пединститута намекает, что ближайший переулок ведёт к краеведческому музею в бывшей Спасской обители.

46.


Напоследок посетим ещё одно место, далёкое от маршрута, но близкое теме поста. В километре от проспекта Ленина по Октябрьской улице (где библиотека) стоит Никольская церковь (1847-52), основанная как кладбищенский храм за околицей, а при возрождении в 1990-х годах ставшая кафедральным собором:

47.


47а.


До Вилюйского кладбища с могилами многих выдающих якутов и ссыльных и до Татаро-Еврейского кладбища с современным памятником "монастырёвцам" (см. прошлую часть), конечно, тоже стоило дойти, но мы не успели.

48.


У церкви - памятник (2015) якутским труженикам тыла с совсем не советской формулировкой "Победы ради потрудившимся":

49.


Раз мы ушли из центра, скажу и про транспорт. Это недолго - троллейбус и трамвай тут не то что не уничтожены "эффективными", а вовсе не ходили никогда. Всё исчерпывается автобусами средней вместимости - более убитыми частными и новыми муницпильными машинами с характерным узором, первая партия которых прибыла в 2019 году.

50.


Остановки в них объявляют на двух языках (сначала на русском, потом на якутском), платят - наличными водителю или по специальной карте через валидатор архаичного вида. Неудобства транспорта связаны с ним лишь косвенно: из-за мерзлоты в Якутске очень своеобразные дороги (тут не трясёт, но мучительно шатает), а народ, в большинстве своём приехавший в город недавно, напрочь не ориентируется в маршрутах, предпочитая смотреть 2ГИС. Главная же логистическая засада в Якутске - такси: тут не работают ни "Яндекс", ни "Юбер", и даже популярный в Сибири "Максим" проще вызывать по телефону и приезжает он через раз. Основной агрегатор Якутска - прежде мне не знакомый "InDrive", основанный местными студентами в 2012 году как группа "Вконтакте" из-за того, что таксисты регулярно задирали цены в мороз. Теперь это вполне себе международная система со штаб-квартирой в Маунтин-Вью, штат Калифорния, капитализацией в миллиард долларов и поддержкой в сотнях городов 47 стран мира. По сути - внутригородской аналог блаблакара, где пассажир и водитель сами выставляют цену с возможностью торга. Штука сама по себе в общем удобная, но сначала я про неё не знал, затем тормозил поставить на телефон приложение, а потом и вовсе уехал.

50а.


Ну а зная, на чём, в следующей части поедем смотреть окраины.

ЛЕНА-2022
От Усть-Кута до Якутска. Оглавление и обзор.
От Якутска до дельты, а также верховья. Оглавление и обзор.
Верхняя Лена (Иркутская область).
Качугский тракт и Баяндай.
Качугский район. Качуг.
Качугский район. Анга.
Качугский район. Шишкинская писаница и Верхоленск.
Усть-Кут (2020).
Осетрово - Киренск.
Киренск - Ичёра.
Давыдово - Визирный - Витим.
Средняя Лена (Витим - Якутск).
Витим и Ленск.
Лёнск - Олёкминск.
Олёкминск.
Ленские Столбы.
Еланка - Табагинский мыс.
Долина Самартай. Булуус, Турук-Хая, Курулуур.
Кердем, Павловск, Нижний Бестях.
Нижний Бестях - Якутск - Кангалассы. Порты и переправы.
Якутия в общем.
Природа, история, символы.
Якуты. Материальное.
Якуты. Духовное.
Неякуты. Русские и коренные народы Севера.
Якутск. Старый город и новый облик.
Якутск. Вечная мерзлота.
Якутск. Музеи Якутска.
Якутск. Центр.
Якутск. Окраины.
Якутск. Чочур-Муран.
Заречные улусы Якутии - будет позже.
Нижняя Лена - будет позже.
Амуро-Якутская магистраль - будет позже.
 
Сегодня в СМИ