О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Все разнообразие морских дев: краткий путеводитель по русалкам и тритонессам

 


Кто именно, по мнению народной фантазии представителей самых разных национальностей, населяет водоемы.


«Сирена». Миниатюра из «Бестиария» 13 века, Британская библиотека



СИРЕНЫ

Как и большинство других волшебных визуальных образов, привычная нам морская дева с рыбьим хвостом родом из античности, которая обожала придумывать химер – существ, которые собраны из разных частей тел людей и животных. Однако конкретно женщин с хвостами в искусстве Древней Греции практически нет: зато есть много мужчин. Их называли «тритонами» (потом в их честь назовут семейство земноводных). «Самок» тритонов можно называть «тритонессами», правда, отыскать их в музеях можно с трудом.

Тритонесса, ритон. 4-й век до н.э., Каноса (Археологический музей, Мадрид)


Сегодня современный человек, говоря об античности, скорей, припомнит слово «сирена». Ведь именно сирены своими прекрасными голосами пытались соблазнить Одиссея, проплывавшего мимо их острова на корабле.

Но строго формально древнегреческие сирены не принадлежали к стихии воды. Наоборот, они были воздухоплавающими: это были химеры с телом женщины, крыльями и птичьими лапами. Наши древнерусские Сирин и Алконост выглядят именно как те, древние сирены, недаром Сирин унаследовала от них имя. Но в западноевропейском средневековье, в миниатюрах, иллюстрировавших «Одиссею» и другие мифы, сирены постепенно превратились в полурыб.

Г. Д. Дрейпер. «Одиссей и сирены». Ок. 1909. Художественная галерея Ференс


К тому времени, как возникла масляная живопись, подобное представление о сиренах стало общепринятым. Тем более, что обнаженная женская грудь гораздо лучше (почему-то) смотрится в сочетании с чешуей, чем с перьями. Поэтому в европейском искусстве мы находим огромное количество картин, где бедного Одиссея пытаются очаровать своими прекрасными песнями именно хвостатые красавицы (а под ногами у них, как мы обсуждали ранее, пугающие объедки).

Фредерик Лайтон. «Рыбак и сирена». 1856–1858. Городской музей и художественная галерея Бристоля


МЕЛЮЗИНА

Необходимо отметить, что сегодня по-русски мы всех их обычно называем словом «русалка». Однако это употребление термина неточно, и знатоки мифологии считают, что «русалками» можно называть только наших, славянских дев. Кстати, у них-то хвостов вообще не было, обычные ноги!

На Западе же многообразие красавиц с чешуей было огромным. Одна из самых знаменитых – фея Мелюзина. По преданию, познакомившись у колодца, это волшебное создание и один прекрасный рыцарь влюбились друг в друга, и Мелюзина согласилась на замужество, при условии, что муж никогда не будет входить в ее комнату по субботам. Разумеется, спустя какое-то время супруг это условие нарушил, и застал Мелюзину в ее подлинном обличье – не в человеческом, а хвостатом. Она грустно сказала, что теперь вынуждена покинуть его, оставила ему детей (прародителей Лузиньянов и Плантагенетов), обратилась драконом и улетела.

Изображают Мелюзину при этом, чаще всего, в виде женщины сразу с двумя хвостами. И в короне. Этот мотив был распространен и в геральдике, и в алхимии, и в рельефах (кстати, у римлян он тоже встречается).

Традиционное изображение Мелюзины с двумя хвостами. Ок. 1571-1590, Италия. Метрополитен-музей


Более того, мы регулярно видим его на эмблеме кофейни «Старбакс», хотя сейчас это не очень заметно: со временем этот логотип претерпел изменения. Раньше вся фигура Мелюзины влезала в него целиком, теперь виден только торс: вероятно, растопыренная поза женщины, выставляющая напоказ свое как бы лоно (как в неприличных средневековых рельефах «шила-на-гиг»), мешала распространению бренда в целомудренных исламских странах.

МОРСКИЕ ДЕВЫ

Сказка Андерсена о Русалочке, которая сегодня остается самой популярной историей об этом виде удивительных существ, была напечатана в 1837 году. В ее основу легло средневековое представление, сформулированное алхимиком Парацельсом, о том, что дух воды (к числу которых относятся морские девы) могут обрести бессмертную душу путем брака с человеком.

Иван Билибин. Иллюстрации к сказке Андерсена «Русалочка». 1937


До андерсеновской сказки самым известным сочинением про них была «Ундина» – новелла Фридриха де ла Мотта Фуке примерно на тот же сюжет, про любовь и бессмертную душу, с элементами истории Мелюзины. Влияние датской сказыки – вокруг повсеместно: в мультфильмах, кинолентах, скульптурах и проч., а вот «Ундина» – рекордсмен в классической музыке. Про нее писали Чайковский, Дворжак, Прокофьев, Дебюсси и многие другие. Имя героини, собственно говоря, не личное: ундинами в германских странах издавна называли водных нимф. Кстати, как и у славянских соседей, хвостатыми им быть было необязательно.

Артур Рэкхем. Иллюстрация к "Ундине", 1909


Сказка про Русалочку, переведенная на русский язык в 19 веке, закрепила славянское слово за европейскими хвостатыми "морскими девами" в массовом сознании ее русскоязычных читателей. В иностранных же языках употребляются другие термины, по-английски, например, mermaid, в оригинале тоже аналогично (Havfrue).

Дж. У. Уотерхаус. «Морская дева». 1900. Королевская академия художеств


РУСАЛКИ

Наши родные, славянские русалки – существа, в сущности, пугающие. Как и другие духи пресноводных водоемов, чешуйчатых хвостов они не имеют (те отрастают только у мореплавающих). В общем-то, именно поэтому у Пушкина «русалка на ветвях сидит»: попробуйте-ка взобраться на дуб, не имея ног!

Еще русалки тесно связаны со смертью, часто считают, что это неупокоенные утопленницы, погибшие девушки, которые пытаются заманить и утащить на дно невинных прохожих.

Иллюстрация совр. польского художника Kamil Jadczak


Существует словосочетание «русалочий смех», то есть демонический, ненормальный. В живописи грамотные художники писали русалок прекрасными девицами, причем не обязательно голыми (русская культура достаточно целомудренна): часто они в длинных рубахах и с венками на распущенных волосах. Впрочем, полотно с обнаженной натурой своего покупателя находит быстрее…

И. Крамской. «Русалки». 1871. ГТГ


В русской живописи, впрочем, можно найти и более привычное хвостатое зрелище. Правда, в большинстве случаев это будут картины на тему оперы Римского-Корсакова «Садко». Главным противником героя там является Морской царь (традиционный фольклорный персонаж). Логично, что при дворе должны быть и дамы. Так в либретто появилась вымышленная царевна Волхова. Она, правда, на картинах, кажется, все-таки без чешуи, просто хорошо плавает.

М. Врубель. «Прощание Царя Морского с царевной Волховой». 1898. ГТГ


А вот ее фрейлины (например, на полотне Репина «Садко») – классические тритонессы, каких на Руси не бывало.

И. Репин. «Садко». 1876. ГРМ


ФАРАОНКИ

Впрочем, хвостатые девы есть и в национальном русском искусстве. Их называют «фараонки»: по преданию, в них превратились древние египтяне, преследовавшие Моисея по дну Красного моря, когда оно сомкнулось. Они, мол, не погибли, а превратились в полулюдей-полурыб.
Моисея, правда, явно преследовала египетская армия, то есть мужчины, а фараонки все, как на подбор – женщины. Но это очевидно потому, что смотреть на полуобнаженных женщин в искусстве приятней, конечно (мужчинам).

Практически все сохранившиеся изображения фараонок – это резьба по дереву, украшавшая наличники и другие элементы изб, иногда, если не знать, что изображено, то и не разглядишь среди орнамента.

Домовая резьба с фигурами фараонок




Вероятно, именно существование фараонок помогло столь легкому расширению границ термина "русалка".

(с) Софья Багдасарова, My Way, 2021

 
Сегодня в СМИ