О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Дарственные надписи

 


Когда я была маленькой, мне подарили книгу «Всегда в дозоре». Сборник рассказов о пограничниках. Больше всего мне понравился, нет, не так… Меня потрясли истории про пограничника Карацупу с собакой Индус!

 Сейчас мне трудно сказать, что так запало в мою детскую память – звонкая ли фамилия Карацупа, или невероятные рассказы, как он босиком, не ведая усталости, продирался через тайгу, выслеживая диверсантов. 

И даже верный пёс Индус уставал, и Карацупа даже часто нёс его на руках, потому что очень жалел. А сам себя не жалел! 

И продирался. И находил нарушителей границы, которые тоже поражали мое детское воображение. Потому что они ходили в сапогах, надетых задом наперёд, привязывали к ногам подковы, прикидываясь лошадью, и у каждого, у каждого диверсанта среди оружия и патронов была ампула с ядом!

Моя детская память сохранила только самые яркие истории службы пограничника Карацупы и его верного Индуса. Я запомнила, что Карацупа мог читать в тайге следы животных и преступников. Вот по этим следам он всех нарушителей границы и находил. 

Начитавшись про бдительных пограничников и пакостных шпионов, мы с ребятами в пионерском лагере тоже пытались прочитать следы диверсантов, оставленные на лесной тропинке, ведущей к нашему отрядному домику… Мы тоже воображали себя храбрыми пограничниками.

Книга про Карацупу волшебным образом сохранилась. Проехала вместе с нашей семьей от Тихого океана до Балтийского моря и спокойно осела на книжной полке в моей квартире. Недавно я её нашла. Так удивилась! Даже перечитала рассказы про Карацупу, потому что никак не могла понять, почему геройский пограничник за нарушителями по тайге босиком бегал? 

Мне казалось, что это я уже сама потом сочинила… И то, что он Индуса на руках носил, тоже я выдумала. 

Оказалось, что ничего я не выдумала! И босиком Карацупа по тайге бегал, потому что ноги были сбиты в кровь, а преступник уходил, и его надо было догнать! И шли они за нарушителем так долго без сна и отдыха, что Индус уже с лап валился, идти не мог. И  Карацупа  нёс его на руках.

А ещё я увидела дарственную надпись и вспомнила, что пограничника Карацупу мне подарила тётушка Римма… 

Ах, эти дарственные надписи. Инскрипты!

 Во времена моего детства они были очень популярны! Считалось хорошим тоном не просто подарить книгу, но и подписать кому, от кого и за что она была подарена.

У меня сейчас осталось только три книги с дарственными надписями.

Про пограничника Карацупу, про детство Тёмы и о роли советской девушки в советском же обществе.

Детством Тёмы меня наградили в школе, о чём на веки вечные осталась запись красивым учительским почерком с круглой печатью.

И радости моей не было предела, и я внимательно прочитала всё детство Тёмы, а вот спроси сейчас, какое было детство у мальчика? Я ведь не вспомню… 

Карацупу помню, а Тёму нет. Прихотлива детская память…

А ещё у меня живёт книга «Подруга» с  дарственной надписью, выполненной изумительно каллиграфическим почерком.

Вероятно, это книга сестры Тани, подаренная тётушкой Валей. Мне она досталась по наследству, и я берегу её тяжёлое тельце в  толстой картонной обложке. 

Эта книга предназначена для тебя, дорогая подруга, дорогая советская девушка, вступающая в жизнь… В жизнь, о которой мечтали, борясь, наши деды и прадеды и о которой мечтают миллионы твоих сверстниц за рубежами нашей социалистической Родины. Книга поможет тебе понять, в чём счастье и долг советских девушек и юношей, каковы их обязанности перед семьей, коллективом и Родиной.

В книге много поучительных рассказов о советских женщинах, о девушках-комсомолках,  о том, как правильно питаться, поливать цветы, стирать и гладить белье, в какие игры необходимо играть, когда в гости придут друзья.

 Книга полна рецептов, выкроек, картинок. Она полна наивной уверенности, что всякая девушка, прочитав её от корки до корки, непременно станет молодым строителем коммунизма – полезным членов советского общества. Вполне возможно, что так оно и было! Но я с такими девушками, почему-то не встречалась. 

Любовью к книгам я обязана своим тётушкам – Римме и Вале. Они собрали хорошие домашние библиотеки, и теперь их самые лучшие и надёжные друзья живут в моём доме. 

Листая старый томик стихов Пушкина, Апухтина, Блока, я увидела на форзаце инскрипт, написанный тётушкой Риммой. Дарственная надпись самой себе. А почему бы и нет…

В эпоху бумажных книг и фотографий особенное место занимают дарственные надписи на фотографических карточках. В этом виде искусства фантазия авторов была безгранична. И очень трогательна.

Пожалуй, самый старый инскрипт в моём семействе датируется 1936 годом. Из сибирской пристани Тюли отправил фотографическую карточку сестре Ирине мой дедушка Александр. На фотографии вся семья Петровых.

Очень любил писать дарственные надписи папа. 

Он подписывал фотографии, книги, альбомы. 

На день рождения внука папа очень трогательно подписал огромное репринтное издание произведений Салтыкова-Щедрина. И подарил внуку на память. Тогда новорождённый внук не понял и не оценил подарка. Зато теперь и Салтыков-Щедрин уместен и пожелание дедушки душу греет.

Очень смешно папа подписывал фотографии. 

Вот наступит долгая зима, я вытащу все свои 10 альбомов и начну разбирать их содержимое, погружаясь в уютный мир старых фотографий. 

Уверена, что меня ждет множество открытий чудных, инскриптов необычных дух. Вот тогда я ещё напишу про них!

А завершу свои ностальгические воспоминания ещё одной дарственной надписью. На фотографии сестры.


 
Сегодня в СМИ