О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Ты должен делать добро из зла 1

 


Одним из интереснейших и почти неизученных феноменов советской культуры был национальный кинематограф. Каждой советской республике полагалась киностудия, на которой должны были сниматься фильмы, воспевающие «единство в разноообразии» народов СССР.



Критиковать национальный кинематограф было запрещено, а искренние похвалы отвешивались тому или иному фильму, вышедшему из той или иной республики, тоже редко, ибо советские кинокритики и киноведы, обитавшие в основном в Москве и Ленинграде, относились к представителям национальных культур с великолепным имперским презрением. Исключения делались для грузин и армян, имевших в Москве влиятельную диаспору, и для прибалтов, кои воспринимались с некоторым подобострастием, как «почти Европа».

В результате, понять, чем кинематограф Казахстана отличается от кинематографа Киргизии, а фильмы Узбекистана от фильмов Таджикистана можно было лишь эмпирически, практикуя регулярные походы в кино на малопопулярные у широкой публики фильмы с национальных окраин. Из популярных брошюр, многословно повествующих о цветении советского многонационального кино, ничего внятного извлечь было невозможно.

А фильмы были хорошие... Конечно, не все они были шедеврами, но большинство из них заслуживало внимания. О фильмах стран Балтии я буду писать позже, там много странного и увлекательного, сейчас же мне хотелось рассказать о среднеазиатском кино, в основном о кинематографе Киргизии.

Не знаю, в чём тут дело, но Киргизия дала поразительное количество первосортных фильмов мирового уровня. Обычно рамки «киргизского чуда» очерчивают 60-70-ми годами, но реально продолжительность этого «чуда» занимает весь временной промежуток существования студии Киргизфильм.

Сама студия возникла, как ответвление Узбекфильма, предназначенное для съёмки местной документальной хроники. Но довольно быстро там появились люди, которые хотели делать что-то интересное, не привлекая внимания центра.



Первый игровой фильм на тогда ещё Фрунзенской студии кинохроники сделан русским режиссёром, с киргизскими актёрами, с киргизским сюжетом, но интересно, что это радикально феминистский фильм - для середины 50-х резкий сломом матрицы – ведь сталинистское кино упорно выстраивало «семейные скрепы». К тому же, фильм замечательно красив. Собственно, визуальной красотой его достоинства и исчерпываются. Назывался он «Салтанат», по имени главной героини, желающей жить своей жизнью и не быть приложением к жизни любимого мужа. Как бы там ни было, но это крепкое коммерческое кино с «идеей», а настоящий прорыв в высокое искусство состоялся в 1957 году. Опять режиссёры-варяги (Сахаров и Шенгелая), опять коммерческое использование национального колорита, но суть в том, что сценаристами были Ягдфельд и Виткович. Квартет Сахарова, Шенгелая, Ягдфельда и Витковича в высшей степени важен для интересующихся оккультизмом и практической магией, ибо... Ну вы знаете, о чём я. Про Ягдфельда, Витковича и Гернет у меня в блоге подробно рассказано.



Основой «Легенды о ледяном сердце» якобы послужила сказка Вильгельма Гауфа, перенесённая в советскую современность, но это отмазка. Реально же это один из наиболее серьёзных фильмов на тему магии. Позже этот же квартет сделал ещё более изощрённую работу с оккультным бэкграундом («Снежная сказка») и уже приступал к созданию шедевра – «Слово о земле Ай» - опять на Киргизфильме – но в этот момент пришёл лесник и всех выгнал. К счастью, никто из лихих мистагогов не сел, однако спокойно работать им больше не дали.

А на Киргизфильме наступила эпоха социального кино. Впрочем, не социальность цель этих фильмов. Это метод рассказа о человеческих чувствах, ограниченных социумом, и каждый фильм даже сегодня смотрится ошеломительно. Разумеется, в рамках советской культуры поразительной красоты картины прошли под маркой «экранизация». Началось с фильма уже знакомого нам Сахарова «Перевал», с якобы экранизации повести Чингиза Айтматова «Тополёк мой в красной косынке», но сюжет фильма очень далеко уходит от оригинала и многие нюансы спрямлены. Тем не менее, кино достойное. Его интересно смотреть в пару с другой экранизацией этой же повести, сделанной более чем десять лет спустя великой, но не признанной в качестве такой, Ириной Поплавской. Её фильм называется «Я - Тянь-Шань», и она же – автор одного из лучших фильмов о любви, «Джамиля», 1968 года, тоже по Айтматову, и тоже на Киргизфильме.



Возвращаясь в начало шестидесятых, мы застаём здесь Ларису Шепитько, снимающую дебютное кино опять-таки по Атйматову – «Зной» - экспрессивное, яркое высказывание. Я писал об этом фильме. Но о нём стоит упоминать вновь и вновь, потому что все, имевшие отношение к этому артефакту, были люди более чем незаурядные. Начинала фильм Ирина Поволоцая (заболела, была эвакуирована со съёмок в Москву), позже снявшая лучший советский НФ-фильм «Таинственная стена» и серьёзную оккультную драму «Аленький цветочек», далеко выходящую за рамки китчевой сказочки Аксакова. В главных ролях блеснули юный Болотбек Шамшиев, в будущем кинорежиссёр грандиозного масштаба, Нурмухан Жантурин, мощный актёр, сравнимый разве что с Суйменкулом Чокморовым и Тосиро Мифуне, а больше ни с кем, и прекрасная Клара Юсупжанова, не только тонкая и глубокая актриса, но и чрезвычайно интересный режиссёр-документалист, автор сложных по смыслу и визуальным образам фильмов нон-фикшн, таких, как «Пастух и туман» и «Тигр задрал двух коров на джайлоо». Звукооператором был ещё совсем молодой Толомуш Океев, музыку писал Роман Леденёв. Ну, а имена Шепитько и Элема Климова, помогавшего заканчивать фильм, говорят сами за себя.



Середина шестидесятых отмечена появлением «Первого учителя» Михалкова-Кончаловского, прекрасного фильма, о съёмках которого можно было бы написать не одну балладу, но до того промелькнул (а был ли замечен? не знаю) сильный фильм Мелиса Убукеева «Трудная переправа (Белые горы)» с Болотом Бешеналиевым, которого вы знаете и по «Первому учителю», и по «Андрею Рублеву» и по «Христос приземлился в Гродно» и по «Звезды и солдаты» и по «Колонии Лафиер» и по многим другим незаурядным фильмам. 1918, снег, камни под снегом, жестокость, время, ломающееся буквально на глазах, шестнадцатилетний юноша, влюбённый в тринадцатилетнюю девочку... Впрочем, если вас интересует, сами посмотрите этот красивый, затягивающий, почти бессюжетный фильм, располагающийся, как ни странно, между Сергеем Параджановым и Кането Синдо.



Продолжение следует
 
Сегодня в СМИ