О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Влияние демократии на экономический рост: так ли оно неопределенно?

 




Один из читателей моего телеграм-канала прислал мне ссылку на статью Ватоадмина, в которой, в частности говорится:

Я уже когда-то немного рассказывал... об одном контринтуитивном факте...: демократия не способствует экономическому росту, равно как и диктатура. Не существует устойчивой и признанной большинством исследователей положительной каузации между демократией и ростом: эконометрические расчёты показывают, что такой каузации нет (или она очень слабая). Это, конечно, очень грубое утверждение (когда-нибудь сделаю подробный рассказ со всеми нюансами), и тот же Аджемоглу положил немало усилий на то, чтобы всё-таки доказать такую связь (ему это было позарез необходимо для доказательства собственной концепции экстрактивных/инклюзивных институтов). Но в целом - верно.

Вопрос читателя был в том, что я об этом думаю в контексте моей записи о статье самого Асемоглу на эту тему. Правда ли все так неопределенно и правда ли существует сколько-нибудь значительный разброс мнений по этому поводу в академической среде?

Я еще раз посмотрел последнюю литературу на эту тему и сразу поделюсь выводом: слухи об отсутствии консенсуса на этот счет сильно преувеличены.

Начало современным эмпирическим исследованиям в этой области положил Роберт Барро в своем препринте 1994 г., где он и приходит к выводу об отсутствии или даже слабо отрицательной причинной связи между демократией и ростом. Насколько мне известно, это единственная известная статья с исследованием на эту тему, где делается такой вывод.

Помимо его статьи в сети можно найти другие работы с аналогичными выводами, но, в отличие от статьи Барро, они написаны никому неизвестными людьми и либо нигде не опубликованы, либо опубликованы в третье-разрядных журналах.

Первоначальная версия статьи Асемоглу, в которой он приводит результаты в пользу демократии как источника роста, появилась спустя ровно двадцать лет после Барро и впоследствии была опубликована в Journal of Political Economy – одном из топовых экономических журналов.

Дальше, если посмотреть цитирующие эту работу статьи в google-scholar, то в большинстве случаев их авторы соглашаются с ее основным выводом.

Таким образом, имеется две статьи от титанов экономической науки с противоположными выводами по этому вопросу, но первая вышла больше четверти века назад, а вторая недавно, и относительно нее имеется определенный консенсус.

Конечно, это можно объяснить конъюнктурными идеологическими причинами, в силу которых поддержку будут получать только исследователи, делающие "правильные выводы". Я и сам уже как-то писал, что такая конъюнктура существует и влияет на академический мир. Но конкретно в этом случае все чисто, и в этом может убедиться каждый, если просто сравнит уровень статьи Асемоглу и его соавторов со статьями его оппонентов.

Ее уровень в том, что все потенциальные источники некорректности ("несостоятельности") оценок были в ней учтены. Авторы перечисляют четыре таких источника:

1. Ошибка измерения в данных о демократии. Как раз то самое пресловутое, что, скажем, Россия по этому показателю находится в одной компании с Афганистаном;
2. Постоянные характеристики стран, потенциально коррелирующие с демократией и ростом. Простой пример – африканские страны, у которых в силу местоположения одновременно плохо и с демократией, и с ростом. Другая родственная вещь, которую нужно учесть, – это постоянные эффекты времени, напр., могут быть периоды одновременно быстрого роста и всеобщего увлечения демократией, в каковом случае нельзя говорить о последней как о причине;
3. Характер роста той или иной страны может коррелировать с демократией, но не быть с нею связан. Подходящий пример дает Китай, находящийся в стадии индустриализации, которая чаще всего сопровождается быстрым ростом. В данном случае нужно отделить индустриализацию как причину роста от демократии;
4. Оценки причинной роли демократии могут быть смещены за счет ненаблюдаемых меняющихся во времени характеристик стран, которые коррелируют с демократией и ростом. Скажем, наша страна в 90-е гг. временно находилась в переходном состоянии, которое отражалось как на оценках ее демократичности, так и на темпах ее роста. Опять же, такой переход отразится на корреляции между демократией и ростом, которая при этом не будет мерой причинной связи между последними.

Все это учитывается в статье Асемоглу. Первое – за счет того, что авторы признают наличие ошибки измерения в данных и конструируют свою меру демократии на основе нескольких разных индексов. Второе – за счет использования панельных данных по странам мира, которые позволяют учесть постоянные ненаблюдаемые характеристики стран, а также общие для всех тенденции в демократизации и росте. Третье – за счет конструирования текущего роста как функции в том числе и этой же величины в прошлые периоды. Четвертое учтено за счет метода инструментальных переменных. В последнем случае для получения экзогенной вариации в демократизации ее оценили как функцию от демократии у соседних стран.

Конечно, и после всего этого можно еще к чему-то придираться, особенно к уязвимым для критики инструментальным переменным, но, все же, авторы по максимуму использовали доступные сегодня методы оценивания причинной связи.

В противоположность статье Асемоглу, в статье Барро просто оценивается зависимость роста за период от демократии в начале периода, при этом ни одна из проблем, перечисленных выше, в ней не решается. Отчасти это связано с тем, что используемые ныне эмпирические методы оценки причинной связи суть результат недавнего прогресса, в том числе отмеченного последней Нобелевской премией.

Можно еще упомянуть неизвестный, правда, препринт этого года с характерным названием "Проклятие демократии", где авторы, как и Барро, делают вывод не в пользу демократии.

Это куда менее весомое свидетельство, чем статья Асемоглу. Она еще нигде не опубликована и пока неизвестно, сможет ли пройти через фильтр рецензирования. Но важнее уровень статьи. В ней рассматривается значительно более короткий период текущего столетия, а указанные выше источники несостоятельности полноценно не учитываются, разве что, в ней тоже используется метод инструментальных переменных, потенциально решающий последнюю, но не все проблемы. Даже если результаты этой работы верны, из них лишь следует, что демократия в последнее время перестала работать, и это не удивляет, учитывая происходящее в последнее время на Западе.

Резюмирую словами заголовка статьи Асемоглу: демократия таки вызывает рост. Это подтверждается самым серьезным из существующих сегодня исследований, с результатами которого согласно абсолютное большинство разбирающихся в этом специалистов. Статьи же, которые этому выводу противоречат, либо давно написаны, либо заслуженно проигнорированы ученым сообществом.

Нелишним будет отметить, что лично мне плевать на демократию, и я бы с одинаковым энтузиазмом принял результат в пользу или против нее, если все по чесноку с научной точки зрения.

Этот обзор также лишний раз напоминает о давно назревшей необходимости в своем Панчине от общественных наук, который бы боролся с предрассудками и суевериями, куда более здесь распространенными, чем в науках о природе.



Мой Телеграм-канал
 
Сегодня в СМИ