О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Павловск. Маршруты выходного дня — 2

 


Продолжаем неспешную прогулку по Садовой улице.
Мы остановились на поликлинике №60, которая находится на углу Садовой и Госпитальной улиц.
Далее Мариинская церковь — Церковь Святой Марии Магдалины, небесной покровительницы Марии Фёдоровны.

Храм с удивительной судьбой. Не был уничтожен при большевиках и во время войны, пережил всякое, но сохранил свой облик до наших дней.
Построен по инициативе и на средства Марии Фёдоровны, когда она ещё не стала императрицей.
Это не просто церковь. В боковых флигелях изначально были запланированы госпиталь и богадельня, получившая название «Церковный инвалид». Бесплатный приют для неизлечимо больных и бедных рожениц, школа для крестьянских детей и первая в России школа для глухонемых.
Флигели сначала были одноэтажными, а потом надстроили ещё один.

Доктора госпиталя жили по-соседству в Докторском доме.

Посмотрим храм внутри.

Сразу обращают на себя внимание флаги в церкви.
Когда Павел Первый взошёл на престол, он первым делом взялся за военную реформу. Не буду её оценивать и многозначительно рассуждать на эту тему. Скажу лишь об изменении отношения к воинскому знамени, согласно одного из пунктов этой реформы. Отныне это святыня, которая освещается в церкви и с торжественной церемонией передаётся в войска. Утратить знамя считается несмываемым позором. А старые флаги, отслужившие свой срок и требующие замены на новые, также торжественно вывешиваются в церкви.
Кроме того, тут хранились трофейные флаги, добытые в боях.

В церкви похоронен Николай Александрович Загряжский. Он служил при дворе, был доверенным лицом Павла Первого и его супруги, выполнял семейные поручения, в том числе и весьма деликатные, раз такие почести.
При этом интересную должность занимал: обер-шенк или старший виночерпий. Распоряжался винными погребами, а за обедами и ужинами подносил напитки высочайшим особам. Был на разливе короче.

В храме есть ещё одно захоронение. Или нет. Мнения историков, как это часто бывает, разделились.
Князь Александр Борисович Куракин — друг детства Павла Первого, племянник воспитателя будущего императора Никиты Ивановича Панина. Лежит он здесь, а может где-то ещё, доподлинно неизвестно.
Справа от входа ему установлен памятник с надписью от имени Марии Фёдоровны.

А слева от входа памятник самому Никите Ивановичу Панину.
Похоронен граф в Александро-Невской лавре, в церкви Благовещения. Вот это точно.

Панин, как воспитатель, оказывал большое влияние на Павла Петровича. Был  в почёте и уважухе у цесаревича, чем несомненно пользовался в аппаратных играх. Ну, а как без этого?! Кто не без греха?!
Тем, кто изучает историю государства Российского по сериалам, покажу фотку Панина для наглядности.

Революционеры имущество церкви разграбили, храм закрыли, а в его помещениях открыли обувную фабрику «Спартак».
Не, я всё понимаю, новая власть — новые правила, но с названием погорячились, мне кажется.
Немцы устроили в церкви мастерские.
После войны сначала была фабрика «Точмех», а потом «Металлоигрушка». Вот могут же, когда захотят, с названиями.

Рядом Инвалидный дом семьи Куракиных, который основал Алексей Борисович Куракин, брат Александра, похороненного (это не точно) в Мариинской церкви. Здесь жили ветераны-инвалиды Отечественной войны 1812 года.

Оранжереи дворцового садоводства. 

Шикарно, правда?
Здесь же были жилые дома садовников, придворных и служащих Павловского дворцового правления.
Говорят (лет двадцать), что оранжереи будут восстанавливать. Они принадлежат Государственному музею-заповеднику «Павловск». 

Тут же закладной камень для памятника Анне Ивановне Зеленовой, легендарного директора (с 1941 по 1979 год) Павловского дворца-музея и парка.
Камень лежит с 2007 года. Денег на памятник пока нет. Не заслужила, видимо.

На этом месте стоял дом, где она жила с другими сотрудниками дворца-музея, а до революции квартировали знаменитые садовники оранжерей.
Дом снесли в 1972 году к приезду в Павловск президента США Никсона во время визита в СССР. К слову, снесли целый ряд исторических зданий по Садовой улице. Портили вид на пути кортежа. Мы это умеем, к сожалению.

Никсон у Павловского дворца. Как там белки в парке и что с ними сделали, даже думать боюсь.

Дальше парк Мариенталь. Его пропустим, потому что я подробно про него рассказывал здесь.

Краем пройдём.
Слева павильон Трёх Граций в Собственном садике Павловского парка.

За ним церковь Петра и Павла Павловского дворца.
Под арку центральный вход в музей-заповедник «Павловск».

Идём дальше.
Памятник Иоганну Штраусу.
Подарок Австрии на 300-летие Санкт-Петербурга. Точная копия памятника Штраусу в Вене.

Он гастролировал в Павловске в течении десяти лет. Играл и дирижировал на том самом вокзале в Павловском парке, где заканчивалась Царскосельская железная дорога.
Понимаете, для музыкантов что тогда, что сейчас не имеет значение где играть корпоративы. В ресторане, на заводе или в бане — без разницы. В данном случае это был вокзал. А все эти россказни про любимый Павловск для читателей и телезрителей.

За Штраусом бывший туалет в кустах.

Не могу обойти тему, потому что у нас в Петербурге это давно рестораны или кафе. А тут даже магазина для детей за тридцать лет сделать не могут. Стыд и позор.
Его близнец в Павловском парке за забором по-прежнему в деле.

Театральные ворота в Павловский парк заканчивают наш маршрут.

Напротив них ларёк с пирожками, о котором хотел сказать особо.

Цены на пирожки привели меня в изумление и захотелось бросить туда камень, а то и кирпич. Нет, я не был голоден. Более того, за спиной в рюкзаке жратвы лежало на десятерых. Тут дело в принципе.
Хорошо вовремя остановила жена. Не криками и уговорами не делать этого, а арифметикой.
Мудрая супруга объяснила, что после брошенного камня или кирпича, каждый пирожок обойдётся мне как трёхлитровая банка чёрной икры.
Справедливо.
А сама при этом звонила куда-то. Кричала про червей в пирожках с пеной у рта. 

На этом всё.
Вернёмся к вокзалу другим маршрутом.




 

 
Сегодня в СМИ