О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Агния Барто «Записки детского поэта»

 


Когда я была ребенком, то считала, что стихи не люблю. Что не мешало мне порядочное количество знать наизусть. Тогда мне трудно было бы объяснить, почему, но сейчас я бы обозначила причину, как нехватка интриги и навязчивость рифм. Звучит смешно, конечно, но правда. Проза куда более увлекательна с точки зрения маленького (да и взрослого, пожалуй) читателя. Все-таки, стихи – это десерт, он не может быть основным блюдом.

Тем не менее, двухтомник стихов Барто, в том прекрасном издании, в котором одна книга зеленая, а вторая коричневая, был моей настольной книгой на протяжении лет четырех, как минимум (примерно с 4 до 7 лет). 

Я читала и перечитывала стихи многократно. Особенно те, что подлиннее и с картинками. А теперь вот дошла очередь до прозы сочинившего их поэта.

Агния Барто написала свою «Записки» в середине 70х, причем часть ее воспоминаний относится к довоенному периоду. А вот язык и манера изложения мне показались абсолютно современными. Не из прошлого века, а из нынешнего. Стилистически сложно указать, за счет чего это ловится. Будем считать, что общее впечатление. Но вот что ее прозу точно отличает от современных образцов жанра – полное отсутствие нытья и ковыряния в собственной личности, равно, как и в чужих. В той бодрости духа, которая присуща ее прозе (и стихам тоже, кстати!) есть что-то британское. А вообще это своего рода производственный роман, если написание стихов рассматривать, как производство. С минимальной долей личностных характеристик. 

В книге нет какого-то единого стержня (если не считать детей), это действительно записки, в общем-то отрывочные, но читаются они при этом единым текстом.

Что интересного. Начнем со стихов. Разумеется, в детстве я на это внимания не обращала, а с тех пор стихи Барто и не перечитывала, но у нее много интересных, необычных, сложных рифм, внутренних повторов слов, меняющегося ритма. Например:

Почему пичужка

Запела у окна?

По-то-му что

Весна!

Сброшу

Калоши,

Фуфайка не нужна

По-то-му что

Весна!

Или:

Мальчик у липы стоит

Плачет и всхли-пы-ва-ит.

Сложных не в смысле замороченности, а изящества подхода. Барто вообще считала, что детские стихи должны быть четкими и ясными, и обязательно легко читаться, потому что их адресат обычно еще не умеет делать это сам и воспринимает все на слух. Но это не повод избегать необычных рифм.

Интересно, кстати, что самые известные и популярные детские поэты – Маршак, Михалков, Чуковский, Барто – жили примерно в одно время. Конечно же они в чем-то конкурировали между собой, хотя мы любим всех четверых. Но и подшучивали друг над другом.

Вот что написала Барто Маршаку: 

Поэт однажды Маршаку
Принес неточную строку.
- Ну как же так?! -
Сказал Маршак.
Он перестал быть добряком.
Он стал сердитым
Маршаком.
Он даже стукнул кулаком.
- Позор! - сказал он
строго...
_____
Когда плоха твоя строка,
Поэт, побойся Маршака,
Коль не боишься бога.

А еще она регулярно разыгрывала Ираклия Андронникова. Оба получали массу удовольствия (хотя мне кажется, что меня бы на месте Андронникова инфаркт хватил). 

Во время войны Барто в основном жила в эвакуации, но пару недель провела и на фронте. Читала бойцам свои стихи. Кажется, какая ерунда – детские стихи солдатам. Но воспринимались они на ура. Во-первых, это возможность отвлечься, во-вторых – ностальгия, ведь недавно солдаты тоже были детьми, и многое помнят наизусть, или читали своим детям. Результатом были теплые улыбки. 

В составе делегаций советских поэтов и писателей Барто объездила довольно много стран, и в ее изложении это выглядит вполне рутинным делом (словно речь идет о двухтысячных), хотя в советское время это уж точно было не так. Однако она очень тактична в описании своих поездок. Никаких восторгов или описания капиталистического изобилия. Почти все ее рассказы – о детях. У Барто была большая коллекция детских рисунков, которые ей дарили в разных городах и странах, она довольно интересно про них рассказывает.

Кстати, эти поездки – важный момент. Не знаю, как сейчас, но в советское время государство прилагало немало усилий, чтобы детские книги советских авторов издавались в других странах. Отсюда постоянное участие в международных конференциях, ярмарках, премиях, выставках детских книг и иллюстраций. Популяризация советской страны, начиная с пеленок – отличная идея. Кстати, подход был многонациональным. Например, на премию Андерсона от СССР были выдвинуты Богдан Чалый (Украина), Спиридон Вангели (Молдавия), Эно Рауда (Эстония). Где сейчас то благословенное время... 

Иногда встречается мнение, что Барто не любила детей. Не знаю. Мне показалось, что она относилась к ним, как минимум, с живым интересом исследователя. Ни разу она не пишет про детские капризы или невоспитанность, но часто про то, что юмор выполняет воспитательную роль куда эффективнее ругани, в том числе и в стихах. Стыд действует сильнее окрика. Она также пишет о том, что дети в других странах (в отличие от советских), как правило, ничего не знают о политической ситуации (нащи мальчишки десятками убегали в Гранаду), а понятие гражданского воспитания – отсутствует. 

Время от времени Агния Барто приводит стихи других детских поэтов. Их имена были мне незнакомы, но стало интересно. Оказалось, очень славные. Например, Алексей Шлыгин — чудесный. Или Игорь Мазнин. А его книга с иллюстрациями Татьяны Морковкиной — вообще прелесть, что такое. 

Дочитав книгу, с удовольствием перечитала стихи Агнии Барто. Что-то, конечно, уже забылось, а что-то застряло в памяти навечно. «Уронили мишку на пол» ведь и в маразме уже не забудешь.  

А вообще, из книги понятно, что Барто была очень сильной духом женщиной. И светлой. Из других детские поэты, наверное, и не получаются. 

 
Сегодня в СМИ