О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Китай. Дорога в Сычуань

 


Мы посмотрели в Ганьсу всё, что хотели. Здесь есть еще много интересных мест, но они либо влекли за собой большие неудобства (например, в пещерах Могао или Храме Лошадиного Копыта пришлось бы постоянно носить маску, не, мы лучше как-нибудь в другой раз), либо не выдерживали конкуренции с еще одной моей тревел мечтой. Эта мечта не такая давняя, как цветные горы, — я всего пару лет назад узнала о существовании нацпарка Хуанлун, что в провинции Сычуань, — но достаточно манящая, чтобы поднапрячься.

Учитывая веселенькую обстановку с ковидом, о Сычуани я до последнего думала, как о чем-то призрачном — вот, если всё так сложится и получится... Пока всё складывалось более, чем удачно, и настало время выяснить, как нам  добраться таки в эту самую Сычуань, а именно в Хуанлун. 

Самый очевидный способ — доехать из Чжанъе до Ланчжоу,  из Ланчжоу самолетом до Чэнду, а оттуда на рейсовом автобусе до Цзючжайгоу — это недалеко от Хуанлуна, и там есть еще один привлекательный нацпарк. По времени этот вариант нам вполне подходил, но — есть у меня один пунктик. Мне нравится, когда на карте маршрут моих путешествий выглядит логично и, если хотите, красиво. Чтобы, если соединить все его точки линией, получалось что-то хотя бы отдаленно напоминающее лассо. Типа мы такие клевые, проскакали лихими ковбоями и поймали этим своим ласс...ом? сундук драгоценных впечатлений. 

Вариант через Чэнду добавил бы к нашему славному путешествию большой уродливый крюк, да еще и нарисованный тупым карандашом дважды, потому что Чэнду нам не миновать на пути из Цзючжайгоу.

Шаг в сторону от тривиальных маршрутов, и польза от русских сайтов стремится к нулю. Вроде как до Цзючжайгоу можно добраться на автобусе из Ланчжоу, точнее было можно лет этак десять назад. Информации посвежее найти не удалось. Но и китайские сайты не сильно радовали, то даря надежду, то отбирая ее. Я спросила у хостесс в гостинице, знает ли она что-нибудь об этом, на что она задумалась и неуверенно пожала плечами: какой-то автобус должен быть. Байду как вариант предлагал какой-то хитросочененный способ доехать поездами, автобусом и такси. 

2.
2.

У всех этих призрачных вариантов общее было одно — в Ланчжоу ехать по-любому придется. А куда там дальше, разберемся на месте. 

В момент, когда я покупала билеты на поезд, с нами случилось помутнение. Я не знаю, как иначе объяснить внезапный порыв поиграть в нищих студентов и купить билеты в ночной hard seat вагон. Ехать шесть или семь часов. То есть, в качестве объяснения можно притянуть за уши неуверенность, что нас вообще пустят на вокзал, так как новые пцр-тесты мы делать не собирались. По всем правилам, они нам больше были не нужны — в наших трекерах перемещения уже не фигурировали никакие желтые зоны, а значит, зеленого кода здоровья должно быть достаточно. 

Но мы не могли быть уверены в адекватности проверяющих. Я уже прокрутила в голове все фразы, которые могли понадобиться для убеждения  параноидально настроенных служащих вокзала, и на всякий случай приготовилась к упрямому штурму, но, не будучи уверенными в успехе предприятия, мы решили рисковать самыми дешевыми билетами.

3.
3.

Параноиками в этой истории оказались мы, и на вокзал нас впустили без лишних вопросов. А вот ночка в поезде выдалась... специфическая. Мы надеялись на полупустой вагон и что мы вполне себе прекрасно доедем, вольготно развалившись на свободных сидениях. Оказалось, народу не так уж и мало и развалиться не то чтобы вольготно, а даже и совсем скромно — негде. А кто кроме нищих студентов и жадных старперов-лаоваев, заностальгировавших по юности, ездит самым дешевым классом? Правильно, простой рабочий люд. Который громко всасывает пахучую растворимую лапшу и на весь вагон перетирает последние новости села, время от времени прерываясь, чтобы смачно высморкаться или откашляться. Товарищи, что за манеры, тут ковид гуляет по миру, а вы...

Но это было бы ерундой, если бы у маленьких узких сидений хотя бы откидывалась спинка. И не будь они таким эталонным воплощением слова hard. Я могу спать при шуме и в неудобной позе, если эту самую позу можно хотя бы иногда менять. И я в общем-то спала. Время от времени просыпаясь от того, что задница превратилась в нестерпимо ноющий камень. Немного поерзав, засыпала снова, и так до утра. 

Когда поезд прибыл на вокзал и мы наконец смогли размять одеревеневшие за ночь тела, мы смеялись, что ничего, есть еще порох в пороховницах и ягоды в сплющенных ягодицах.

4.
4.
5.
5.

Ланчжоу мы почти не видели, но то, что увидели, удивило. Как будто попали в Китай двадцатилетней давности, тоже мне, столица провинции. Какая-то пыльная и занюханная привокзальная площадь, что, по моему опыту, для китайских городов нетипично. Да и вообще от улиц, которые удалось увидеть из окна автобуса, было ощущение какой-то затрапезности и неумытости, чего нам не случалось видеть в Китае уже давно. И маячащий где-то на горизонте стеклянный небоскреб не спасал ситуацию. Так-то не мне воротить нос  — я даже в Янгоне в свое время совершенно искренне нашла свое очарование. Просто от китайского города это было неожиданно. 

6.
6.

Сойдя с поезда, мы направились прямиком на автовокзал, который находится тут же, чуть правее через дорогу. Показали все свои коды дяденькам на входе, пробрались к кассам, и — момент истины — узнали, что автобуса до Цзючжайгоу больше нет, видимо, поток туристов по этому маршруту недостаточен. Что ж, зато хоть какая-то ясность.

На ходу соображая, какие у нас варианты, мы вышли из вокзала, и один из дяденек, проверяющих коды, видя наши озадаченные лица, поинтересовался, купили ли мы билеты. Да нет больше такого автобуса, говорю. А куда вам надо? В Цзючжайгоу? Так это вам надо ехать до Ruo'ergai. Точнее, это через пару минут я узнала, что до Ruo'ergai, а тогда это прозвучало для меня примерно как «жьжщущыгы». Но я не растерялась — за протянутые соломинки надо хвататься не привередничая. Достала телефон, открыла карту байду, говорю, куда-куда нам ехать? Дяденька, крепкого ему здоровья и долгих лет, продиктовал, помог выбрать нужные иероглифы, и я увидела, что этот городок, действительно, находится в Сычуани, примерно в ста пятидесяти километрах от Хуанлуна, нашей главной цели. 

Зная, что в такой глуши надеяться на Диди — верх легкомыслия, я вслух усомнилась, а как же мы от этого Ruo'ergai (若尔盖 Ruò'ěrgài) будем добираться до Хуанлуна. Не сдерут ли с нас местные водители целое состояние, не отберут ли паспорта за неплатежеспособность. На что мне было сказано «ща, пять сек». Дяденька о чем-то посоветовался со своим товарищем, тот скрылся в здании вокзала, а через несколько минут вернулся с водителем автобуса (!), который лично подтвердил, что да, едем до Ruò'ěrgài, а оттуда на «маленьком автобусе» за 60 юаней с человека до Хуанлуна (если уж совсем точно, до Sonpan, но у меня в этом посте и так перегруз экзотических названий, так что не буду уходить в еще большее занудство).

7.
7.
8.
8.

До автобуса оставалось минут двадцать, и решение надо было принимать быстро. «Едем-не едем?», — спросил водитель, используя мою любимую форму закрытых вопросов. Полминуты посоветовавшись, мы, как будто чувствуя, что вот она, волна — приближается, гребем активнее, не то упустим, — ответили: «Едем». И через минуту, подхваченные волной, балансируя и радуясь знакомому щекочущему чувству в теле, мы снова у кассы. «Два билета в Ruo'ergai, пожалуйста».

9.
9.
10.
10.

Мы ехали в другую провинцию, а значит, предстояли очередные формальности с кодами здоровья. Я уже напряглась, представив всю эту свистопляску, но водитель и его напарник оказались толковыми мужиками, а Сычуань — более заботливой к лаоваям провинцией. Код здоровья Сычуани — миленький такой, с мультяшными пандами в масках — мы получили нажатием одной кнопки. Отсканировали еще кучу каких-то кодов, но вопросов нигде не возникло. Серега как-то завозился, открывая код здоровья на очередной проверке. Проверяющий разволновался, поскрипел шестеренками, что-то вспоминая, и выдал: «А пцр-тест у вас есть?» Здрасьте-приех... «Есть!» — отрезал напарник водителя и утащил нас к автобусу, пока проверяющий не опомнился. Кажется, решение ехать с этими ребятами было верным.

11.
11.

Нам обещали десять часов в пути. Радовало, что сидения в автобусе были мягче, чем в поезде, и можно разложить их почти до горизонтального положения. Шикарно, подумала я, устраиваясь поудобнее и проваливаясь в сон. 

Но в таких условиях разве долго поспишь? За окном же виды, виды пропустим! Пейзажи Ганьсу, к которым мы уже привыкли за неделю, сменились зелеными холмами, горами и равнинами. Редкие поселения на нашем пути намекали, что мы уже немного в другой стране. Усыпанные цветными квадратиками и кружками дома, форма крыш, незнакомые закорючки, обязательно сопровождающие каждую вывеску и надпись на китайском, буддистские ступы и шатры из натянутых веревок с яркими флажками — всё говорило о том, что мы как бы в Китае, но вроде и не совсем. 

Но самыми впечатляющими были бесконечные долины с белыми юртами и безмятежно пасущимися стадами яков и овец. Память порылась в своих закромах и выудила из завалов пыльный, но идеально подходящий этим пасторалям штамп — «тучные стада».

Я тормоз и не сразу связала слово «Предтибетье» с картинами за окном. Не могу сказать, что я никогда не хотела в Тибет — на свете вообще очень мало мест, куда я бы не хотела, пальцев на руках хватит, чтобы перечислить. Просто Тибет не вызывал достаточно любопытства, чтобы продираться через все формальности ради его посещения. Но после нескольких дней, проведенных в этой части Сычуани, Тибет зазвучал для меня уже по-другому.

12.
12.

Я пишу Ruo'ergai латиницей, потому что понятия не имею, как он пишется по-русски. Переводчик говорит «Хорхе», но это как-то совсем уж странное название для китайского города. 

Спустя чуть меньше, чем десять часов, мы сошли с автобуса прямо в объятия этого на удивление колоритного городка. Нас обступили хитроглазые таксисты и женщины, зазывающие к себе в гостиницу на ужин и ночлег. Как приятно, что в век интернета, всё еще есть место простой жуликоватой человечности. Среди всей этой братии мелькал наш водитель, показывая на дверь автовокзала, — билеты на «маленький автобус» следовало покупать там.

В кассах всплыло маленькое недопонимание — автобус до Хуанлуна будет только завтра, в девять утра. Упс. А нам надо сегодня.

13.
13.
14.
14.

Временем мы располагали, и вполне могли позволить себе провести остаток дня и ночь в этом свежеоткрытом для себя Ruo'ergai. Вон какие тут улочки интересные, и женщина, всучившая нам визитку, будет рада постояльцам.

С утра поедем в Хуанлун, а точнее в Songpan, который, как я уже писала, находится рядом. Погуляем по городу, а уже через день отправимся в нацпарк смотреть травертиновые террасы — да, там нужно быть с утра и иметь в запасе целый день. Во-первых, с утра будет самый правильный свет, а во-вторых, не хотелось никакой беготни. 

Было только одно большое но — прогноз погоды. Всю дорогу до Ruo'ergai было пасмурно, местами дождливо. Телефон сообщал, что всю следующую неделю будет так же — пасмурно и дождь. Всю неделю, кроме одного единственного дня, и день этот завтра. Да, прогноз погоды дело такое, с тем же успехом можно верить гадалкам. Но все-таки, август в Сычуани считается самым дождливым месяцем в году, и если уж надеяться на солнечный денек, логичнее делать это, имея хоть какие-то основания. Например, значок солнышка напротив даты.

15.
15.
16.
16.

Мы уже выяснили, что таксисты хотят четыреста юаней за доставку нас в Хуанлун. Немного прогулялись по пестрым улочкам, чтобы подумать. Вкусно пообедали в первом попавшемся заведении — местная кухня мне определенно нравится. Я еще раз посмотрела в телефон — на завтра все еще обещали солнце. И мы решили не тормозить. Ловить удачу за хвост. Довериться чутью и ехать сегодня же. В знак, что мы приняли верное решение, таксист скинул пятьдесят юаней, хотя мы и не собирались торговаться. Ну, раз он сам предложил...

17.
17.

Уже в темноте мы приехали к гостинице, которую удалось забронировать со второго раза (в первой не знали, как регистрировать иностранцев). Несомненный плюс такси — не было нужды останавливаться в Songpan, мы поселились прямо в Хуанлуне, рядом с входом в нацпарк. Как выяснилось, хозяева нашей гостиницы тоже не знали, как быть с лаовайскими паспортами, но виду не подали, и вообще были очень добры. А еще кровать в номере была тюнингована электрической простыней, что было спасением — на улице ночью было всего +12 градусов. Я хихикала, где обещанная жара-то? В Ганьсу мы жары не заметили, всю неделю не расставались с кофтами для подстраховки, а тут вообще дубачище, как зимой.

Но самое главное — мы добрались, куда хотели. И, наконец вытянувшись во весь рост, задрыхли без задних ног. Последней моей мыслю было «поскорее бы зав...»


 
Сегодня в СМИ