О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

"Железная кость" Сергей Самсонов

 


Магнитная аномалия
Что ж за твари такие-то мы, из чего же нас сделали? Кто такими нас сделал?

"Железная кость" история олигарха, которая начинается в середине девяностых с рейдерского захвата металлургического комбината и проводит читателя через начало нулевых, ознаменовавшихся постановкой финансовой элиты перед выбором: делиться или перестать быть. Бывший детдомовец, ныне миллиардер Угланов со своей правдой на одном полюсе повествования, его протагонист "босяк", рабочий металлургического завода Чугуев - на другом.

Я прочитла четыре романа Сергея Самсонова, ровно половину из того. что он написал, и не могу считать себя специалистом по его творчеству в целом, но определенное впечатление об особенностях прозы сложилось. Попробую сформулировать рассказ о частном случае конкретной книги через общее читательское впечатление о творчестве писателя.

1. Ницшеанство на отечественном материале. Он не пишет об обычных людях, тема маленького человека, столь значимая для русской литературы, за пределом интереса Самсонова. Его герой сверхчеловек, наделенный талантом спортсмена, музыканта, военного летчика аса, полководца или управленца, но обязательно в крайнем, высочайшем уровне проявления.

2. Противостояние. Носителей суперсилы, двое, они могут быть военными противниками (Зворыгин-фон Борх "Соколиный рубеж", Леднев-Халзанов "Высокая кровь"), принадлежать к разным поколенческим стратам (восьмидесятник Камлаев- шестидесятник Урусов "Аномалия Камлаева") или противоположным социальным слоям, как Угланов и Чугуев в"Железной кости". но это конфликт равных по уровню таланта, силы.

3. Язык, стилистическая изощренность которого восхищает одних и приводит в ярость других читателей. Невероятное богатство, органически сочетающее современный разговорный, архаизмы, профессиональные жаргонизмы, диалектизмы, сленг, канцеляризмы, высокий штиль. Писатель соединяет эти несоединимые вещи, которые становятся под его пером пластичным материалом, с равным мастерством выдувая из них хрупкие стеклянные фигурки и выплавляя чугунные отливки.

Особая ритмическая организация, поэтика, напевность стиха в прозе приводят на память Гоголя, Грина, Булгакова. Но одновременно с этим, самсоновская проза избыточно многословна он будто отрицает, что краткость - сестра таланта. Монологи героев чудовищно затянуты, тем же грешат и диалоги, где реплика растягивается на страницу и больше. Это утяжеляет как роман, так и процесс чтения, до физического отторжения.

4. Сюжет. Самсонов мастер фабулы, драматургия мощная, страсти просто античные и конфликты серьезнее некуда Судите сами, в пределах одного этого романа: задавленный беспросветной жизнью рабочий - миллиардер; президент - олигарх; созидатель - временщики; зеки - тюремное начальство; мужики - уголовники на зоне.

Однако тут, как в случае с языком, лучшее - враг хорошего. Избыточность конфликтных линеек давит непомерным весом, превращает чтение в непрерывное выкарабкивание из-под глыб и напластований дополнительных смыслов, расшатывает сюжетный стержень. Чрезмерная многофигурность тоже не на пользу роману.

5. Маскулинность. Эта проза совершенно точно не пройдет теста Бекдел. Самсоновский мир отчетливо, я бы даже сказала подчеркнуто мужской. Создавая интересные и яркие женские образы, автор обрекает их на роль жертв, обреченных безропотно принимать через любимых мужчин страдания. Нина в "Аномалии Камлаева", Дарья, Ася, Зоя в "Высокой крови" , Натаха, Алла, Станислава "Железной кости".

Это не выглядит иронией над наступлением мирового феминизма и потешным бунтом против него, как у Пелевина или Сорокина, кажется во вселенной Самсонова не существует самого понятия женщины как субъекта. Как бы ни была она хороша, умна, профессионально востребована, ее роль объектна и сводится к тому, чтобы ждать, плакать, терпеть, умирать. Дремучая патриархальность выводит эту прозу за пределы трендовой литературы.

6. Структурно нехорошо, линейность в пределах одного акта начисто игнорируется. В порядке вещей эпизод, в котором сначала рассказывается о том, что из этого вышло, а после, фрагментарно, серией реминисценций, путано и с тяжелым достоевским психологизмом, излагается суть происходящего. Сильно во вред повествовательной связности и логике.

7. Антураж и декорации. Самсонов хорош с насыщением романного пространства предметами и фоновой плотностью, создающей впечатление присутствия: в металлопрокатном цеху, в лондонском доме нувориша, на руднике. Он не мастер детали. но мастер сеттинга.

Резюмируя: "Железная кость" сильная книга об эпохе. об особенностях национального менталитета, о том, как дошли мы до жизни такой. Но читать ее не будут, потому что это требует большого труда. Радует, что писательский талант Самсонова развивается и крепнет, прошлогодняя "Высокая кровь" великий роман.

 
Сегодня в СМИ