О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Марабуты и шерифы

 


Ни в одной другой стране мира суфии не пользовались таким почитанием и любовью, как в магрибских государствах. В Северной Африке суфийских шейхов называли марабутами, что значит «связывающий» или «посредник». Для местных мусульман марабут был как бы островком света в падшем и безумном мире: его очевидная святость, авторитетная и признанная всем миром, являлась гарантом спасения души. Можно было ничего не делать, но как-нибудь приобщиться к марабуту – и ты уже с Богом.

Неудивительно, что истории о магрибских святых полны всевозможных подвигов и чудес. Рассказывали, например, что аль-Хадж Ибрагим однажды засушил семьдесят ягод инжира, повесил их на веревке в доме и каждую ночь съедал по одной ягоде: это была его единственная пища. По всему Магрибу он славился как выдающийся аскет и мог лечить больных своим пальцем, смоченным в слюне. Один раз он потер слюной свое колено, чтобы вылечить колено женщины: боль перешла к нему в колено, а женщина выздоровела.

О марабуте аль-Маджубе говорили, что он отличался необыкновенной добротой и женился на одной вдове только потому, что она бедствовала, а когда ее жизнь наладилась, сразу же развелся. Чтобы заботиться о чужих сиротах, он бросил свою голодавшую семью, и Аллах заботился о ней вместо него. Народ любил его так, что толпами ходил за ним повсюду, где бы он ни появлялся. Но когда однажды на улице его окружило слишком много последователей и любопытных, он взял барабан у какого-то танцовщика, стал в него бить и танцевать, пока все не разошлись. В другой раз он оделся в женское платье, чтобы люди прониклись к нему презрением. На вопрос, зачем он это делает, он ответил: «Затем, что надо поклоняться не мне, а Богу». 

Аль-Маджуб творил чудеса – умножал количество сушеных фиг в корзине и насыщал множество людей одним блюдом во время голода. Некоторые его действия были достаточно злыми: так, некий аль-Бути насмехался над ним, называя облезлым или прокаженным; в ответ аль-Маджуб дунул ему в лицо, оно покрылось язвами, и вскоре он умер от проказы.

В народе считалось, что сила духа марабутов сказывается и физически: преисполненные ею, они полнокровны, дородны и отличаются особой мужской силой. Некоторые ученицы шейхов не только обслуживали их, но и разделяли с ними ложе. Из за этого мужья были против, чтобы их жены ходили к шейхам. Одному такому недовольному мужу марабут Сиди Али крепко пожал руку, и тот на целый год остался сидеть во дворе, не в силах сдвинуться с места, так что друзьям приходилось закрывать его от солнца и дождя.

Среди других чудотворцев особенно славился Сиди Махлуф из Раббата, иудей, перешедший в ислам и ставший марабутом. Говорили, что он, как Иса, мог ходить по воде и исцелять парализованных. Юродивый Мулай Бушта умел вызывать дождь и возвращать речь немым и слух глухим. Марракешская святая Лалла Зухра вообще вела полусказочный образ жизни: ночью была девушкой, а днем — соколом, и отец выгуливал ее на своей руке.

Шерифы

В более позднюю эпоху магрибский марабутизм принял форму почитания шерифов. Шериф на арабском значит «почтенный», «благородный». Под этим словом обычно понимали потомков Мухаммеда и его ближайших родственников, которые получили от Пророка божественную благодать и, следовательно, имели право на власть в исламском обществе. 

Мусульмане различали законных шерифов – прямых потомков Мухаммеда через его дочь Фатиму, шерифов-джафаритов – потомков его дядей, и фальшивых шерифов-самозванцев, которые были святыми только на словах.

В некоторых магрибских странах шерифы стали почитаться не только в народе, но и официально, на уровне государства. Маринидские султаны торжественно возродили культ идрисидсксих шерифов, сделав его центром мавзолей Идриса II в Фесе. 

Шерифы и марабуты при этом фактически слились, объединившись в одной фигуре праведника-святого. Чаще всего это слияние выражалось в том, что марабуты просто объявляли себя шерифами, приписывая себе родство с Пророком. Для суфия уже недостаточно было быть только святым – надо было быть еще и шерифом. 

Магрибским правителям ничего не оставалось, как тоже объявить себя шерифами, иначе никто не стал бы принимать их всерьез. Через какое-то  время в Северной Африке уже невозможно было править, не будучи потомком Мухаммеда и святым.

Другие посты на эту тему:

Безумие ради Аллаха (Ранний суфизм)

Руми – «танцующий шейх», создавший орден дервишей

Первый пост о суфизме. Что это вообще такое

Второй пост о суфизме. Две школы – пьяная и трезвая

Третий пост о суфизме. Кто такие захиды и чего они хотели

Четвертый пост о суфизме. Суфии - исламские монахи

Пятый пост о суфизме. Полное погружение

Шестой пост о суфизме. Искусство достигать экстаза 

Седьмой пост о суфизме. Есть ли в исламе святые и кто они такие

Восьмой пост о суфизме. Мусульманские монастыри: теория и практика

Девятый пост о суфизме. Шейхи и мюриды, или Cтарчество в исламе

Десятый пост о суфизме. Жизнь странствующего дервиша

Одиннадцатый пост о суфизме. Борьба с гордыней – тоже гордость

 
Сегодня в СМИ