О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Камертон кино советского и российского: Ко дню рождения Инны Чуриковой

 


В своем последнем на данный момент фильме Инна Чурикова появляется всего на несколько минут. В «Иване Денисовиче» она играет старицу, которая разговаривает с главным героем. Но именно эти кадры добавляют картине глубокий смысл. Крупный план, в котором ее героиня крестит уходящего Ивана Денисовича, становится камертоном всей истории. Так и саму Чурикову можно считать камертоном таланта, дающим эталонную высоту. День ее рождения — прекрасный повод, посмотреть на жизнь актрисы и ее самые яркие роли.

Фото: Legion-Media
Фото: Legion-Media

Дочь москвичей родилась не в столице. Это был 1943 год, и семью Чуриковых эвакуировали в город Белебей Башкирской АССР. После войны они вернулись домой уже с маленькой Инной на руках. Родители будущей кинозвезды даже близко не приближались к творчеству и искусству: отец — агроном, а мать — почвовед. Как у таких земных родителей родился столь поэтично-одухотворенный ребенок, неясно, но в любом случае их стоит поблагодарить, что не помешали дочке идти по выбранному пути. А вот в выборе, не хочется говорить — профессии, а именно дела и смысла жизни, Инна не сомневалась. Патриотично воспитанные дети мечтали о героических работах доктором или учителем, а юная Чурикова грезила одним, быть актрисой, и никогда не отвлекалась на другое.

Вселенная благоволила Инне, и первым ее учителем стал сам Лев Елагин, советский актер и режиссер. К нему в театральную студию при Театре имени Станиславского девочка пришла в девятом классе. Мэтр разглядел в ней актерский талант и помог подготовиться к вступительным экзаменам в театральное училище. Но экзамены Инна не сдала — способная абитуриентка провалилась из-за внешности. Школа-студия МХАТ и Щепкинское училище не хотели брать некрасивую девушку. Студии искали новых Элину Быстрицкую и Светлану Дружинину, а большеглазая девочка с вытянутым лицом и всклокоченными волосами не вписывалась, как сейчас сказали бы, в формат. Очень интересно было бы посмотреть на этих людей, когда спустя несколько лет Чурикова получила главную премию МКФ в Локарно или звание «Лучшая актриса года» в СССР.

Кадр из фильма «Я шагаю по Москве», реж. Георгий Данелия, 1964
Кадр из фильма «Я шагаю по Москве», реж. Георгий Данелия, 1964

Но оставим это на их совести, ведь в театральный институт имени Бориса Щукина Инну тоже не хотели зачислять. Помог случайно проходивший мимо Юрий Соломин, популярный актер, преподававший там. Сжалившись над рыдающей после отказа Инной, он убедил комиссию зачислить ее. Кто мог знать, насколько судьбоносной станет его спонтанная помощь!

К окончанию «Щепки» (с красным дипломом) ситуация с форматом не изменилась: театры и студии вынесли приговор: «Чурикова не подходит для главных ролей». Но молодая актриса не отчаялась — скакала на метле в роли Бабы-яги в ТЮЗе, соглашалась на роли дурнушек в кино. Началось с Райки в антирелигиозном манифесте «Тучи над Борском», практически уже забытом к настоящему времени. А после была крошечная роль в шедевре Георгия Данелии 1963 года «Я шагаю по Москве»: нелепая девушка с тонкими косичками рисует лошадь. Удивительно, но эта эпизодическая сцена впечатывается в память наравне с основными — так Инне удается за пару минут экранного времени передать характер неназванной героини.

Имя Чуриковой в начальных титрах впервые появляется в сказке «Морозко». Ее нестандартную внешность Александр Роу решил использовать в комедийном амплуа, дав ей роль персонажа зловредного и неприятного.

Кадр из фильма «Морозко», реж. Александр Роу, 1964
Кадр из фильма «Морозко», реж. Александр Роу, 1964

Пришлось актрисе ездить на санях, запряженных свиньями, есть лук, сидя в сугробе, носить практически клоунский грим и говорить дурацким голосом, но именно Марфушка-душенька и принесла ей известность. Сама Чурикова была невероятно расстроена, увидев себя на экране такой уродливой: «После этого всерьез подумывала над тем, чтобы никогда больше не сниматься в кино». Хотя, если проанализировать актерскую работу, ее веснушчатая и глуповатая героиня намного ярче и глубже, чем протагонист — миловидная и плоская Настенька с писклявым голоском.

Быть Чуриковой на экране бесполой клоунессой, не появись в ее жизни Глеб Панфилов — ее первая и единственная любовь и главный режиссер. Именно Панфилов смог разглядеть в ней и показать всем трогательную женственность и глубинную сексуальность. Хотя немного ранее на излишнюю чувственность актрисы в неположенном для этого месте уже поступали жалобы. В одном из спектаклей Московского ТЮЗа Чурикова играла лису, в которой, как утверждали бдительные учителя и воспитатели, перебор сексуальной энергии в сценах поимки зайчика.

Кадр из фильма «В огне брода нет», реж. Глеб Панфилов, 1967
Кадр из фильма «В огне брода нет», реж. Глеб Панфилов, 1967

История любви Панфилова и Чуриковой кажется почти фантастической. Молодой режиссер готовился к съемкам своего первого полнометражного фильма «В огне брода нет» и никак не мог найти актрису для главной роли. Совершенно случайно по телевизору Панфилов видит Инну Чурикову в одной из многочисленных эпизодических ролей. Ассистенты искали ее по всем студиям и театрам Ленинграда, тогда как Инна была в Москве. Помог Ролан Быков, который к тому времени уже заприметил талантливую актрису и свел ее с Панфиловым. Глеб, увидев Чурикову, закричал: «Таня Тёткина!»

В эпоху, когда советский экран принимал только два женских типажа: полнощекая комсомолка с горящими от патриотизма глазами и томная красавица на грани обморока, — Таня Тёткина стала феноменом. Невзрачная героиня, о которой даже ее жених говорит: «Баба как баба, некрасивая только». Но в ее нескладном теле скрыты невероятный талант и пылающая душа. Таня любит отчаянно и так же безумно верит, один персонаж в этом фильме прямо заявляет ей: «Дура ты, дура, а может быть, чудо». Примечательно, что нечто подобное Чурикова уже слышала от преподавателя Щепкинского училища Вениамина Цыганкова, который, оценивая ее на экзамене, сказал: «Она или дура, или гений».

Кадр из фильма «В огне брода нет», реж. Глеб Панфилов, 1967
Кадр из фильма «В огне брода нет», реж. Глеб Панфилов, 1967

После окончания съемок фильм кладут на полку — членам Политбюро не нравится в нем всё, а особенно слишком реалистичные сцены. Но в 1968 году фильм выпускают в прокат. Хотя в СССР он не впечатляет критиков, триумф приходит за границей. Глеб Панфилов получает главный приз «Золотой леопард» Международного кинофестиваля в Локарно. Так в 24 года Инна Чурикова взошла на вершину Олимпа. И там и осталась.

Панфилов и Чурикова нашли друг друга и остались вместе на всю жизнь (это уже можно утверждать более полувека спустя). Семейный и творческий тандем подарил миру невероятную актрису и фильмы, ставшие шедеврами. Конечно, Инна снималась и у других режиссеров, но именно Глебу удалось достать из нее что-то, о чем не знала сама актриса: способность становиться тем, кого играет, преображаться без грима, создавать за секунды «образ-эмоцию».

Особенно это чувствуется в следующей совместной работе пары. Фильм «Начало» (1970) сюжетно пересекается с картиной «В огне брода нет»: снова история неказистой провинциалки, в которой открывается творческий талант. Ткачиха Паша Строганова в свободное время играет в любительском театре Бабу-ягу, но неожиданно ей предлагают роль Жанны д’Арк.

Кадр из фильма «Начало», реж. Глеб Панфилов, 1970
Кадр из фильма «Начало», реж. Глеб Панфилов, 1970

Какая актриса не мечтает сыграть Орлеанскую деву? Чурикова жаждала этой роли не меньше ее персонажа и даже отказалась играть у Андрея Кончаловского в «Дяде Ване». Панфилов добивался разрешение на исторический фильм, но вот кинематографическое начальство жаждало другого — идеологических картин о советских рабочих. Режиссеру удалось договориться о совместных съемках с Францией, но и с той стороны были строгие условия: в главной роли должна быть Катрин Денёв или Ванесса Редгрейв. Менять жену на европейскую диву Глеб не хотел. Сюжет, где современную актрису приглашают на историческую роль, стал уловкой, чтобы все-таки сделать кино о великой свободолюбивой Жанне д’Арк.

Кадр из фильма «Начало», реж. Глеб Панфилов, 1970
Кадр из фильма «Начало», реж. Глеб Панфилов, 1970

И ведь получилось. Фильм хоть и вызвал немало вопросов у критиков, зрителям — как советским, так и французским — понравился. Чурикова стала «Лучшей актрисой года», а Панфилов получил «Серебряного льва» Венецианского фестиваля. Кстати, копия картины «Начало» хранится в музее Жанны д’Арк в Руане.

Ни одну из героинь Чуриковой нельзя назвать обычной или нормальной. Они все, как и она сама, балансируют на грани между безумием и гениальностью. Эксцентричная баронесса Якобина фон Мюнхгаузен в фильме Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен» — одна из самых любимых ролей Инны. Якобина не очень умна, но отчаянно хитра, и Чурикова творит ее со всем талантом скоморошества. Много ли клоунских персонажей запоминаются так, как этот?

Кадр из фильма «Тот самый Мюнхгаузен», реж. Марк Захаров, 1980
Кадр из фильма «Тот самый Мюнхгаузен», реж. Марк Захаров, 1980

С каждой новой ролью Чурикова расцветает в своем мастерстве. Осанка всё горделивее и движения всё более уверенны. Глеб Панфилов поверил в ее гениальность, а после и она сама использует талант легко и естественно, вживаясь в каждую роль полностью, до самого дна, даже если героиня ей непонятна.

Когда Глеб предложил жене стать Вассой Железновой, этакой селфмейд-вумен начала XX века, Инна даже испугалась. Нет, как она считала, в ее характере столько силы, как у этой молодой купчихи, что пытается удержать семейное дело и сохранить семью в суровых условиях приближающейся революции. Горьковская героиня в исполнении Чуриковой становится еще многограннее и интереснее. Женственность актрисы в сочетании с атмосферой надвигающейся катастрофы порождает на экране новую силу — мягкую, женственную, но несокрушимую.

Кадр из фильма «Васса», реж. Глеб Панфилов, 1983
Кадр из фильма «Васса», реж. Глеб Панфилов, 1983

Петр Тодоровский другой актрисы, кроме Инны Чуриковой, на роль Веры Нетужилиной не видел. Несмотря на название, «Военно-полевой роман» — это лирико-психологическая драма о любовном треугольнике. Вера, жена главного героя, должна быть немного не от мира сего, раз всё понимает и прощает. Деликатнейшая героиня Чуриковой видит намного дальше своего мужа и чувствует глубже своей соперницы, предсказывая каждый шаг намечающегося адюльтера. Такую чувствительность персонажа оценило жюри Берлинского кинофестиваля — российская актриса получила «Серебряного медведя». А сам фильм был номинирован на премию «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке».

Кадр из фильма «Военно-полевой роман», реж. Петр Тодоровский, 1983
Кадр из фильма «Военно-полевой роман», реж. Петр Тодоровский, 1983

Родители Чуриковой развелись, когда она была еще маленькой девочкой, но детская травма не раз всплывала в жизни актрисы. К счастью, ее реальный брак до сих пор непоколебим, но экранный развод Инна проживает как свой собственный. Фильм «Курьер» открывается сценой в ЗАГСе. Заплаканная Лидия Алексеевна Мирошникова расстается с мужем, полюбившим другую. Первой эта сцена была и в съемочном графике. Чурикова под камерой по-настоящему плакала навзрыд. А знакового эпизода с рассказом о сне Лидии даже не было в сценарии, настолько гармоничной оказалась ее импровизация. Фильм стал лидером проката в СССР, а Чурикова была награждена не премиями, но любовью всех покинутых советских женщин.

Кадр из фильма «Курьер», реж. Карен Шахназаров, 1986
Кадр из фильма «Курьер», реж. Карен Шахназаров, 1986

Невзлюбив в начале карьеры комедийных персонажей, в конце 90-х Чурикова с удовольствием возвращается к ним. Многодетная мать близнецов Кроликовых Прасковья в «Ширли-мырли» отлично вписывается в галерею героинь актрисы. Владимир Меньшов здесь дал Инне полный карт-бланш, позволяя плыть по сюжету в потоке импровизации. Персонаж у нее получается гротескным, но отлично влившимся в экранную буффонаду.

Кадр из фильма «Ширли-мырли», реж. Владимир Меньшов, 1995
Кадр из фильма «Ширли-мырли», реж. Владимир Меньшов, 1995

С конца 90-х Чурикова всё больше времени отдает театру, который не оставляла ни на день. После ТЮЗа она перешла в Московский государственный театр «Ленком», где играет до сих пор. Но и от камер не отказывается, не боясь экспериментировать, сниматься в сериалах и петь с Земфирой.

Даже спустя десятилетия Чурикову не назовешь актрисой одной роли, с которой актриса бы ассоциировалась напрямую (несмотря на обилие ярких ролей, Чулпан Хаматова «застряла» в «Стране глухих», а Елену Яковлеву всё еще называют «Интердевочкой»). Ее фильмография — калейдоскоп, сама сущность актрисы требовала от нее полярностей, оксюморона. В мгновенье ока превращаться из скромной красавицы Валентины («Валентина») в железную Вассу Железнову, из экскурсовода Саши Николаевой («Тема») в перманентно пьяненькую Прасковью Кроликову, из красавицы в уродину, из комсомолки в королеву. Она может быть кем угодно и быть искренней в этом образе на все сто процентов.


Текст: Кропотина Лилия

 
Сегодня в СМИ