О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

О том, чем Сара Бернар отличалась от Элеоноры Дузе, как слиться с персонажем и выучить текст

 


У каждого из нас есть сокровенные вопросы, которые мы стесняемся задать. Или попросту не знаем кому. Сегодня — день, когда ответ предваряет вопрос, а туманное становится чётче, будь то цель где-то за горизонтом наших представлений о мире, или Самый Главный Вопрос...
_____
© найдено на просторах Интернета

Вчера, оказывается, был не только День булочек с корицей, но и ещё один праздник — День ответов на незаданные вопросы. Решила, что отмечу его немного наоборот: во-первых, не день в день, а, во-вторых, путём ответов на заданные и уже давно ожидающие ответов вопросы френдов. Прежде всего, на вопросы vselenay и veronika_stef. В общем, в эфире рубрика «Вы нашуршали — разбираю листву».



Упражнений на «вхождение в образ», как таковых, нет. Есть большая работа актёра, предшествующая каждой новой роли — то самое, что Станиславский после «Работы актёра над собой» подробно описал в «Работе актёра над ролью» (вторая часть системы Станиславского).
Вот вам такой пример: две великие актрисы, Сара Бернар и Элеонора Дузе, они жили и выступали в одно время, но актёрское искусство воспринимали по-разному. Сара Бернар была яркой, пылкой, эксцентричной. Дузе на сцене оставалась прежде всего человеком. Манеры Бернар сегодня вызывают улыбку, а вот игра Дузе до сих пор трогает до глубины души, потому что неподвластна веяниям моды и будет актуальной всегда. Проще говоря, игра этих актрис воплощает два взгляда на актёрское мастерство: один подход — изображающий (Бернар), второй — переживающий (Дузе). В первом случае актёр следует за персонажем, сознательно подражая ему. Во втором — пытается выразить чувства героя через понимание себя и своей роли. Изображающий метод заставляет актëра придерживаться объективного взгляда на персонажа, а переживающий — побуждает к слиянию с образом и проживанию его на сцене через свой субъективный опыт.

И вот, чтобы проникнуться своим персонажем, а не просто его изображать, надо изучить самого себя. Надо изучить своего персонажа, его биографию (по материалу пьесы, а, может быть, что-то и дофантазировать). Погрузиться в эпоху, в которую жил твой персонаж (ладно, если он/она твой современник, а если нет?) В случае, если персонаж отрицательный, обязательно найти, в чём его можно и нужно оправдать. Вообще, как, опять же, учил Станиславский, когда играешь злого, — ищи, где он добрый; когда играешь старика, — ищи, где он молод. Вот всё это и есть та самая работа над ролью. Всё это вместе одновременно и сложно, и невероятно интересно :)



Роль лучше всего «учить ногами». В смысле, не садиться с текстом, пытаясь его зазубрить, а разобравшись в застольном периоде спектакля с логикой твоего героя, идти и репетировать. Главное, чтобы текст был не вызубрен и оттарабанен «с выражением» (это не актёрская игра уже, простите), а присвоен. А это будет тогда и только тогда, когда ты проникся своим персонажем (см. выше, что для этого следует сделать :))

В нашем спектакле «Играем «Театр» Майкл Госселин говорит такую фразу: «...Актёры часто позволяют вольничать с текстом. Делают то, что я не ставил, а я очень педантичен в этих вопросах. Я считаю, что надо придерживаться авторского текста. Хотя то, что пишут нынешние драматурги, их слова немногого стоят». Полностью разделяю мнение этого героя. Всегда стараюсь говорить именно так, как написал драматург. Особенно, если речь идёт о классике. И уж, конечно, если, к примеру, пьеса в стихах, да ещё и не просто в стихах, а классическая в стихах (например, Шекспир), то тут уж даже от элементарного заучивания не отвертишься. Ну было бы странно, согласитесь, выйти героем или героиней шекспировской пьесы и начать пороть отсебятину?

Я ещё ни разу не сталкивалась с тем, чтобы мне надоела моя роль. Мне кажется, это очень-очень плохой признак и очень тревожный сигнал, коль таковое произойдёт. Значит, ты перестал работать над собой и над своей ролью, перестал искать в ней какие-то другие грани. Театр ведь тем и прекраснее, и интереснее кинематографа, что всегда непредсказуем. Он всегда новый. И каждый последующий спектакль никогда не похож на предыдущий.

В плане заучивания большого текста, который нужно знать дословно, очень помогает приём, которому нас обучали ещё в театральном институте: говорить текст быстро, при этом так же быстро ходя. Мне с детства помогает проговаривание текста перед самым сном «про себя». То есть, когда уже окончательно ложишься спать и лежишь в кровати, проговори «про себя» весь текст и засыпай. На утро всё будешь знать (стихотворный текст, кстати, таким образом отлично запоминается). Ну и, разумеется, если ты — актриса, а муж у тебя тоже актёр, всегда можно помочь друг другу, как у нас говорится, «покидать текст» :)

Сразу оговорюсь, что касается съёмок в кино, то все перечисленные приёмы можете забыть. Конечно, если у тебя большая роль, с большим количеством текста, если ты — один из главных персонажей, тебе и текст распечатают, и время на его выучивание дадут, можешь сценарий домой забрать и спокойно подучить. Если у тебя эпизод, роль небольшая, и ты — далеко не главный герой, а смена у тебя запланирована одна (ну максимум две), будь готов получить текст прямо на площадке за несколько минут до съёмок твоей сцены. И тут же выучить. И как ты будешь это делать — это только твои проблемы :)

*   *   *
Друзья мои, если вы тоже желаете пошуршать листвой — милости прошу. Можете написать, что бы вы ещё хотели узнать, обсудить. Можете спросить или уточнить, если что-то вам стало особо интересно или любопытно по темам, уже звучавшим в моём блоге, либо предложить мне новую тему для очередного поста. Спросить что-то о моей профессии, о жизни хозяйки Леса, о чём угодно, в чём я, разумеется, компетентна.

Свои вопросы оставляйте прямо в комментариях к настоящему посту. А я через некоторое время опять с удовольствием разберу всё, что вы нашуршите.
 
Сегодня в СМИ