О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Старые книги в моём шкафу

 


Читайте старые книги.
Шарль Нодье

Прошедшее лето в библиофильском смысле выдалось странным, в том смысле, что мне повезло купить книги, которые теоретически не могли попасть в мои руки, поскольку из нынешней России запрещено вывозить издания до... не помню, до какого года, но уж точно нельзя довоенное. А это кто-то вывез ещё в 90-е годы, вероятно, умер, и наследники продали через интернет этот бумажный мусор.



Часть хороших книг пролетела мимо носа, но кое-что я подхватил.

Всё перечислять не буду, упомяну лишь о "Новых текстах переписки Вольтера" издания Академии Наук СССР 1956 года (на двух языках, но я по французски не парле) - необыкновенно интересно, а тираж 3 000. Ну, там ещё первый том "Истории философии" 1940 года, от милетской школы до поздней схоластики, под редакцией Александрова, и его "Философские предшественники марксизма", тоже 1940 года, плюс "Краткий философский словарь" Розенталя и Юдина, второе издание, 1941 год, да ещё "История римской литературы" Покровского 1942 года, это всё понятно. Но расскажу интересное: мне попала в руки книжка некоего Д.Джексона, английского журналиста, под названием "Послевоенный мир". Издана в 1937 году. Вот это, скажу я вам, вещь! Этот парень скурпулёзно и очень понятно описывает всё, что произошло в мировой политике с окончания мировой войны и до середины 30-х. Последовательно идёт по земному шару, не пропуская ни Африку, ни Иран, ни Боливию. Всё, всё излагает подробно, сдержано, не высказывания никаких политических оценок. Очень многое из этой перспективы становится понятным - ведь Д.Джексон понимает, что будет новая мировая война, но не знает, когда она начнётся. Некоторые суждения из нашей перспективы кажутся парадоксальными, но, подумав, приходится согласиться с Д.Джексоном, а не нынешними политически ангажированными политологами. Например, этот журналист указывает, что самой пострадавшей по окончании мировой войны страной оказалась не Германия, а... Венгрия. Ну там вообще много чего интересного, и про фашизм, и про Китай, и про США.

В пару к этой прекрасной книге досталось мне довольно странное издание: "О тех, кто предал Францию", сборник статей и памфлетов Андре Симона, Гордона Уотерфилда, Андре Моруа, Пертинакса и Жюля Ромэна, 1941 год. Там эти выдающиеся литераторы подробно рассказывают о "днях позора" и анализируют, как это вообще стало возможным. Конечно, такая книга могла появиться только после "вероломного нападения немецко-фашистских захватчиков на нашу советскую родину", ибо до 22 июня агрессором и воплощением международного негодяйства в глазах советских людей была именно Франция, а не Германия, ведомая вождём немецкого пролетариата Адольфом Гитлером на справедливый бой с международной плутократией. В общем, прекрасное дополнение к "Послевоенному миру" Джексона.

Но лучшим, что попало мне в руки, оказался "Курс западной литературы ХХ века. Том первый" Гальпериной, Запровской и Эйшискиной. Это 1935 год, издание второе, что подразумевает существование второго тома, как минимум, в первом издании - но найти второй том невозможно, его нигде нет. Вероятно, во втором томе у авторов окончательно отказали тормоза, и книгу изъяли из обращения. Но, может быть, авторов второго тома вовремя схватили за руку, так что второй том не появился на свет. Но первый том! Это нечто с чем-то!

Конечно, обидно что весь том посвящён только довоенной литературе. Двадцатые годы должны были быть проанализированы во втором томе. Но даже в этом виде обзор впечатляет. Авторы описывают, комментируют, апализируют не только писателей первого ряда, но и второстепенных, важных для своего времени и напрочь забытых впоследствии. К тому же, они ещё не знают, какая репутация будет у описываемых ими писателей, так что суждения едкие, умные, безоглядные до сарказма и, по большей части, справедливые. Сейчас "Курс" производит впечатление нонконформитского ниспровержения кумиров, однако в ту пору не было известно, кто станет кумиром, а кто будет оплёван или попросту забыт.

Например - "Писатели французского национализма. М.Баррес. "Трилогия национальной энергии". Реакционная романтика и публицистический роман Барреса. Путь Барреса к фашизму..." и так далее. Или -"Ст.Крейн - от натурализма "Мэгги" к изощрённому импрессионизму "Алого знака доблести". Вот такие пироги пекли умники в Советской России в начале 30-х годов. Сам факт существования книг, подобных "Курсу западной литературы", меняет представление о культурной атмосфере советских тридцатых.

Но есть там и странности, обусловленные непонятно чем. Например, Эйшискина обрушивается на Джозефа Конрада, хвалит его стиль, но обличает, как певца британского империализма, хотя, на мой взгляд, уж кого-кого, а Конрада сложно заподозрить в симпатиях к колониальной системе. Почему-то ей кажется, что Конрад показывает, скажем, Курца в "Сердце Тьмы", как положительного персонажа. Вот не знаю, как надо читать эту повесть, чтобы увидеть в ней симпатию к безумному каннибалу Курцу. Но если вы думаете, что эта дама так вот чисто в натуре по советски настроена, то вас крайне удивит то, что она пишет о Честертоне. Честертона она любит, холит и нежит, и, даже упоминая о том, что Честертон категорически поддерживает фашистов, снисходительно улыбается "Вот ведь чудак какой!" То есть, тут не совковое доктринёрство, а вкусовщина. Про американскую литературу она пишет интересно и объективно, но как только дело касается британской литературы, у неё, бедняги, буквально крышу сносит: одних она любит, других - нет.

Как бы там ни было, всё это очень, очень интересно.
 
Сегодня в СМИ