О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Почему Атридесы — красивые, а Харконнены — толстые и уродливые?

 


Найти ответ нам поможет древнегреческая философия и древнеримская история.

Кастинг (или словесное описание), при котором положительные персонажи — все такие красавчики, а злодеи — страшны шо смерть, в общем-то совершенно стандартен и в наши дни прямо-таки избит. Недаром грядущего "Бонда" уже заранее упрекают в скукоте из-за того, что главный антагонист (Рами Малек), судя по промо-фото — это человек с приобретенным лицевым уродством. Для золотой эпохи бондианы это было классикой жанра, теперь же, в нашу супертолерантную эпоху, воспринимается как шейминг инвалидов.


Главные герои двух полнометражных экранизаций разных поколений.

Так почему же не стоит обвинять создателей образа Владимира Харконнена в шейминге бодипозитивных людей с лишним весом, а также гомосексуалов? Потому что задумка автора, писателя Фрэнка Герберта, была крайне продуманной, и он специально, тщательно обдумав, придал каждому из своих персонажей именно ту внешность, которую тот заслужил.

Заслужил не тем, что потребитель контента априори воспринимает подсознательно красивых хорошими, а некрасивых плохими.
Нет, все сложнее.
Персонажи выглядят так по логике вымышленной вселенной Дюны, по законам её развития.

Рассказываю, причем тут греки, римляне, земная история, да и вообще искусствоведение.



Стеллан Скарсгаард в роли барона в новой экранизации

Фрэнк Герберт был очень образованным товарищем, он знал колоссально много, прочел дикое количество классических книг и встроил их в свою вселенную Дюны в качестве фундамента. Некоторые из этих компонентов я разбирала ранее (см. по тэгу). Но он делает это так искусно и тонко адаптируя, что нормальный читатель не осознает этого использования классиков (как мы, например, не видим, читая "Евгения Онегина", какие французские и английские романы и поэмы пародирует Пушкин).

Одним из литературных компонентов "Дюны" является и античная трагедия, во всей её кровавости и неотвратимости. (Это будет заметно в 2-м и 3-м романе цикла особенно). Не зря главным героям дается фамилия Атридесы, то есть Атриды. Это микенская царская династия Агамемнона, Клитемнестры, Ореста, семейные драмы которой воспел Эсхил и многие другие. Греки -- прямые предки герцогской династии: Агамемнон будет являться Алии в числе предков в 3-м романе.

А теперь про красивое.
Важнейшей концепцией древнегреческой эстетики, философии, да и вообще образа жизни, была калокагатия.
Следы этой концепции мы знаем до сих пор в слогане "В здоровом теле -- здоровый дух!", только толкуем уже совсем неправильно.
Если грубо обобщать, идея калокагатии такова: человек должен быть красив одновременно и внутри, и снаружи, душой и телом. То есть, если человек прекрасен лицом, то и душа его сему соответствует, и наоборот. (Некрасивость прощалась только Сократу).

Скажем так: большинство современных политиков на древнегреческих выборах никуда бы не прошли, ибо греки, изобретатели демократии, считали, что кандидаты, которые так паршиво выглядят, и несут на своем лице черты всех пороков, болезней и возраста, хорошими правителями быть не могут. (Интуитивно также думали американцы, голосуя за Кеннеди вместо Никсона). (Калокагатия в русской википедии).

Еще так повезло, что величайший правитель эллинов, Александр Македонский, был тоже очень красив. Это подкрепило "закон".
В общем, греческим правителям было совершенно естественно позировать в таком виде:


Т.н. "Эллинистический правитель": изображает неизвестного царя (cр. со сценой с обнаженным Оскаром Айзеком в новой экранизации)

Подразумевалось, что если ты, царь, не можешь так, то, наверно, ты и не очень хороший царь.
Поскольку это была эпоха, когда правители были профессиональными воинами и должны были быть настоящими "спортсменами", выносливыми и сильными, это действительно было разумно и срабатывало.

***

Итак, Атридесы — красивые, потому что в концепции вселенной Дюны они — идеальные правители, живущие согласно "правильным" нравственным идеалам, хорошо питающиеся и активно занимающиеся спортом.
Харконенны, главным образом, барон — некрасивые (толстые), потому что у них "плохие" нравственные идеалы, принципы управления, нездоровый образ жизни. Барон Владимир обжирается и чересчур расчитывает на механических помощников (типа того, с помощью которого он летает). Племянник его Фейд-Раута (отсутствующий в фильме) —  спортивный юноша. Красивый (у Линча его сыграл молодой и злющий Стинг). Фейд-Раута смотрит на дядю-барона и про себя говорит, что он никогда не даст себе так распуститься. Фейд-Раута -- темный двойник Пола, его двоюродный брат и в финале романа -- ключевой поединщик. Одна из сестер Бене Джессерит смотрит на него и думает с сожалением, что из него мог бы получиться потрясающий человек, если б его воспитали у Атридесов. Фейд-Раута — красивый, несмотря на то, что он плохой, чтобы показать, каким бы мог быть "темный Пол".



Мы увидели, какое у Герберта есть теоретическое обоснование, чтобы сделать Атридесов идеально красивыми. А какое у него для этого есть, так сказать, логическое обоснование, как это достигнуто механикой мира?

Очень проработанное.
Одним из столпов "Дюны", помимо спайса, является генетическая программа сестер Бене Джессерит. Они на протяжении поколений занимаются выведением сверхчеловека с суперэкстрасенсорными и предвидческими способностями. Делают они это также, как вывели мопсов и шотландских вислоухих — спаривая подходящих кандидатов, в том числе самых ближайших кровных родственников, с целью закрепления ценных качеств, и выбраковывая погрешности.

Ареной для своего эксперимента Бене Джессерит зачем-то избрали аристократические дома (вместо того, чтобы заниматься этим на какой-нибудь одной карманной планетке, силами местного НИИ). Делают они это очень долго: Пол про себя говорит, что он — результат 90 соитий (если по 4 поколения за век, то это получается 22 столетия).

Зачинать с помощью ЭКО нельзя (по правилам мира — батлерианский джихад запретил технологии), только  живьем. Для этого Бене Джессерит использует агенток — отдают аристократам своих сестер в качестве наложниц. Пиар поставлен отлично, иметь джессеритку наложницей — престижно. Герцог Лито Атридес юную Джессику в школе сестер купил за деньги (никакой романтической истории любви!).

Все они — красавицы. Общеизвестно, что они умны и обладают отличными навыками, самыми различными. Император разрешает воспитать 5 своих дочерей джессеритками, это сильно пригодится им в жизни; их мать — тоже из сестринства.

Благодаря генетической программе, к началу действия романа во вселенной сестры Бене Гессерит уже имеют 5 мужчин с проявляющимися экстрасенсорными способностями. Трое — более старшего поколения: это герцог Лето, сам император Шаддам и его ближайший друг (и видимо, родственник) граф Фенринг. Про последнего вообще говорится, что он почти бы стал искомым Квизац Хадерахом, если б не родился генетическим евнухом, на его ущербность указывает и то, что внешне он вышел уродом. Два других помоложе — Пол и его кузен Фейд-Раута, который, по рассчетам, стал бы отцом Квизац-Хадераха, если б Пол был девочкой и его женой.


Вирджиния Мэдсен в роли принцессы Ирулэн в экранизации Линча

Таким образом, красота — это необходимый и требуемый параметр сестер Бене Джессерит, который культивировался из поколения в поколение, наряду с другими качествами. Логично, что мужчины-аристократы, рожденные такими "породистыми" матерями — тоже красавцы. Да, жестокое и беспощадное, бездушное выведение, автор это знает и подчеркивает бездушность этой процедуры.

Все это, в общем, напоминает исторический анекдот про халифов какого-то испанского арабского государства, которые все были голубоглазые блондины, потому что из поколения в поколения брали себе в наложницы прекрасных славянок.

Поэтому Атридесы — красавцы: они результат многовекового скрещивания и выбраковки с целью получения элитных мозгов и элитного тела. Харконнены поэтому же и уродливые — при рождении им даны те же генетические преимущества, но семейная традиция — потворствовать своим слабостям (см. Мерзость из 3-го романа), и это меняет их тело, накладывая на них отпечаток всех пороков, начиная с чревоугодия и лености, а также гневливости, которая сильно безобразит мимику. Джессика — дочь барона, но она идеальна. Потому что она воспитывалась сестрами ордена, а не в папиной семье.


Дейв Баутиста в роли Раббана Харконена в новой экранизации: любопытно, что Раббан джессеритками вообще никогда не упоминается. Видимо, случайная ветвь

***

Еще обещала рассказать, почему барон Владимир Харконнен — гомосексуал и эфебофил (не педофил; обратите внимание на градацию возраста, его интересуют именно подростки и юноши, около 15 лет).

Тут еще проще: Герберт использует шаблон из античной истории.
Династия Харконненов — это римская империя периода упадка. Недаром Гурни обзывает их эпитетом "Зверь из моря" из Апокалипсиса, который относился к Римской империи.

Поэтому Фейд-Раута сам дерется с гладиатором в "колизее", несмотря на опасность. Как император Коммод.
Поэтому же у Харконеннов такая любовь к чревоугодию, как это было на пирах Лукулла. От этого и лишний вес у барона и окружения.
Поэтому же у барона нет детей, власть он передает племянникам: непотизм в прямом смысле слова.

Это интуитивно ощущается и теми, кто отвечает за кастинг
Император Вителлий



Владимир Харконнен в исполнении Иэна Макниса (кадр из мини-сериала «Дюна», 2000)


Тот же актер в сериале "Рим" в роли глашатая


Император Нерон на современной иллюстрации


Гомосексуальность и распущенность "плохих" римских императоров —  это постоянная их характеристика, см. Светоний. (К примеру душераздирающая история евнуха Спора).

***

Книга была издана в 1963 году, и ничего особенного в наделении положительных и отрицательных персонажей подобной внешностью и привычками не было, это был стандарт. Особенность Герберта в том, что он проработал своих героев так основательно, что эти черты максимально логичны, исходя из их предыстории.

В его время ничего плохого в этих шаблонах не было, а сам Герберт занимался высмеиванием и выворачиванием других шаблонов, например, того, как люди ожидают Избранного, и как легко им по этой причине манипулировать, а также тем (во 2-м романе), что история про Избранного, добравшегося до вершин власти ничем хорошим кончиться не может. Твори он сегодня, быть, может, сделал бы героев совсем другими, да еще бы поиздевался над ожиданиями читателя относительно их внешности.

***
UPD: не надо тут памятливым в комментариях орать, пожалуйста, что я не права, и барон толстый из-за генетической болезни, насланной при него Гай Хелен Моахим про коитусе. Это сын Фрэнка Герберта в одном из приквелов написал, уже сильно потом.

 
Сегодня в СМИ