О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Прямиком из средневековья: разбираемся, как устроен симфонический оркестр

 


Фото: Andrea Zanenga/unsplash.com
Фото: Andrea Zanenga/unsplash.com

Для всех желающих разобраться в устройстве симфонического оркестра понять, откуда появилась знаменитая оркестровая яма и как взмах палочки в реальности может заставить людей работать, — добро пожаловать.

Начнем с основ. Оркестр — группа музыкантов, исполняющих академические произведения. Несмотря на то что истоки оркестра идут из Древнего Египта, а сам термин происходит от греческого названия полукруглой площадки перед сценой для хора, пора его образования приходится на XVI век. Тогда в Европе господствовала эпоха барокко, поэтому первоначально в состав оркестра входили клавесин, лютня и мандолина.

Более классический вид своими симфониями ему придал Людвиг Ван Бетховен: с тех времен в нем закрепились четыре группы инструментов. Сквозь века, расстояния и обновления состава современный симфонический оркестр представлен струнно-смычковыми (скрипки, альты, контрабасы, виолончели), деревянными духовыми (флейта, гобой, кларнет и фагот), медными духовыми (валторна, труба, тромбон и туба) и ударными (литавры, барабаны, тарелки, треугольники).

У оркестра есть руководитель — дирижер. До XIX века он играл параллельно с музыкантами, но потом занял место напротив оркестра со своим инструментом — дирижерской палочкой, ведь порой коллектив мог состоять из 100 человек. В задачи дирижера входит задавать ритм и подсказывать группам инструменталистов их черед вступать. Да, перед музыкантами лежат ноты и играют они сами, но весь смысл профессии «дирижер» скорее в художественном осмыслении композиции: он способен управлять ее настроением с помощью отладки скорости исполнения и расставления определенных акцентов.

Muha Ajjan/unsplash.com
Muha Ajjan/unsplash.com

Обычно в симфоническом играет от 40 человек (если музыкантов меньше, это уже камерный оркестр). Рассаживаются выступающие с соблюдением определенных принципов. Веерообразная посадка обеспечивает хорошую видимость дирижера музыкантам (он стоит в основании), а представители одной группы инструментов должны сесть либо рядом, либо на одном уровне.

Для достижения наилучшего звучания существуют специальные схемы рассадки — немецкая (т.н. бетховенская) и американская (предложена в 1940-е Леопольдом Стоковским). В первой инструменты с более «прозрачными» и высокими тембрами должны находиться впереди, а низкие — сзади. Вторая схема это оспаривает: в частности, группа вторых скрипок располагается позади первой, а также есть различия в сторонах расположения инструментов. Оркестр Владимира Спивакова, к примеру, придерживается немецкой рассадки, а Оркестр Московской филармонии — американской. С Оркестром Большого театра все сложнее. Ведь у них есть пресловутая оркестровая яма!

Яма представляет собой углубление перед авансценой, находящееся ниже основного уровня зала. Концепцию «невидимого оркестра» придумал Рихард Вагнер, полагавший, что аккомпанирующий оркестр должен быть скрыт от зрителя, дабы не разрушать творящуюся на сцене магию. В 1876 году состоялось первое представление с оркестровой ямой, которая, несмотря на приглушенный для слушателя звук, прижилась, а театры до сих пор проектируются с ее присутствием.

Симфонический оркестр является неотъемлемой частью оперного спектакля: задает вокальным партиям настроение и фактически создает рисунок постановки, окрашивая в различные оттенки действия и образы персонажей. На таких представлениях он обычно располагается в оркестровой яме.

По-настоящему блистает оркестр при исполнении своих концертных программ. Что касается репертуара, симфонический оркестр играет, как правило, симфонии: предназначенные для больших залов, они дают вдоволь насладиться музыкой. Однако мир не стоит на месте, и некоторые оркестры исполняют произведения неакадемического характера: популярные эстрадные песни, джаз, рок-хиты и саундтреки из известных кинофильмов.

Автор: Мария Кулагина

 
Сегодня в СМИ