О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

ПОРНОформатные cнимки

 


Это был апрель 1988 года. Я заканчивал седьмой класс и был обычным советским мальчишкой неотягощенным ни избыточным весом, ни знаниями о существование интернета, ни думами о грядущем ЕГЭ. 

Уже несколько месяцев я был счастливым обладателем новенького Зенита ET, пришедшего на смену морально устаревшей Смене 8М и в глазах своих товарищей, и конечно в своих собственных глазах, был самым крутым фотографом ну если не всей столицы, то уж всего Куйбышевского района Москвы как пить дать.

Тогда в 80е я и знать не знал о существование камер CANON, слыхом не слыхивал о фотоаппаратах HASSELBLAD и даже близко не подозревал о технике MAMIYA. Свеженький Зенит был пределом моих мечтаний и ничто не могло омрачить моего искреннего счастья.

Вот именно такой фотоаппарат и был моей гордостью
Вот именно такой фотоаппарат и был моей гордостью

И конечно у меня была компания друзей, одноклассников. Я, Митя, Петя и Жорик. Да, именно Жорик. Не простецкое Гоша, не властное Георгий и не кавказское Гога. Жорик! Почему? А не знаю. Мы не задавали таких вопросов. Мы просто все звали его Жориком, не задумываясь как так. А он всегда откликался, видимо не заморачиваясь с чего бы это. 

Жорик, айда в кино с последнего урока! Жорик, списать геометрию неси! Гулять на пруд пошли, Жорик! И Жорик всегда тут как тут. 

Оглядываясь назад, я понимаю, что компания у нас была странная. У нас не было заводилы, у нас не было общего увлечения и даже жили мы в разных концах микрорайона. Мы просто вместе гуляли, вместе прогуливали уроки и вместе гоняли мяч. Мы были свободны и счастливы. Наше детство принадлежало только нам.

Митька и я уже второй год занимались в фотокружке, усердно и регулярно изводя килограммы химреактивов и фотопленки Свема.  Звезд мы с неба не хватали, но в каких-то там районных выставках участвовали. Есть подозрение что не за способности, а за усердие, но тем не менее.

Я конечно очень гордился своим новеньким Зентом и видимо не редко выпячивал это, наверняка немало раздражая своих товарищей.  Ну что делать, не без греха. Это теперь школьники хвастаются новыми айфонами и папиными бэхами, а тогда все было проще.

Ну и вот в очередной раз видимо «пересолив» обладанием продвинутой фототехники я услышал от Жорика, что его дедушка был очень известным фотографом и у Жорика дома до сих пор хранится широкоформатный фотоаппарат деда. И что никакой Зенит в подметки не годится той камере деда, что теперь без дела валяется в кладовке у Жорки.

Я широкоформатных камер тогда и не видел ни разу, только слышал. А остальные и не слышали думаю. Айда к Жорику камеру смотреть! – сказал кто-то. Угу – согласился безотказный Жорик.

Камера действительно была крутая. Таких я больше и не видел. Мой Зенит конечно был круче, хотя остальные вряд ли были со мной согласны.

Тогда толком рассмотреть фотоаппарат мне не удалось. Но думаю что это был PLAUBEI PECO. Он был большой, по-настоящему широкоформатный и видимо снимал на пластины.

Plaubel Peco Universal III производства 1960го года
Plaubel Peco Universal III производства 1960го года

Кроме камеры было много фотографий. Черно-белых, разного размера. Одна из пачек упала нам под ноги и рассыпалась карточной колодой. Колодой в которой все карты были дамами. Обнаженными полностью или частично.

Порно!  - сказал Петя. Ага – многозначительно промычали остальные.

Ну что сказать. Мы были в шоке. Фотоснимки голых женщин! Для нас, советских школьников, это было что-то за гранью реальности. 

У нас в руках была пачка порноснимков! Много фотографий. Много голых женщин!

ПОРНОформатные  cнимки
ПОРНОформатные cнимки

Словами это не выразить. 

Конечно теперь-то я понимаю, что это была добротная эротика и только. Но тогда, мы были просто кладоискателями. Кладоискателями наткнувшимися в поисках золота на святой Грааль.

Мы молча разглядывали фотокарточки неодетых дам. Не знаю сколько времени это длилось. Может час, может два, а может минут десять. Из паутины безвременья нас вернуло в реальность возвращение из магазина бабушки Жорика. Мы быстро ретировались, отказавшись от чая с бутербродами, и немного пошлявшись по дворам разошлись.

Жорик и Митька жили в одной стороне и ушли вместе. Видимо Митьке одна из дам на фото уж больно сильно приглянулась и думаю по дороге домой безотказный Жорка согласился отдать одну из фотокарточек товарищу.  Или обменять на что-то очень нужно советскому мальчишке.

Обмен произошел на следующий день в школе на одной из перемен. Столь ценное приобретение отличник Митя убрал на хранение в самое надежное место. В свой дневник. М-да.

Последним уроком была алгебра. Училка у нас была нормальная. В меру строгая, в меру справедливая и вообще адекватная. Митька был вызван к доске к концу урока. Вряд ли для контроля его знаний, скорее для закрепления пройденного руками прилежного ученика.

Ясное дело товарищ мой справился на пятерку, которая незамедлительно обязана была появится в дневнике отличника. Дальше я думаю вы догадываетесь что произошло.

Учительница с проворностью белки подскочила к парте, привычным движением схватила дневник и потащила его к себе на стол по дороге нащупывая нужные странички последней четверти. И нащупала!

Дальше была минутная пауза смысл которой поняли только мы четверо и наша математичка. 

Что было потом? Да ничего. Я ж говорю, учительницы была адекватная. Вызывали родителей Жоры и Митьки в школу мне не известно. По крайней мере они об этом не рассказывали. Куда делось порнографическое фото мне тоже не известно. Мы с ребятами тактично эту тему больше не обсуждали и происшествие не вспоминали. Хотя каждый думаю вынес из этого свой урок. И алгебра тут ни при чем.

Лично я тогда усвоил одно. Фотографировать можно не только птиц и море. Фотографировать можно еще и женщин! И красота женского тела великий дар природы человечеству. Пусть это и на грани приличия.

 
Сегодня в СМИ