О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Обмен людьми, идеями и вещами

 


Антропоморфное навершие, польский энеолит

Часто можно прочитать мнение, что мир "Старой Европы", неолитических земледельцев и мир восточноевропейских скотоводов эпохи бронзы были друг для друга совершенно непознаваемы и почти не контактировали. Это не так. Буфером между ними выступала трипольская культура, через которую свободно проходили влияния с обеих сторон.  Но и сама она воспринимала инновации и с той, и с другой стороны. Сегодня хочу разместить здесь пересказ статьи польского археолога Славомира Кадрова об обоюдном влиянии культур энеолита Малопольши и Триполья друг на друга.

В период формирования трипольской культуры для неё были важны связи с группами Юго-Восточной Европы. Однако начиная с периода BII, трипольцы всё больше влияли на степь, особенно на территорию от Днепра до устья Дуная.  Также в этот период заметны контакты с  культурами круга Полгар  Карпатского бассейна и культурами Польши.  В период CII важными становятся взаимодействия с культурами воронковидных кубков (КВК) и шаровидных амфор (КША).  Исследователи отмечают передачу к этим культурам от позднетрипольских групп идей шнуровой орнаментации,  некоторых элементов погребального обряда, а также заимствование форм будущей т.н. «тюрингской амфоры»,  важной в керамическом ансамбле культур шнуровой керамики.

Контакты между культурами Малопольши и трипольской можно разбить на пять хронологических горизонтов.

Итак, по порядку.

Горизонт I
Культура Малице, фаза IIа – трипольская культура, фаза BI-BII – 4400/4200-4000 гг. до н.э.

1- культура Малице, 2- трипольская

Наиболее ранний импорт керамики из Юго-Восточной Польши сосредоточен в районе верхней и северной части бассейна Среднего Днестра, на стоянках, принадлежащих залещиковской группе трипольской культуры (Бильшевцы 1, Викторов, Коржова, Бильче Злоте - Огрудская стоянка ( рис. 2). Они возникли в культуре Малице (малицкой) и могут быть датированы в основном ее фазой IIа, вероятно, также и самым началом люблинско-волынской культуры. Сосуды из Бильче-Злоте (некоторые из них имеют влияние малицкой культуры) преимущественно изготовлены из хорошо перемешанной массы глины, смешанной с большой или довольно большой примесью дробленых раковин моллюсков. Этот тип примеси указывает на продолжение восточноевропейских традиций. Сосуды с добавлением измельченных моллюсков составляют более 70% всего комплекса «кухонной» керамики. Интересно, что «кухонная» керамика, закаленная с примесью дробленой керамики и мелкого песка, но без дробленых раковин моллюсков, отчетливо преобладает в материале, обнаруженном на стоянке Огруд в Бильче Злоте, связанной с тремя древнейшими поселенческими горизонтами (от BI/BII фазы к ранней фазе КИ трипольской культуры). В дальнейшем преобладает керамика с дроблеными раковинами. Очень интересны связи между формами, орнаментом, хронологией и местными или, шире, восточноевропейскими традициями приготовления глиняной массы в Белче Злоте. Из 119 чаш 63 изделия (почти 53% группы) не содержат примеси измельченных раковин моллюсков. Особенно это относится к чашам из трех или двух частей, иногда имеющим несколько более острый профиль. Эти формы, приуроченные к древнейшему горизонту поселения на стоянке Огруд, связаны с керамическим комплексом Огруд I в Бильче Злоте, относимым к группе Залещики рубежа BI и BII фаз трипольской культуры. В более ранних интерпретациях эта группа сосудов имела свои модели в комплексах, относимых ко II фазе малицкой культуры. В настоящее время кажется, что вдохновение пришло из среды культурного комплекса Коджадермен-Гумельница-Караново VI и из культур вокруг дельты Дуная (например, Болград-Алдени и т. д.). Однако влияние культуры Малице нельзя полностью исключить. В поздней (II) фазе культура распространилась и на Волынь; единичные его участки обнаружены и в бассейне верхнего Днестра (рис. 1).  Возможно, некоторые из этих судов, которые трудно выделить, следует рассматривать как западный «импорт» в трипольской среде.

Наличие подобных чаш в последовательных горизонтах поселения на памятниках Огруд и Вертеба в Бильче-Злоте, таким образом, на увеличивающемся временном удалении от культуры Малице, может означать, что за периодом «импорта» и подражаний последовал период адаптации, и творческое развитие этой группы керамики в трипольской среде. Это, по-видимому, подтверждается богатством форм чаш  и принятым способом их изготовления, основанным на типичной для трипольской культуры технологии, т. е. с закалкой глиняной массы раковинами. Это локальное развитие, несомненно, должно быть связано с горизонтом, определяемым хронологией Огрудского III комплекса.


Горизонт II
Культура Малице, фаза IIb и люблинско-волынская культура, фаза II – трипольская культура, фаза BII – 4000-3800 гг. до н.э.

1- Люблинско-волынская, 2- трипольская культуры

Поздний дунайский импорт в трипольской среде связан с люблинско-волынской культурой (ЛБК).  Кроме того, множество полгарских элементов фиксируются на Южном Буге, в Среднем Поднепровье,  Поднестровье.  Часть этих элементов проникла через люблинско-волынскую культуру.
Некоторые формы можно рассматривать как имитацию сосудов ЛВК.

Более поздний дунайский импорт из Юго-Восточной Польши (в рамках этапов BI-BII трипольской культуры) связан с некоторыми влияниями фазы II люблинско-волынской культуры. Они присутствуют как в населенных пунктах западного бассейна Буга, так и на территории между Бугом и Днепром.  М. Видейко зафиксировал множество полгарских элементов на многих ареалах трипольской культуры, в том числе в Приднестровье, Южном Буге, Среднем Поднепровье.

Часть этих влияний проникла на указанные территории через люблинско-волынскую культуру.  К реальным импортам люблинско-волынской культуры в Белче Злоте относится чаша, украшенная белой краской. Вероятно, его следует связывать с керамическим комплексом Огруд II (мерешовская группа трипольской культуры). Среди «столовых сосудов» в керамическом комплексе Вертеба I в Бильче Злоте можно выделить группу тонкостенных сосудов из сырцовой глины, часто закаленных глиняной крошкой (около сотни предметов, т.е. почти 4% всего комплекса). Сосуды обычно не украшены, иногда с небольшими ручками, проткнутыми горизонтально. Большинство фрагментов крупных и средних форм имеют пропорции полубочковидных сосудов или ваз. Поскольку в этом классе сохранилось мало ручек, вероятно, у большинства сосудов ручек не было. Полусферические чаши занимают второе место по количеству в группе; еще реже встречаются обломки сосудов с высоким гладким цилиндрическим горлышком. Фрагменты сосудов яйцевидной формы имеют ручки ниже венчика. К группе ручных форм относятся также чаши в виде трех четвертей сферы и полусферические чаши (рис. 5/2, 3, 5, 6). На двух изделиях ручки расположены в шахматном порядке: на полусферической чаше в двух зонах; на полубочкообразном сосуде, в трех зонах (рис. 5/7, 8). Фрагменты других сосудов с ручками ниже венчика орнаментированы однотонными или двухцветными диагональными полосами и двухцветной дугой. Эти формы можно рассматривать как «импортные», а точнее, как имитации сосудов поздней фазы люблинско-волынской культуры (многочисленные полубочковидные сосуды) и культуры Бодрогкерестур (сосуды с ручкой).

«Импорт» и влияние бодрогкерестурской культуры и других культурных центров указывают на развитие контактов с Карпатским бассейном и лёссовыми возвышенностями Малопольши и Волыни в поздней фазе Шипенской группы трипольской культуры. Большое количество этих «импортов» и влияний показывает, что контакты были интенсивными и разнонаправленными . Полубочкообразный сосуд из Билче Злоте (рис. 5/1, 7) определенно является формой среднеевропейского происхождения. Каждое из шести сохранившихся изделий этого типа изготовлено без примеси раковины в глиняной массе. Эти сосуды были в основном связаны с люблинско-волынской культурой и её важнейшей группой керамики, варианты которой производились на всех ее этапах. В люблинско-волынской культуре кремневая промышленность была ориентирована исключительно на производство заготовок для лезвий (в том числе макролитных). В этой культуре очевидна межрегиональная роль волынского сырья, особенно для выполнения неутилитарных функций, возникающих в результате развития социальных отношений . Одним из основных приемов изготовления орудий была косая параллельная ретушь (рис. 6). Он использовался для придания формы практически всем ретушированным лезвиям и треугольным наконечникам, а также большей части усеченных частей, скребков и даже некоторых перфораторов . Этот вид ретуши был заимствован у северо-западных групп трипольской культуры. Вероятно, эта культура также повлияла на стремление производить как можно более длинные кремневые лезвия.

Горизонт III
Люблинско-Волынская культура, фаза III и культура воронкообразных кубков, фаза Грудек I, Броночице II – трипольская культура, фаза CI – 3800-3550 гг. до н.э. (Билче Злоте, фаза Вертеба I)

1- культура воронковидных кубков, 2 - трипольская культура


Продолжилось взаимодействие между люблинско-волынской культурой в ее поздней (III) фазе и трипольской культурой в ее фазе CI. Черты позднедунайской керамики были восприняты трипольскими общинами. С другой стороны, некоторые черты трипольской кремневой индустрии были заимствованы люблинско-волынскими культурными группами. В то же время подтверждаются контакты между древнейшей (доклассической) фазой культуры воронковидных кубков и трипольской культурой. Группы КВК впервые заселили пограничье двух культур (Корытыны, стоянка Гродзиско III в верховьях Днестра). С другой стороны, керамические черты культуры воронковидных кубков фиксируются в комплексах чапаевской, коломищинской и лукашской групп Среднего Поднепровья трипольской культуры.

Горизонт IV
Культура воронковидных кубков, фаза Грудек I, Броночице III – трипольская культура, фаза CII (ранняя) – 3550-3100 гг. до н.э. (Билче Злоте, фаза Вертеба II)


Во 2-й половине IV тыс. до н.э. группы КВК распространились на восток и заселили ареалы до рек Гнила Липа и Быстрица-Солотвинская, притоков Верхнего Днестра. К востоку от этих рек переселенцы КВК встречаются с группами жителей трипольской культуры (кошиловцы) старшего этапа ее фазы CII. В результате этого в бассейне Верхнего Днестра была создана смешанная зона расселения. На Волыни зона компактного расселения КВК  доходила до р. Стырь. Однако единичные поселения этой культуры обнаружены и восточнее, т.е. в окрестностях города Острог. На стоянке Новомалин-Подобанка зафиксированы материалы классической культуры воронковидных кубков совместно с трипольской (начала фазы CII). Тесные контакты с трипольским миром отразились в многочисленных элементах посуды КВК  на обширных территориях между Верхним Днестром, Волынью и Днепром. В то же время сообщества трипольской культуры более интенсивно заселяли среднюю и восточную часть Волыни. Импорт расписной трипольской (Кошиловской и Брынзенской групп) керамики был обнаружен на польско-украинском пограничье в Грудке Надбужном, Зимно и Малом Грибовичах  и даже западнее Вислы у Камень-Лукавского, Броночиц и даже в Куявии. Появление бараньих голов (на рисунке ниже), столь характерного орнамента некоторых гончарных сосудов юго-восточной группы культуры воронковидных кубков, может быть результатом влияния трипольской культуры.

Однако наиболее доминирующим было трипольское влияние на кремневую технику культуры воронковидных кубков. Длинные лезвия и большие топоры (рис. 9, 10) были созданы из-за их символического значения, а не функциональных требований. Вероятно, они служили предметами престижа. Это производство представляло собой многоуровневую систему специализации, проявляющуюся на различных уровнях (региона, поселения, отдельного дома).  Ведущую надрегиональную роль играло полосатый кремень, месторождения которого находятся в горах Святого Креста.


Большие четырехгранные топоры из свенцеховского кремня были изготовлены по трипольским образцам (рис. 9). Были также различия в доступе к их месторождениям и организации обработки. То же самое можно сказать и об их системах распределения. На Волыни привозные комплексы  орудий  из свенцеховского и полосатого кремня различаются по количеству привезенных предметов, а также по видам орудий и сырья, из которого они изготовлены. Из производственных центров Свентокшинских гор распределялись только готовые инструменты. Они обращались как часть системы обмена престижных товаров. Кремневая промышленность общин культуры воронковидных кубков в Малопольше (рис. 9, 10), особенно производство лезвий, топоров и треугольных наконечников стрел, была больше связана с трипольской культурой, чем с другой культурной  группой КВК. Ключом к пониманию эволюции обработки кремня в Малопольше, приведшей к возникновению индустрии юго-восточной группы культуры воронковидных кубков, является эволюция кремневой индустрии трипольской культуры. Сильное трипольское влияние на кремневую индустрию КВК также заметно в Польской низменности.

Горизонт V
Культура воронковидных кубков, фаза Gródek II, Bronocice IV-V, культура Баден и шаровидных амфор – трипольская культура, фаза CII (поздняя) – 3100-2700 гг. до н.э. (Bilcze Złote, фаза Werteba III)


Культурные взаимодействия вокруг Карпат в начале III тысячелетия до н.э.
1 - культура шаровидных амфор, 2 - софиевская группа трипольской культуры, 3 - культура воронковидных кубков, 4 - баденская культура, 5 - костолацкая культура, 6 - культура Коцофени, 7 - культура Чернавода II, 8 - ямная культура и усатовская группа трипольской культуры


На рубеже 4-3-го и начала 3-го тысячелетий до н.э. наблюдается особая активизация контактов между различными культурами в Европе. Этот период был определен как кризис неолитических обществ. Есть несколько указаний на возможные прямые контакты баденских общин из Словакии с территорией между Прутом и Днепром, населенной местными группами трипольской культуры фазы CII. Многие традиции и импорт баденской культуры можно наблюдать на памятниках Городиштя-Эрбичень. Эта культурная группа напрямую транслировала баденские традиции на восток Карпат. Гординешть (тесно связанная с группой Городиштя-Эрбичень) и Касперовцы демонстрируют черты баденской культуры и в гончарной стилистике. Элементы гординештской группы присутствуют на многих стоянках трояновско-городской группы. Софиевская группа сформировалась под прямым влиянием групп Гординешть и Троянов-Городск  и косвенно культур Баден-Костолац-Котофени и Чернавода II. Нижний и средний Дунай был одним из важнейших осей интенсивных контактов, передачи вещей и идей и миграции людей (рис. 11). С запада на восток переместились культурные элементы баденской культуры и связанных с ней культурных единиц. В противоположном направлении двигались группы ямной культуры. Баденские элементы, особенно в виде комплексов с воронковидными кубками (рис. 13), одновременно достигли центральной части Волыни. Они двинулись на восток прямо с Малопольской возвышенности. Целая поселенческая агломерация таких комплексов недавно обнаружена в бассейне верхнего Стыря в районе г. Острог.


Подобные гончарные материалы обнаружены также в Корытинах, стоянке Гродзиско III, расположенной на берегу верхнего Днестра. Помимо миграций с востока на запад и с запада на восток происходила передача людей, вещей и идей с юга на север и наоборот. Помимо поздних комплексов культуры воронковидных кубков с баденскими элементами в Юго-Восточной Польше есть также стоянки этой культуры с керамикой, украшенной шнуром. На двух стоянках: Майдан-Новы  и Томины, стоянка 12,  шнуровая орнаментация сопровождалась сосудами с косо срезанными внутрь венчиками. Сходные элементы фиксируются в касперовицкой и городской группах трипольской культуры. Их можно датировать первыми веками III тыс. до н.э.  Что же касается непосредственных источников вдохновения на использование «шнуровой» орнаментики, то их можно найти в поздних группах трипольской культуры, преимущественно касперовской и городской. Совместно встречающиеся в них, а именно в первых, сосуды с косо срезанными внутрь венчиками и шнуровой орнамент зафиксированы в Майдан-Новы и Томины, стоянка 12. Происхождение первого признака уходит своими корнями в Анатолию и восточные Балканы (культурные комплексы Ситагрои Ва - Радомир I-II - Юнацит XIII-IX традиции), а последний признак - шнуровые украшения - происходит из причерноморских степей. Эти две черты могли слиться в поздних группах трипольской культуры в устье Дуная. Наилучшим примером перемещения с севера (восточная часть Польши) на юг (дельта Дуная) была великая миграция культурных сообществ шаровидных амфор. В комплексах керамики позднетрипольской культуры присутствуют многочисленные признаки культуры шаровидных амфор. Группы людей шаровидной амафорной культуры, вернувшиеся с юга на Сандомирскую возвышенность в юго-восточной Польше, принесли с собой новую форму керамики, так называемые тюрингские амфоры (рис. 14), заимствованные из усатовской группы.


Этот период можно датировать 2900-2700 гг. до н.э. Это привело к возникновению культуры Злота (рис. 11). Её можно интерпретировать как стилистически обособленную, промежуточную стадию между культурой шаровидных амфор и культурой шнуровой керамики, которая не встречалась на других территориях. Это локальное явление было частью более широких процессов, происходивших главным образом в юго-восточной Европе (восточные Балканы, Украина и Молдова), приведших к глубокому цивилизационному изменению, т.е. к созданию великого культурного комплекса культуры шнуровой керамики.


а - культура шаровидных амфор, b - городская (1), выхватинская (2) и усатовская группы (3) трипольской культуры, с - культура Коцофени, d - северная граница поздней фазы баденской культуры, красные линии - направления экспансии культуры шаровидных амфор, синяя линия - направление оттока культуры шаровидных амфор.


Заключение

Во второй половине V тыс. до н.э. (горизонт 1) сообщества трипольской культуры фаз BI-BII имели контакты с населением поздней (IIа) фазы культуры Малице. Ареалы, заселенные обоими культурными комплексами, находились на большом расстоянии друг от друга. Сообщества трипольской культуры переняли отдельные черты керамического производства Малице. По-видимому, это произошло в результате брачного обмена: в умеренных масштабах трипольские мужчины искали своих жен в ареале культуры Малице, и согласно патрилокальным брачным обычаям, женщины затем переселялись в трипольские поселения, спорадически передавая готовые керамические изделия, так называемый импорт, трипольской культуре. Таким образом, жены были ответственны за значительно более многочисленные имитации керамики Малиса и давние, хотя и избирательные, традиции керамики Малиса, переданные в их новой среде. Патрилокальные брачные обычаи с участием женщин культуры Малице и мужчин-трипольцев (никогда наоборот), а также тот факт, что гончарное дело было женским занятием, привели к однонаправленному переносу сосудов, технологий и норм керамического производства из культуры Малице в трипольскую культуру.

На рубеже V и IV тысячелетий и начале IV тысячелетия до н.э. (горизонт 2) происходит углубление взаимодействия между популяциями самой поздней (IIб) фазы малицкой культуры и классической (II) фазы люблинско-волынской культуры с одной стороны, и сообщества фазы BII трипольской культуры с другой. Дунайский и трипольский поселенческие комплексы соприкасались на Верхнем Днестре и между реками Стырь и Горынь на Волыни. Это способствовало продолжению прежних форм брачного обмена, что привело к дальнейшей популяризации керамики и традиций керамического производства, характерных для дунайских культур, т.е. малицкой и люблинско-волынской, а также полгарской культуры в районах заселенных трипольским культурным комплексом. По мере распространения в этот период цивилизационных норм энеолитического (медного) века, описанные выше формы взаимодействия приобретали новые элементы. Углубление внутренней диверсификации раннеэнеолитических сообществ люблинско-волынской культуры привело к росту спроса на предметы престижа, который удовлетворялся завозом или имитацией медных изделий, в основном из Карпатского бассейна и кремневых орудий, изготовленных из длинных лезвий.  Этот тип кремневого производства во многом зависел от новых технологий, заимствованных из трипольской культуры, о чем свидетельствуют такие заимствования, как своеобразная ретушь или сама идея и технология изготовления длинных кремневых лезвий  в люблино-волынской культуре. . Представляется, что приток трипольских поселенцев в кремневые районы Волыни и Верхнего Днестра, соседствующие с центрами расселения поздней фазы малицкой культуры и люблинско-волынской культуры, создал достаточные условия для расширения влияния трипольских кремневых традиций в сообществах энеолитической люблинско-волынской культуры.

В середине IV тыс. до н.э. (горизонт 3) продолжились эти формы взаимодействия между дунайскими сообществами (поздняя фаза люблинско-волынской культуры) и трипольскими сообществами (фаза CI). Элементы дунайской керамики  становились все более популярными среди трипольского населения, в то время как отдельные черты трипольской кремневой обработки были заимствованы люблинско-волынской культурой. В этот период население культуры воронковидных кубков доклассической и ранней классической фаз (начало Гродек 1 и Броночице III), до того отсутствовавшее в этих районах, довольно быстро вытеснило и заменило дунайское население Западной Волыни и бассейна Верхнего Днестра. Это вызвало существенные изменения в формах и интенсивности межкультурного взаимодействия, которые в полной мере проявились уже во 2-й половине 4-го тысячелетия до н.э.

В последующий период (горизонт 4) население классической фазы культуры воронковидных кубков (Грудек 1, Броноцице III) все более интенсивно заселяло бассейн верхнего Днестра до реки Гнила Липа и западную Волынь до Стыри. К востоку от этих рек поселенцы КВК  заняли значительные территории, где они смешались с поселенцами ранней фазы CII трипольской культуры. Их сосуществование, длящееся здесь на протяжении многих поколений, привело к углублению взаимодействий между представителями обоих культурных комплексов и к развитию совершенно новых форм взаимоотношений. Об этом свидетельствуют импорт и имитация трипольской расписной керамики на стоянках воронковидных кубков, расположенных не только на восточной окраине этой культуры (например, Грудек Надбужный, Зимно), но и на Сандомирско-Опатовской возвышенности (например, Камень Лукавский), западной Малопольской возвышенности (например, Броночице) и Куявии, а также современные имитации керамики воронковидных кубков, задокументированные на больших территориях трипольской культуры. Более высокий уровень взаимодействия привел, например, в специализированных мастерских под Сандомиром, которые производили престижные кремневые топоры по образцу трипольских орудий, удовлетворяя потребности общин, населяющих обширные территории современной Польши. Представляется, что производство было возможно только при участии специалистов трипольской культуры, а соблюдение высоких технологических норм, необходимых в этой работе, требовало длительного ученичества у мастера; простого наблюдения за технологическим процессом или попытки имитации, основанной только на анализе готовых топоров, было бы недостаточно. Сильное влияние трипольской культуры на кремневую обработку в культуре воронковидных кубков в Малопольше и на западе Украины вместе с максимизацией длины производимых лезвий  указывает на то, что кремневая обработка имела больше общего с Трипольские традиции, чем со стандартами изготовления кремневых орудий в других областях культуры воронковидных кубков.

Усиление взаимодействия между сообществами культур Воронкообразных Кубков и Трипольской культуры, ранней фазы CII, во 2-й половине 4-го тысячелетия до н.э. (горизонт 4) явилось введением, а возможно, и условием еще более следующий период, первые века III тыс. до н.э. (горизонт 5). В этом случае взаимодействие было в основном вызвано разнонаправленными миграциями более крупных групп людей, в которые была вовлечена значительная часть населения всех культур из обсуждаемых здесь областей. Трипольские сообщества более поздней фазы CII заселяли Волынь, особенно ее восточные районы, с юга и юго-востока, а группы, представляющие более поздние фазы культуры воронковидных кубков (Гродек 2), часто с баденскими чертами (Броночице IV и V ), все больше перемещались в западную часть этого региона. Ямные группы распространились по Нижнему и Центральному Дунаю на запад, тогда как популяции поздней фазы баденской культуры пошли в противоположном направлении, дойдя до Киева на северо-востоке, и внесли свой вклад в культурный облик софиевской группы. Сообщества культуры шаровидных амфор  мигрировали с северо-запада, из восточной Польши, в сторону дельты Дуная и до самого Днепра на востоке, тогда как поликультурное население из районов вокруг устья Дуная двинулись в противоположном направлении, неся с собой культурные элементы из Фракии или даже из Анатолии. Некоторые из них вернулись в исходную точку (в юго-восточную Польшу), привезя с собой новую форму керамики, так называемые тюрингские амфоры, заимствованные из позднетрипольской усатовской группы. Это привело к возникновению культуры Злота, культурного феномена, давшего начало древнейшей культуре шнуровой керамики. Инвентарные запасы обеих культур содержали уже упомянутые тюрингские амфоры.



https://www.researchgate.net/publication/311273975_Exchange_of_People_Ideas_and_Things_between_Cucuteni-Trypillian_Complex_and_Areas_of_South-Eastern_Poland

 
Сегодня в СМИ