О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

О «хорошем рокфоре сталинских времён»: пост-загадка

 


Mihalc-Fam

Да уж, неосторожная фраза режиссёра Андрея Михалкова-Кончаловского про «хороший рокфор, ещё тех, сталинских времён» взорвала соцсети. Что само по себе можно считать загадкой, ведь тот самый вкусный советский пломбир появился в нашей стране тоже как раз во времена Иосифа Сталина – с подачи сталинского наркома Анастаса Микояна. Как и правильная «докторская» колбаса, выпускавшаяся с 1936 года и не содержавшая ничего, кроме говядины, свинины, соли, сахара и кардамона. Но за любовь к этим продуктам подвергать остракизму в соцсетях не принято.

А за «рокфор» почему-то можно…

Ох уж эта загадочная русская душа с её вечными внутренними противоречиями, хаосом и метаниями, выдаваемыми за особую русскую духовность! Но главная загадка всё же не в этом…

И дед, и бабка братьев Андрея и Никиты Михалко́вых по отцовской линии, Владимир Александрович и Ольга Михайловна Миха́лковы умерли, толком и не увидев внуков. Младшего вовсе не дождались, а старшего застала только бабушка, и то война всё порушила. Соответственно, речь в воспоминаниях создателя киноверсии «Дворянского гнезда» идёт о grandpa по линии матери, поэтессы и переводчицы Натальи Петровны Кончаловской.

Которая, на минуточку, была дочерью художника Петра Кончаловского и внучкой великого живописца Василия Сурикова. То есть, на авансцене появляется не партийный функционер или лагерный вертухай, а вполне заслуженный мастер искусств, создатель более 2 тыс. живописных полотен Пётр Кончаловский, действительный член Академии художеств СССР. Если хорошо покопаться в истории этой семьи, можно увидеть и близкое знакомство с Валентином Серовым, и творческое партнёрство с Михаилом Врубелем, и сотрудничество с книгоиздателем Леонидом Пастернаком, отцом знаменитого поэта.

Ну, то есть, самая что ни есть – творческая элита России. Причём совсем не в ироническом смысле этого слова. Кстати, членством в КПСС/ВКП(б) ни маэстро, ни супруга его вроде бы не запятнаны.

Так удивительно ли, что семья преуспевающего советского художника могла позволить себе в 1950-х и кофе, и булки, и рокфор, когда всё это было в московских магазинах доступным для всех? Нынешняя элитка, надо заметить, позволяет себе намного больше во всех смыслах. Вот только осуждать её никто из «сетевых хомячков» не спешит: боязно.

Но вот вам обещанная загадка. При всей принадлежности к советской элите, супруги Кончаловские, дед и бабка Андрея и Никиты, вовсе не были потомственными дворянами, происходя, практически из «разночинцев». Казаки в роду, служилые люди, врачи, юристы и проч. Так у кого же Андрей Кончаловский наполнялся ароматом подлинно дворянской жизни?

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ