О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Моё имя вам ничего не скажет...

 


Во времена VHS вся прогрессивная общественность Москвы (и не только её) каждую субботу с утра пораньше съезжалась на Горбушку. Так назывался стихийный рынок рядом с ДК им. Горбунова, что на западе города. На аллеях Филёвского парка стояли машины, с которых продавали видеокассеты с фильмами на любой вкус. Они там стояли и торговали и по воскресеньям, и даже иногда в другие дни недели, но суббота всегда была основным днём выброса свежака, так что толкаться приходилось изрядно. Любителям определённых переводчиков прямая дорога была исключительно туда — здесь никогда не подсовывали кассету вслепую, чтобы ты потом пришёл домой, вставил её в свой агрегат и услышал совсем не тот голос, который ожидал. На Горбушке конкретный переводчик был всегда гарантирован: любишь Михалёва — получи его, любишь Володарского — пожалуйста, и т.д.

Горбушка 90-х
Горбушка 90-х

Тему переводчиков эпохи VHS я начал недавно — первый пост можно прочесть здесь. Речь шла о названиях фильмов, которые каждый из переводчиков толковал по-своему, отчего одну и ту же картину можно было встретить под совершенно разными названиями — например, знаменитое «Сияние» Кубрика попадалось как «Ясновидящий» и «Озарение». Так частенько покупали мы «кота в мешке». Этот пост вызвал довольно много комментариев — вспоминали разное, так что продолжение назрело само собой. В наши дни авторские переводы — скорее раритет, который нужно заказывать специально, поскольку его искусство вымирает на фоне бесцветного и порой бездарного дубляжа, определяющего озвучку импортного кино. Посредственность, как обычно, побеждает. Вместе с переводчиками вымирает и Горбушка — сначала её выселили с аллей парка в здание напротив, назвав его «Горбушкин двор», а теперь и вовсе хотят закрыть и снести, чтобы на его месте построить не то очередной ЖК, не то ТЦ. Словом, эра закончена.

Горбушкин двор 2018
Горбушкин двор 2018

Сегодня, как и в прошлый раз, предлагаю вспомнить ещё шесть картин, пользовавшихся у нас на кассетах невероятным успехом в своё время. Предыдущие семеро корифеев перевода у нас будут присутствовать вновь (Михалёв, Гаврилов, Володарский, Горчаков, Иванов, Готлиб и Живов), а к ним мы добавим ещё несколько легенд, но поменьше — их голоса можно было услышать гораздо реже. Это Сергей Кузнецов, Максим Латышев, Григорий Либергал и Лёша-прапорщик. Последние два персонажа очень интересные. Либергал переводил очень мало и исключительно киноклассику — его, в частности, нередко привлекал знаменитый видеосалон на Маросейке, который привозил в Россию старые классические фильмы в отличном качестве и заказывал ему переводы индивидуально, поэтому некоторые фильмы с голосом Либергала можно было найти только там. Так мне попалось знаменитое «Кабаре» Боба Фосса, где Либергал достиг таких высот мастерства, что казавшийся доселе идеальным перевод Михалёва просто померк. Единственный минус того перевода — озвучка текста песен. В «Кабаре» песни — главный смак, а у Либергала мы их практически не слышим — перекрывает перевод. Его голос прекрасно знаком тем, кто смотрел записи церемонии вручения Оскара до тех пор, пока их в России показывали по телеку. Лёша-прапорщик — личность таинственная и, в то же время, общеизвестная — он сам торговал кассетами на Горбушке и часто сам фильмы и озвучивал, но не переводил — он пользовался переводами других переводчиков, просто наговаривая их текст своим голосом.

Григорий Либергал
Григорий Либергал

Начнём с Джеймса Бонда, раз уж он у нас на заставке, да и спросом на кассетах пользовался всегда неизменным. Если придумать что-то заковыристое на тему «Золотого глаза», «Вида на убийство» и «Из России с любовью» было невозможно, то картина, которую теперь принято официально называть «Искры из глаз» — своего рода чемпион по вариативности. Примечательно, что «Искры из глаз» — прокатное название, когда фильм вышел у нас на лицензионных кассетах, дисках и был показан по ТВ (на НТВ, кажется), но ни один из переводчиков не давал ему такого имени никогда. По версии Володарского он назывался «Испугать насмерть», Гаврилова — «До потемнения в глазах», Горчакова — «Без оглядки», Живова — «Смертельный испуг», Кузнецова — «Живительный дневной свет» и Латышева — «Сполохи средь бела дня».

The Living Daylights/Испугать насмерть, 1987
The Living Daylights/Испугать насмерть, 1987

С другим, более ранним фильмом об агенте 007, история вышла более забавная. Это «Мунрейкер» с Роджером Муром 1979 года. Такое название впервые дал ему Володарский, под ним он и закрепился у нас. Гаврилов назвал картину более доступно, переведя дословно — «Лунный гонщик». Иванов использовал обе эти версии — сначала сказал «Мунрейкер», а потом добавил «Лунный гонщик». Живов, переводивший фильм намного позже, воспользовался названием Володарского.

The Moonraker/Мунрейкер, 1979
The Moonraker/Мунрейкер, 1979

«Пьяный рассвет» с молодыми и задорными Мэлом Гибсоном, Куртом Расселом и Мишель Пфайфер остался в нашей памяти таковым вновь благодаря Володарскому, потому что его вариант был больше всего растиражирован. Версии Михалёва и Гаврилова назывались «Огненный рассвет», а Иванов оставил название в оригинале — «Текила Санрайз», поскольку это всё-таки имя собственное и переводу не подлежало. Но что сделано — то сделано!

Tequila Sunrise/Пьяный рассвет, 1988
Tequila Sunrise/Пьяный рассвет, 1988

Ещё один невероятно популярный боевик с Сиднеем Пуатье и Томом Беренджером, который тогда переживал пик своей актёрской славы. И вновь версия Володарского оказалась самой популярной, поэтому у нас эту картину принято называть «Огонь на уничтожение». Хотя все остальные варианты переводов названия, в принципе, тоже правильные — «Смертельная охота» у Готлиба, «Смертельная погоня» у Михалёва, «Стрелять наверняка» у Гаврилова и «Огонь на поражение» у Живова.

Shoot to kill/Огонь на уничтожение, 1988
Shoot to kill/Огонь на уничтожение, 1988

Фильмы ужасов у нас сегодня будут представлены картиной «Дрожь земли». Речь об оригинальном фильме 1988 года, а не о его бездарных продолжениях. Под общепринятым названием он вышел у нас официально, поэтому Лёша-прапорщик, переводивший его уже после этого, дал ему точно такое же название. А вот до всё было совсем иначе — у Гаврилова и Горчакова он назывался «Подземные толчки», у Живова — просто «Толчки», а у Готлиба — «Вибрации», что лучше всего и отражало суть фильма. Речь в нём ведь шла именно о тех вибрациях, что создают люди, ходя по земле и привлекая к себе внимание подземных червей-монстров, а уж перемещения самих червей были вторичны.

Tremors/Дрожь земли, 1989
Tremors/Дрожь земли, 1989

Гаррисон Форд после «Звёздных войн» и «Индианы Джонса» всегда был гарантом качества фильма. Поэтому картины с его участием пользовались неизменным спросом и на кассетах. Независимо от сути фильма. И поэтому работа живого классика и завсегдатая кинофестивалей Романа Полански «На грани безумия» тоже была одним из хитов видеопроката в Перестройку и после неё. Да и фильм, собственно, был вполне голливудским и захватывающим — столь крепкого триллера трудно припомнить, сделано было на совесть и на века. Название закрепилось благодаря переводу Михалёва. У Володарского он назывался «Отчаянное положение», а у Живова — «Неистовый». Был ещё один вариант, «Неукротимый», но кто его делал — не знаю. Либергал переводил картину позже остальных и использовал название Михалёва — «На грани безумия».

Frantic/На грани безумия, 1989
Frantic/На грани безумия, 1989

Таких случаев в истории перевода эпохи VHS ещё очень и очень много. Высказывайтесь в комментариях, кто что ещё вспомнит. Это интересно!

(c) petrus_paulus

Поддержать продолжение ведения этого блога можно просто — Сбербанк 2202 2032 7122 6575, заранее спасибо!

 
Сегодня в СМИ