О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Как создавалась тройка Крутов — Ларионов — Макаров. Закинули больше 800 шайб и выиграли в хоккее все

 


Одно из лучших сочетаний в истории хоккея.

В истории российского и советского хоккея было огромное количество великих троек. Современные болельщики без всяких раздумий назовут вам трио из «Ак Барса» Морозов — Зиновьев — Зарипов, или магнитогорское сочетание Мозякин — Коварж — Зарипов, которые практически в одиночку добыли для «Металлурга» два Кубка Гагарина. Не стоит забывать и о звездном сочетании из СКА — Панарин, Шипачев и Дадонов также успели навести шороху в КХЛ и своей игрой наводили страх на соперников. Но в советские времена также хватало своих героев: чего только стоит тройка Хомутов — Быков — Каменский. А многие советские мальчишки влюбились в хоккей только благодаря гениальной игре Михайлова, Петрова и Харламова. Но сегодня речь пойдет о другой великой связке — а именно, тройке Крутов — Ларионов — Макаров.

Официальное зарождение прославленной тройки, впоследствии прозванной «KLM Line», произошло осенью 1981 года. Именно тогда проходил второй в истории Кубок Канады, в финале которого сборная СССР разгромила родоначальников хоккея со счетом 8:1. Разумеется, не без помощи звездной троицы.

До того, как между Макаровым, Ларионовым и Крутовым произошел тот самый «коннект», в центре тройки Макарова и Крутова тренерский штаб перепробовал множество разных игроков. Дроздецкий, Петров, Жлуктов — проще перечислить тех игроков, которые не пытались сыграться с двумя великими крайними нападающими. Правда, Жлуктов и Петров эффективнее остальных воспользовались своим шансом на то, чтобы стать постоянными партнерами Макарова и Крутова. Особенно преуспел Петров, но после его ухода из ЦСКА вакантное место стало свободно. Тогда-то в сильнейшую команду страны и пришел форвард воскресенского «Химика», которого в дальнейшем будут именовать Профессором — Игорь Ларионов.

«Если бы я не ушел из ЦСКА в том же году, то, наверное, мир мог и не увидеть тройку Крутов — Ларионов — Макаров. Но бог сказал мне тогда: «Володя, ты должен уйти, чтобы появилась новая тройка». Я ушел, и она появилась», — делился воспоминаниями Петров.

Интересно, что Ларионов и Крутов были знакомы еще с юношества. Впервые они встретились на всесоюзном турнире среди мальчишеских команд, который проводился в Воскресенске. А затем два года подряд играли в юношеских и молодежных сборных страны.

«Вовка, может, еще не был явно лучшим, но выделялся быстротой, хотя и пухленький был, соображал на поле хорошо, забивал много и лез в самое пекло, не жалея себя. Прозвище имел — Пупсик: маленький, а голова крупная и такие пухлые, с румянцем щеки, сбитый и совсем не худенький, не то что я — «скелет»!», — говорил Ларионов про своего партнера и друга.

Сразу после прихода новичка первое звено ЦСКА приобрело следующий вид: Крутов — Ларионов — Макаров. Тем не менее, было бы абсолютной неправдой говорить, что у нового сочетания сразу образовалась космическая связь, а шайба между ними передвигалась с помощью силы мысли. Поначалу определенный скепсис в отношении первой тройки в общем и Игоря Ларионова в частности высказывали ветераны клуба, которые всерьез сомневались в бойцовских качествах Профессора. Многим казалось, что для первого центра страны характер Ларионова был слишком мягок. Но как показало время, скептики жестоко ошибались.

Со временем взаимопонимание звена КЛМ превысило все пределы и нормы: Крутов, Ларионов и Макаров чувствовали друг друга буквально затылком и отдавали передачи даже не глядя на партнера. Тактическая грамотность, высокое индивидуальное и исполнительское мастерство, чувство партнера на уровне инстинктов, развитая интуиция и превосходное понимание игры — все это помогало первой тройке ЦСКА и всего советского хоккея 1980-х откровенно издеваться над соперниками и доминировать на льду в каждой смене.

Это трио просуществовало 8 лет и забросило за это время 814 шайб в чемпионатах СССР. А количество трофеев, которые они завоевали, поражает воображение: две Олимпиады, Кубок Канады, 4 золота чемпионата мира, 8 чемпионатов СССР и 7 раз забирали приз «Три бомбардира» — награду, учрежденную газетой «Труд» для самой результативной тройки чемпионата СССР.

 
Сегодня в СМИ