О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Do you speak English?

 


Английский язык я учу всю жизнь.

Английский язык я не учу всю жизнь.

Оба эти утверждения истинны, несмотря на взаимоисключающий характер.

Итогом того, что я всю сознательную жизнь учу/не учу английский, является то, что я его не знаю.

Или все-таки знаю?


Если посмотреть на оценки в моем аттестате и в дипломах о высшем образовании, то можно увидеть идиллическую картину – сплошные «отлично».

Действительно, и школьный курс изучения иностранного языка, и вузовские программы я освоила в полном объеме и очень успешно.

Какие бы задания не давали преподаватели, я выполняла их добросовестно, своевременно и безошибочно, и это усердие, увенчанное высокими баллами за проверочные работы, а также продолжительность (и многократность) получения образования, позволяют мне утверждать: английский я учу всю жизнь.

Между тем при необходимости сказать пять-шесть фраз по-английски я ощущаю себя…нет, даже не собакой, которая всё понимает, но не может ответить, а слабослышащей рыбой, беззвучно открывающей рот.

Если собеседник (лучше – не носитель языка) будет говорить медленно и четко, я смогу в общих чертах уловить, о чем идет речь, но ответить – увы, нет. По знакомым опорным словам я догадаюсь об обсуждаемой теме, и, возможно, даже захочу принять участие в ее обсуждении, но дальше желания дело не пойдет. И проблема не только в неуверенности, но и в отсутствии достаточного словарного запаса и умения правильно конструировать предложения.

На сегодняшний день можно констатировать, что разговорными навыками я не владею, а теоретические знания носят фрагментарный и бесполезный характер.

Именно поэтому я уверенно заявляю, что всю жизнь, по сути, учу не английский, а содержание программы, не имеющей никакого практического выхода.

Несколько лет назад эта ситуация меня совершенно не беспокоила. Несмотря на то, что мы много путешествовали по миру, мы обходились теми скромными знаниями, которые у нас были.

Объясниться в отеле, в магазине, в ресторане, в такси и на улице мы могли без особого труда, а болтать на разные темы по-английски нам не доводилось.

Муж, профессионально занимавшийся внешнеторговой деятельностью, конечно, знает английский намного лучше, и этих знаний нам хватало на все путешествия, но и я время от времени вставляла свои английские пять фунтов.

И вот теперь, когда мы несколько лет сидим дома – сначала из-за пандемии, теперь из-за трудностей с авиаперелетами и бронированием отелей, я поняла, что растеряла те скудные знания, которыми располагала еще три-четыре года назад.

И я задумалась над их восстановлением…

Возможно, они не понадобятся мне еще несколько лет, но я уверена, что наступит день, когда мы отправимся в путешествие, и я захочу англоязычного общения с местным населением или с туристами из других стран.

И мне пришла в голову идея попытаться восстановить лексический запас.

Но как это сделать, чтобы потратить минимальное количество времени и сил и достичь максимального результата?

Мне совершенно ни к чему углубляться в правила - я углублялась в них в школе и в университетах, и это ни к чему полезному не привело. Моей целью является минимально-достаточное освоение разговорного английского, под которым я подразумеваю неофициальный стиль речи.

Понимая, что он, как и любой разговорный, насыщен сленгом, идиомами и прочими устойчивыми выражениями из местных анекдотов и телевизионных цитат, я не ставлю перед собой амбициозную задачу заговорить по-английски – я хочу лишь уметь объясняться в общественном месте.

Не на пальцах.

И, прежде чем вы начнете давать мне советы, на которые я очень рассчитываю, я поделюсь своими предварительными планами, которые сформировались на основе размышлений.

Шаг №1 – актуализировать языковые залежи.

Очевидно, что в моей памяти есть кое-какие запасы знаний: минимальный лексический набор, простейшие грамматические конструкции и, наверняка, что-то еще, что непременно всплывет в случае крайней необходимости.

Я полагаю, что имеет смысл начать с актуализации этих пассивов.

Кстати, однажды они уже всплывали.

Лет десять назад мне довелось держать вступительные испытания в магистратуру. Тогда магистратуры только входили в моду (сейчас они, кажется, из нее выходят), и при разработке экзаменационных правил университеты изощрялись кто во что горазд.

Меня попросили поступить на одну магистерскую программу, которая набирала слушателей во второй раз. В обучении я не была заинтересована совсем (и оно, по сути, не планировалось), но отказать в просьбе сдать вступительные экзамены я не могла (почему – слишком долго объяснять).

После приема документов мне была назначена дата тестирования. Проходным результатом считались 90% правильных ответов. Самым умным умникам светило обучение на бюджетных местах, но сколько процентов надо было набрать для бюджета, определялось по итогам тестирования всех абитуриентов.

Поскольку я, повторяю, учиться не собиралась, но поступить обещала, моей целью были 90 процентов.

По окончании тестирования, продолжавшегося около трех часов, меня и еще нескольких абитуриентов направили в соседнюю аудиторию – сдавать экзамен по иностранному языку. Это было неожиданно, поскольку те, кто просил явиться на испытания, о втором экзамене ничего не говорили, но мне пришлось послушно проследовать в аудиторию, где мне выдали текст научной статьи, которую надо было перевести на русский и пересказать.

Желающим разрешили пройти в университетскую библиотеку и взять словари, которыми по условиям экзамена дозволялось пользоваться.

Помню, как шокированная неожиданным поворотом событий, я ответила на вопрос библиотекаря о том, какой именно словарь мне нужен: «Все равно какой – лишь бы потолще».

То ли благодаря простоте текста, то ли из-за ободряющего влияния фактора внезапности, но я без труда справилась с переводом, уложившись в отпущенное время, и не только по-английски пересказала краткое содержание прочитанного, но и ответила на все дополнительные вопросы экзаменаторов. Всё, что надо, всплыло – только Past Continuous остался на дне.

К слову, на следующий день выяснилось, что на экзамен по английскому нас направили по ошибке, и для поступления в магистратуру нужно было лишь пройти первое тестирование. И, кстати, через два года магистратуру я все-таки закончила, потому что в ней оказалось весьма увлекательно учиться.

Но вернемся в август 2022 года.

Как осуществить актуализацию пассивных знаний, я не знаю, но затея представляется мне перспективной.

Я рассуждаю следующим образом: в разговорниках уже отобран тот материал, который с высокой долей вероятности может понадобиться в поездке.

Шаг №2 – выучить разговорники.

Второй шаг обусловлен тем, что я не ставлю задачу освоить весь английский. Я планирую ограничиться речевыми шаблонами, из которых во многом и состоит разговорный язык.

Писать посты, обсуждать мировые проблемы и философствовать я могу только по-русски, и в моих ближайших и отдаленных планах нет перехода (даже частичного) на иностранные языки.

Заказать столик в ресторане, совершить покупку, обменяться любезностями – вот предел моих мечтаний, и для этого предела вполне хватит некоторого набора речевых клише.

Где их взять? В разговорниках!

Мне кажется разумным двигаться таким путем: выучить фразы, которые, по сути, являются готовыми формулами общения в повседневных ситуациях.

Речь идет не только о шаблонных приветствиях и просьбах. Выбирая этот путь, я уповаю на то, что клишированные фразы можно будет использовать как заготовки, в которые останется вставить нужные детали.

Итак, я описала вам ситуацию (как сейчас модно говорить, ландшафт) в надежде на то, что вы поделитесь своим опытом и соображениями.

Разумеется, я и сама не сижу сложа руки, и вот уже несколько дней (целых три дня, которые кажутся мне семестром) вспоминаю английский. О том, как я это делаю, расскажу завтра.

 
Сегодня в СМИ