О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Маркисты не марксисты. Какой получилась выставка «Непарадный Ленинград» в Особняке Румянцева

 


Прошкин В. Н. Набережная Мойки. 1947
Прошкин В. Н. Набережная Мойки. 1947

Если вдруг летом вас занесет на Английскую набережную в Петербурге, не поленитесь зайти в Особняк Румянцева на выставку «Непарадный Ленинград», которую продлили до конца августа. Несколько залов отданы под городские пейзажи, написанные людьми из объединения «Круг художников» (самые известные имена — Ведерников, Почтенный, Русаков и др.), явно вдохновленными творчеством импрессионистов и фовистов, в частности Альбера Марке, посетившего СССР в 1934 году. Временной диапазон — как раз 1930-40-е и немного 1950-х.

(Еще, правда, заявлена графика — акварели, гуаши, гравюры, литографии, — и я шла по большей части ради них, но не застала, потому что их уже спрятали.)

Окно в Париж. Парадный «Непарадный Ленинград» во французском стиле

На выставке представлены виды Ленинграда глазами самых разных, часто очень хороших советских художников. Причем Ленинграда все-таки парадного: название «Непарадный Ленинград» крайне неудачное, правильнее было бы назвать «Сталинский Ленинград» — тогда бы и посетителей было побольше, учитывая популярность темы, да и многие здания на полотнах относятся именно к периоду активного строительства и важных городских трансформаций сталинской эпохи.

Прошкин А. Н. Памятник С. М. Кирову. 1930-е
Прошкин А. Н. Памятник С. М. Кирову. 1930-е

В общем-то все эти однотипные, скучные и достаточно небрежные пейзажи одного из самых красивых городов мира говорят только об одном: насколько подражание и желание следовать какому-то стилю или самой передовой моде убивает и мастерство, и искусство. Впечатление от этих нескольких залов примерно такое же, как от Музея Оранжери в Париже с бесконечными замыленными кувшинками Моне, запечатленными в разное время суток. Кажется, советские художники (точно так же, как и Моне когда-то) просто делали рядовые наброски, эскизы, готовились к чему-то большему или рисовали для себя, фиксируя окружающую действительность, без малейшей претензии на место на стене в музее.

Клод Моне. Цикл «Кувшинки» в Музее Оранжери
Клод Моне. Цикл «Кувшинки» в Музее Оранжери

Если уж и проводить параллель с импрессионистами, любопытно, что выставленные работы настолько похожи меж собой, что возникает ощущение, что здесь висят картины не 22, а всего двух-трех художников. Говорить о чьей-то уникальной манере письма или живописном стиле в этом случае не приходится. Более того, даже сложно привести в качестве примера ни одной «картинки на память».

То есть как первое знакомство с ленинградской школой того периода выставка скорее не подходит. Разве что любопытно было увидеть архитектурные зарисовки Владимира Гринберга, хотя и его творческая биография этими пейзажами не ограничивается (впрочем, выставка Гринберга закончилась в Музее Матюшина совсем недавно, так что это уже повторение пройденного).

Гринберг В. А. Дом политкаторжан. 1934
Гринберг В. А. Дом политкаторжан. 1934
Гринберг В. А. Фабрика-кухня. 1934
Гринберг В. А. Фабрика-кухня. 1934
Угадайка для урбанистов. Настроение: фурацилиновая меланхолия

А вот как материал для сопоставления и изучения «Непарадный Ленинград» очень интересен. Например, знатоки Петербурга могут бродить по залам и не читая таблички узнавать любимые или знакомые места: а вы попробуйте угадать, от какого собора этот шпиль, если весь пейзаж серый, дождливый, по-детски замазанный краской, как у какого-нибудь ученика художки.

Еще вариант — угадывать, с какой картины из собрания Пушкинского музея или Эрмитажа это срисовано: вот это паруса и лодки Дерена, тут сине-заленый Сезанн, здесь урбанистический Писсаро, а там вообще недвусмысленно проглядывают Явленский с Веревкиной. И я совсем не хочу сказать, что все работы, представленные на выставке, вторичны, но они, мягко говоря, совсем не оригинальны. Да и ленинградская зима — что в начале 30-х, что в блокаду, что после — еще никогда не выглядела настолько однотипной, изображенная в одной и той же унылой палитре одними и теми же безалаберными линиями.

Пакулин В. В. Невский проспект (Напротив Казанского собора). 1942
Пакулин В. В. Невский проспект (Напротив Казанского собора). 1942

Эта выставка сначала побывала в нескольких крупных городах — Екатеринбурге, Челябинске и Казани, — и только сейчас ее показывают петербуржцам. Зрители, конечно, в восторге. Даже немногочисленные посетители Румянцевского особняка завороженно всматриваются в каждую работу и долго стоят возле каждого экспоната, чем напоминают привидения среди полупустых залов с сонной смотрительницей и неизбывной фурацилиновой меланхолией вокруг: этот особенный желто-зеленый оттенок ленинградские художники подсмотрели у Сены Альбера Марке и окрасили родную Неву, Мойку, каналы, а заодно и все остальное в тот же цвет.

Альбер Марке. Наводнение в Париже. Мост Сен-Мишель. 1910
Альбер Марке. Наводнение в Париже. Мост Сен-Мишель. 1910

Очевидно некоторые зрители отчаянно пытаются найти и увидеть среди этого какую-то отечественную школу импрессионизма или какого угодно еще -изма, только бы это противоречило эстетике соцреализма, трижды проклятого и заплеванного в последние годы, но от этого не уступающего своего места в истории искусства. Увы, условные отечественные «маркисты» никакой особенной «школы» из себя не представляют, и если рассматривать только выставленные пейзажи, то следующим шагом в развитии петербургско-ленинградской темы будет разве что алко-объединение художников арефьевского круга. Дальше — уже только Борей и Пушкинская 10.

С одной стороны, очень правильно, что такая выставка проходит именно в историческом, а не в художественном музее, потому что представленные пейзажи — это скорее вспомогательный и дополнительный, а не основной ресурс для изучения истории художественных течений эпохи.

С другой стороны, для понимания самой эпохи или хотя бы отдельного исторического этапа в развитии города они дают крайне мало. Однако это показательная выставка, и она точно понравится тем, кто обычно часами простаивает в Эрмитаже перед парижскими пейзажами Альбера Марке, морскими видами Андре Дерена и т. п. Так что раз уж я коснулась нейминга, если кураторы испугались «Сталинского Ленинграда», то вполне могли бы назвать свой проект «Ленинградским окном в Париж», получилось бы даже немного киношно.

Александр Ведерников. Первый снег. 1947
Александр Ведерников. Первый снег. 1947

Расскажите, может быть, кто-то из вас уже ходил на выставку в Петербурге или застал ее в своем городе? Какие впечатления?

 
Сегодня в СМИ