О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

«Под ним лужа крови, а он несет что-то несуразное». Реслеры — про жестокие матчи и любимые книги

 


В жизни реслер может быть программистом, физиком или кладовщиком на складе. На ринге же он будет втыкать в соперника канцелярские кнопки. Реслинг — это шоу, но с ринга можно запросто уехать на скорой помощи. Мы уже публиковали монологи пяти бойцов Независимой федерации реслинга. Теперь о своих травмах, мечтах и любимых книгах рассказали еще пять реслеров. 

Часто люди думают, что бои здесь ведутся не по-настоящему. Вы просто ни разу не смотрели это вживую! Фото: Максим Мармур
Часто люди думают, что бои здесь ведутся не по-настоящему. Вы просто ни разу не смотрели это вживую! Фото: Максим Мармур
«Мне сказали: „Ты добрый дядя, за которого болеет публика“». Народный чемпион Антон Дерябин, 32 года

Я начал смотреть реслинг по телевизору в 11 лет. Это было очень необычно: огромные мужики прыгают с канатов, летают по рингу, говорят что-то в микрофон. Я даже взял у соседа пишущий видеомагнитофон и записывал бои. И вот мне уже 17, мы выходим с одногруппниками из колледжа, и я вижу плакат о том, что в России проведут чемпионат-реслиаду. Я даже удивился, что у нас в стране проходит реслинг, а одногруппники вообще подумали про армреслинг. Тогда я впервые пришел на живое шоу. 

Антон Дерябин с книгой Шарля де Костера «Легенда об Улешпигеле». Фото: Максим Мармур
Антон Дерябин с книгой Шарля де Костера «Легенда об Улешпигеле». Фото: Максим Мармур

Меня настолько это впечатлило, что я стал заниматься в школе реслинга, но друзьям об этом не рассказывал, говорил, что езжу в спортзал. На первом бое меня сильно избили, я был еще совсем сырым. Но знаете, что меня воодушевило? Я, никому не известный, выхожу на ринг, и человек десять скандируют мое имя! Я не знал их, но они болели за меня. Значит, что-то им во мне понравилось.

Друзья пришли только на мое третье шоу и смотрели вот с такими глазами! Тогда же я позвал маму и брата. Спустя какое-то время начал путешествовать благодаря реслингу, стал даже мелькать по телевизору…

Один раз меня показали на новогоднем поздравлении, это увидели мамины коллеги (а она учитель в школе), стали к ней подходить. Мама очень горда своим сыном, она понимает, что это не просто минутное увлечение. 

Сначала я хотел выходить на ринг таким злым дядей. Но мне сказали, что я добрый дядя, за которого болеет публика. И назвали меня Народным чемпионом. Так появился образ, в котором я выступаю уже больше 15 лет. Я и в реальной жизни такой — добрый, справедливый. При этом на ринге надо показать, что ты не обычный человек, не просто вышел тут в футболке и кроссовках.

Хороший реслер излучает харизму, да и выглядеть должен подобающе — чтобы зритель, увидевший тебя даже где-нибудь за кулисами, подумал: «Вот это — реслер».

Костюм, в котором я выхожу на бой, стоит тысяч 30–40: американские ботинки (у нас такие не купить), налокотники, наколенники и, собственно, сам костюм, который мне сделали в одной студии спортивной одежды. 

На ринге бывает всякое. Как-то я упал на поясницу и полгода не мог сидеть без боли. Или тебе упали коленом на бицепс, и он ноет целый день. Однажды я ударил человека 60-дюймовой плазмой. В другой раз провел прием против девушки-менеджера: она вмешивалась в матч, била меня в пах, и в кульминационный момент я решил ее проучить. Она отрицательный персонаж, и когда я сделал прием, зрители взорвались от радости — знаете, будто кто-то получил по заслугам. Но вообще реслинг для меня — это борьба и красивые приемы, я не очень люблю матчи с ультранасилием. Хотя жесткие матчи у меня были. Зрителям это нравится, такое тоже должно быть, но в меру — если перенасытишь публику, потом будет нечего показывать. 

Антон Дерябин на ринге (справа). Фото: Максим Мармур
Антон Дерябин на ринге (справа). Фото: Максим Мармур

Сам я IT-специалист. Часто приходил на работу с заметными синяками или ссадинами — говорил, что занимаюсь борьбой. А на новом месте вообще не рассказывал о реслинге. Но со временем люди все равно узнавали: одни говорили, что это здорово, другие — что я занимаюсь фигней. Когда с девушками знакомлюсь, они обычно говорят, что это классно. А если когда-нибудь у меня будет девушка, которая захочет, чтобы я бросил реслинг, — я пойму, что нам не по пути. Все-таки в паре люди должны уважать увлечения друг друга.

Главный стереотип о реслинге — что у нас все не по-настоящему. Но я знаю людей, которые так говорят и при этом смотрят и верят в «Битву экстрасенсов».

Что дает нам реслинг? Мы летаем в другие страны, нам оплачивают дорогу, гостиницу и платят за бой. Но главное — ты от этого кайфуешь. Ты увидел в детстве этих дерущихся мужиков и подумал: «Блин, я хочу так же, как они». И теперь ты дерешься на ринге так же, как они. Это дорогого стоит. А теперь бывает, что на улице меня догоняет какой-то дедушка и говорит: «Я видел вас по телевизору, спасибо вам огромное, вы такой классный, продолжайте это делать!» Иногда и ребята подходят, говорят, что я кумир их детства, хотя мне всего лишь 32! Такое всегда приятно.

«Он заставляет людей убивать друг друга, а я их заставляю только драться: и оба мы делаем это для нашей пользы и удовольствия» Шарль де Костер «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке»
«Он заставляет людей убивать друг друга, а я их заставляю только драться: и оба мы делаем это для нашей пользы и удовольствия» Шарль де Костер «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке»

В свое время меня очень сильно зацепила «Легенда об Уленшпигеле» Шарля де Костера. Я учился в школе, и она была в списке литературы на лето. Я не мог ее читать — она очень сложная для детского ума, там имена надо запоминать, и город какой-то непонятный… Я прямо злился: ничего не понимаю, а меня заставляют читать, когда хочется гулять и тусоваться с друзьями. Через какое-то время я решил ее перечитать и понял, что это на самом деле очень хорошая книга. И что Тиль Уленшпигель очень похож на меня — острый на язык, выступает за справедливость. Я бы всем советовал прочитать эту книгу. 

Еще рекомендую «Проблемы души нашего времени» Карла Юнга. Она переворачивает осознание того, как все происходит в мире. И третья — «Обретение Неба на Земле. 365 размышлений Ребе» (составитель Фриман Цви). Тот, кто прочитает ее, скорее всего, поменяет мнение о жизни — поймет, что нужно дарить миру добро, и добро придет в ответ. Именно про реслинг могу порекомендовать книгу «Гибель WCW» — о том, как пошла на дно одна из самых известных федераций реслинга.

«Я не любитель крови». Инженер-физик и будущий кандидат наук Александр, 28 лет

Я 15 лет играл футбол, стал кандидатом в мастера спорта, была куча наград, даже международные победы. Но в какой-то момент я перегорел. Стал думать, чем хочу заниматься дальше, и вспомнил, что в школе мы с друзьями любили реслинг — иногда в выходной с самого утра собирались у кого-нибудь толпой и смотрели. Так в 23 года я пошел в школу реслинга. 

Физик и реслер Александр с книгой Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Фото: Максим Мармур
Физик и реслер Александр с книгой Айн Рэнд «Атлант расправил плечи». Фото: Максим Мармур

Спортивная подготовка, рост, вес — я был как будто создан для реслинга! Но на первой тренировке чуть не умер. Нас тогда стали учить, как правильно падать.

После этого сильно кружилась голова, болела спина, затылок. И вот мы сидели, 20 человек, и было видно, что каждый призадумался. Все, видимо, ожидали, что им сейчас покажут какие-нибудь интересные приемы, а мы только кувыркались и падали на спину.

На свой первый бой я вышел в образе телохранителя, в солнечных очках. Провел в этом образе года полтора-два. А сейчас у меня нет образа — это просто я: большой добрый накачанный парень в штанах и куртке. Но я по-прежнему в темных очках. Не поверите — это те же, что и пять лет назад, их ни разу не сломали. 

Однажды я с третьего каната прыгнул на соперника, который лежал на столе. Смотрю — под ним лужа крови, а он несет что-то несуразное и отключается.

В том матче, чтобы кому-то присудили победу, соперник должен был сказать в микрофон: «Я сдаюсь». Судья не понимал, что делать, поднес к нему микрофон — но потом объявил, что я победил. А мой соперник на какой-то момент даже память потерял, но благо уже через час в себя пришел. Это, наверное, был мой самый хардкорный матч. Я вообще не любитель крови. Максимум, что делали со мной, — это били стульями, дорожными знаками, клавиатурой. Стол мной разбивали. Но чтобы мне что-то разрезать или воткнуть в меня что-то — нет, такого не было.

Александр в бою. Фото: Максим Мармур
Александр в бою. Фото: Максим Мармур

Я инженер-физик на предприятии, где занимаются изделиями и технологиями для ракетно-космической техники. У нас возрастной коллектив, и я долго не рассказывал, чем занимаюсь. Если приходил с синяками, говорил, что упал. Потом все-таки рассказал, что я реслер, и все приняли это абсолютно нормально. Близкие меня в основном поддерживают, родители, конечно, переживают. Жена помогает: она разрисовывала мне штаны и куртку, в которых я выхожу на ринг. Когда я повредил колено, она мне сказала: «Если сломаешь, то на этом заканчиваешь». Я говорю: «Ага». И через год повредил второе колено. Жена мне: «Ну если еще раз, уже точно закончишь, да?» Я: «Ну да». 

«Казалось, все ждали, когда им скажут, что думать» Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»
«Казалось, все ждали, когда им скажут, что думать» Айн Рэнд «Атлант расправил плечи»

Чаще всего люди о реслинге говорят, что это все не по-настоящему. Я отвечаю: «Ну, приходите, я вас не по-настоящему покидаю, не по-настоящему побью, и вы мне скажете, так это или нет». А потом показываю отрывки матча, они за голову хватаются, говорят: «Твой соперник хоть живой остался?» Я отвечаю: «Это же реслинг — я его не по-настоящему кинул, поэтому он выжил».

На ринге надо делать то, что ты умеешь лучше всех. Если ты в жизни задира — задирай других, если скромный — как-то поскромничай.

Но у некоторых на ринге, наоборот, открывается второе «я»: они делают то, что не могут в обычной жизни. Если мне что-то не понравилось и хочется поорать — не буду же я этого дома делать. А на ринге все такие же, как ты, — все дают выплеск эмоциям и энергии. 

«Когда денежный долг возвращен, остается долг благодарности» Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»
«Когда денежный долг возвращен, остается долг благодарности» Александр Дюма «Граф Монте-Кристо»

Когда хочется что-то почитать, а что — не знаешь и в литературе особо не разбираешься, просто открываешь список «Топ-100 лучших книг». А до него я подсел на антиутопии: «Мы» Евгения Замятина, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли, «1984» Джорджа Оруэлла. Но больше всего из антиутопий меня впечатлила книга «Атлант расправил плечи» Айн Рэнд, я ее всем советую прочесть. 

Еще рекомендую «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма. И «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова — в школе это была моя любимая книга. Правда, у меня есть такая особенность — я быстро забываю, о чем произведение. И сейчас я не помню, о чем «Мастер и Маргарита» — помню только, что в самом начале там человеку трамвай отрезает голову. Когда я это читал в школе, у меня были вот такие глаза! Я подумал: «А чего, так тоже пишут?! Так можно было?

«Я хочу получать огромные деньги и красиво жить». «Самый умный реслер» Ярослав Державин, 26 лет 

Я смотрел реслинг по телевизору лет с 12, а в 14 начал им заниматься в маленькой организации — по сути, это была самодеятельность. Потом она прекратила существование из-за нехватки средств. Позже я пришел в Независимую федерацию реслинга и в 22 года провел свой первый полноценный бой. Конечно, был какой-то мандраж, но без сильных эмоций, потому что я уже давно этим занимался.

Ярослав Державин с книгой «Эрагон» Кристофера Паолини. Фото: Максим Мармур
Ярослав Державин с книгой «Эрагон» Кристофера Паолини. Фото: Максим Мармур

У меня два образования — педагогическое и инженерное. Я был учителем начальных классов, но проработал меньше года.

Я отлично преподаю, но мне не нравится работать с людьми — и с детьми в первую очередь. К тому же работа сильно мешала заниматься реслингом, тренироваться столько, сколько нужно. 

Мой образ — самый умный реслер, по сути, это я и есть. Когда я выхожу на ринг, на мне пиджак, академическая шапочка, очки. Я часто работаю с микрофоном, говорю что-то не только оппонентам, но и зрителям. Этих самых зрителей я, кстати, ненавижу. Я в целом-то людей не очень люблю, но фанатов реслинга в России — особенно. Из-за них реслинг в нашей стране развивается очень слабо. Будь фанаты более воспитанными, на шоу приходило бы больше людей, в том числе детей, и я бы сейчас получал большие деньги. Они же часто используют нецензурную лексику в адрес реслеров, показывая свою необразованность.

А уровень культуры российского реслинга такой же, как уровень культуры его фанатов.

Я не сторонник использования на ринге каких-то предметов, мне ближе классический реслинг. Большинство российских реслеров стремятся взять стул, биту, палку кэндо — мне это все не нужно, я и без того отличный реслер. Я изучал анатомию человека, еще серьезно занимался айкидо и карате, так что теперь ломаю соперников голыми руками. Тьфу-тьфу-тьфу, серьезных травм у меня самого никогда не было. Конечно, были гематомы, ушибы, рассечения, синяки. Спина немножечко побаливала из-за остеохондроза, но сейчас я ее подкачал. А так, чтобы попадать в больницу — такого не было и, надеюсь, не будет.

Ярослав Державин на ринге (слева). Фото: Максим Мармур
Ярослав Державин на ринге (слева). Фото: Максим Мармур

Наверное, самое жесткое, что со мной делали, — удары палкой кэндо. Это очень больно, у меня остались следы на спине. Возьмите плетку и ударьте себя раза четыре по руке — вот так это будет выглядеть. Но по сравнению с тем, что может происходить в реслинге, это, конечно, ерунда. Из запомнившихся случаев — однажды я использовал оператора как живой щит, в другой раз, чтобы не упасть, ухватился за судью. Для таких вещей нужно вдохновение, это не всем дано. Реслерская жилка в человеке или есть, или нет. Быть реслером — это как быть поэтом: надо постоянно находить на это вдохновение, не стоять на месте, заниматься.

Моя бабушка иногда говорит: «Иди работай, у тебя же есть мозги, как ты будешь в старости жить?» Я отвечаю, что буду выступать до самой смерти.
«Истинное мужество — это жить и страдать ради того, во что веришь» Кристофер Паолини «Эрагон. Книга 1»
«Истинное мужество — это жить и страдать ради того, во что веришь» Кристофер Паолини «Эрагон. Книга 1»

Мама один раз ходила на мое шоу, сказала: «Круто!», но больше не хочет. 

Да, на ринге можно стать инвалидом, но какая разница: стать инвалидом или жить без реслинга — в любом случае будет неполноценная жизнь. Когда я выхожу бороться, я осознаю, что это может быть мой последний бой. Что меня заставляет это делать? Реслинг — мечта детства, да и мечты о будущем у меня тоже связаны с ним; в общем, это вся моя жизнь.

А вероятность умереть есть и в обычной жизни, просто на ринге она выше.
«Лучше спать с трезвым каннибалом, чем с пьяным христианином» Герман Мелвилл «Моби Дик, или Белый Кит»
«Лучше спать с трезвым каннибалом, чем с пьяным христианином» Герман Мелвилл «Моби Дик, или Белый Кит»

Я до сих пор себя спрашиваю, зачем получил второе образование. В принципе, я думал, что это будет подушка безопасности на случай, если с реслингом не получится. Но сейчас я именно им и зарабатываю. И речь не только о плате за выступления. У меня есть своя серия футболок, еще по бартеру, за рекламу, хожу в спортклуб и получаю спортивное питание. Я хочу уехать куда-нибудь, где реслеры получают большие деньги. Основной вариант — США. В России я получаю столько, что могу жить лучше многих россиян. Но это не огромные деньги. А я хочу жить красиво. 

Сейчас я читаю «Государя» Никколо Макиавелли. А до этого прочел «Моби Дика» Германа Мелвилла. Еще мне очень понравились «12 стульев» Ильфа и Петрова: даже жалею, что не читал их раньше. Одно время я увлекался военными рассказами, советую всем почитать «Сотникова» Василя Быкова. Про войну, про предательство — очень интересно, поучительно. И еще советую книгу «Эрагон» Кристофера Паолини. Она произвела на меня такое впечатление, какого я больше от книг не испытывал.

Еще две истории реслеров и ссылки на их любимые книги — в Bookmate Journal
Наше новое медиа Bookmate Review — раз в неделю, только в вашей почте

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ