О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Пролежни у больного: опасно, необходимо лечить

 


«Проще не допустить, чем лечить», – это как раз о пролежнях. Только это самое «проще» – вовсе не просто, хоть и легче, чем лечение. Возникают пролежни у некоторых людей быстро, иногда вопреки всем приложенным усилиям.

В фонде мы хорошо помним, например, молодого человека с высокой ампутацией обеих ног. Он, конечно, хотел быть активным, но пока ему с помощью фонда не подобрали противопролежневую подушку для сидения, он жил по принципу «полтора часа посидеть – полтора месяца раны лечить».

Помним дедушку, у которого после инсульта пропала чувствительность половины тела – и как раз ту ногу, которую он плохо ощущал, он и сломал. Он даже не чувствовал, как повреждается кожа в местах, где на нее давит гипс…

Когда пролежни уже появились, нельзя вылечить их зеленкой. Более того: от зеленки хуже! Не поможет и левомеколь. Нужны специализированные средства, и многие из них дорогие.

Именно потому, что мы знаем, как уязвим бывает нуждающийся в помощи человек, насколько не на слуху (и не по карману) необходимые лекарства большинству людей – мы решили потратить средства государственной премии, которую в июне присудили директору фонда «Старость в радость» Елизавете Олескиной, полностью на лекарства от пролежней. Это раневые повязки, мази, средства для улучшения кровообращения. Более миллиона рублей уже ушли на оплату лечения. Истории людей, которым на эти средства удалось помочь, очень разные.

Эрес Андреевич Ондар живет в поселке Каа-Хем в Республике Тыва. Ему всего сорок лет, но в 17 он переболел пневмонией с осложнениями, которые не удалось победить, и затем оказался в коляске. Родители его были простыми рабочими, богатств на комбинате «Тыва Асбест» не заработали, зато были богаты детьми: у Эреса семь братьев и сестер. Сейчас родители уже умерли, и братья и сестры, хотя сами небогато живут, помогают Эресу.

У него нет ни собственной семьи, ни отдельного жилья, и живет в семье сестры. У хозяйки дома двое маленьких детей.

«Ей самой порой трудно, поэтому, конечно, я из пенсии участвую в покупке продуктов, бытовой химии, дров и угля – что нужно по дому, – говорит Эрес. – Пенсия 22 тысячи рублей – вроде сравнительно много, но если купить лекарства на все, то как жить?» 

На 3-5 тысяч рублей ежемесячно он покупает мази и перевязочные материалы: из-за заболеваний он не просто не может ходить, кожа легко повреждается, раны воспаляются. Мы купили ему более эффективные средства – и надеемся, что его жизнь изменится к лучшему, раны будут залечены и удастся избежать новых.

Также на средства государственной премии получила лекарства Ольга Степановна Николаева из деревни Чевернур в Республике Марий Эл. Она ветеран труда: сразу после школы-семилетки пошла работать на свинокомплекс, потом работала телятницей. Всю жизнь отдала сельскому хозяйству.

У Ольги Степановны пятеро детей. Муж умер от рака, когда младшему сыну было всего три года. Было тяжело, но она смогла дать детям образование. В мае 2022 года у Ольги Степановны произошел инсульт, она совершенно не владеет своим телом. За ней ухаживают сын Юрий Владимирович и дочь Нина Владимировна. Они очень стараются. Но все же они в деревне Чевернур, здесь не так уж много возможностей. Лекарства для Ольги Степановны – это не только облегчение ее страданий, но и поддержка для всей семьи.

Мы рассчитываем, что имеющейся суммы будет достаточно на лекарства для примерно 170 человек. После публикации о том, на что будет направлена премия, мы за короткий срок получили более ста просьб о помощи из самых разных регионов России. Становится понятно, что раньше таких просьб было мало только потому, что люди и не надеются получить дорогостоящие средства.
Где-то в учреждениях боялись признать проблему, «вынести сор из избы», даже если причины появления ран объективно серьезные. Где-то на дому родственники ухаживают за пожилым человеком и даже не знают, что на свете есть что-то лучше, чем мазь из ближайшей аптеки. Мы не просто покупаем типовой набор – мы проводим консультации в каждом случае, организуем осмотр местного врача, участвуем в подборе терапии. Пусть мы чаще всего можем помочь только дистанционно, дефицит достоверной информации столь велик, что даже базовые консультации могут кардинально изменить ситуацию.

Мы уверены, что каждому, кто страдает от пролежней, нужна помощь. Мы будем пытаться сделать все, чтобы каждый ее получил.

 
Сегодня в СМИ