О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Краткая история первых земледельцев Европы

 




Последние месяц - полтора я довольно много постил об истории прихода земледелия в Европу. Посмотреть их можно по тегу "история первых земледельцев Европы".  Наверное, стоит дать какой-то обобщающий пост.


Земледелие приходит в Европу  ближе к середине седьмого тысячелетия до н.э., примерно 8700 лет назад.  Приходит не как полезная технология, а как новое население, знакомое с этой технологией и раселяющееся из Анатолии. Соответственно, первой земледельцев встретили земли современной Греции.  Аграриев было много, а вот до них на Балканах проживало довольно редкое население, промышлявшее охотой и собирательством.  Охотников было много только в очень богатых ресурсами местах. Именно в таких местах и отмечаются следы взаимодействия между пришельцами и местными. Но  в целом, земледельцы и охотники не очень то контактировали. Отчасти по причине малочисленности последних, отчасти по причине того, что занимали разные ниши.

Земледельцы принесли с собой не только культурные растения, но и животных.  Однозернянка, эммер, ячмень, горох, чечевицы, нут - всё это найдено на неолитических поселениях Балкан также, как и в Анатолии. Разве, что в Анатолии было разнообразия поменьше. То же касается и животных - козы, овцы были основой стада, также были представлены крупный рогатый скот и свиньи.


Около 5600 года до н.э. (7600 лет назад) земледельцы приходят в Центральную Европу, где их появление связано с культурой ленточно-линечной керамики (ЛЛК).  Она раскинулась от  Рейна и Нормандии на западе до  Польши на севере и Украины на востоке.  Опять же, предшествующее население охотников и собирателей на этих территориях было крайне редким. Геном центральноевропейских первых земледельцев показывает, что смешение происходило, но в небольших масштабах. Но оно усилилось к конце существования культуры линейно-ленточной керамики.

Население ЛЛК селилось на плодородных лёссовых почвах, практически не выходя за их пределы. Охотники же лёссовые почвы избегали, предпочитая более богатые дичью места.  Появление ЛЛК - результат расселения первоначально небольших групп, отколовшихся от балканских земледельцев. Но в результате, эти малые группы быстро нарастили численность, продолжая расселяться небольшими миграциями.  В своих лёссовых анклавах неолитическое население имело довольно высокую плотность. Ок. 5100 года до н.э. в Центральной Европе проживало порядка 100 тысяч человек, владея ок. 15 000 домохозяйств.  Эти люди жили за счет особого первобытного способа обработки земли, т.н. "садового земледелия".  Небольшие поля использовались длительное время, землю удобряли навозом, плуга ещё не существовало, не редкостью было наличие деревье и сорняков на полях.  Вырубка леса не была существенной.

Для первых земледельцев характерны сильные колебания численности. После первого появления следовал крупный рост, бум населения. А через какое-то время - сильный спад. Следущие колебания демонстрировали менее выраженные бумы и спады.  Это было патрилокальное общество.  Здесь уже началось появление неравенства, где первопоселенцы имели более значительное положение, чем недавние мигранты.

Вместе с ЛЛК пришли войны, следов агрессии много в это время в Центральной Европе. Земледельцы конкурировали друг с другом. В силу ряда причин, пока не однозначных, к концу ЛЛК наступает сильный спад населения.  Её сменяют культуры-наследники, для которых отмечен гораздо больший вклад и влияние охотников-собирателей.

В то же время, центральноевропейский путь освоения Европы был не единственным. Паралельно ему неолитизаторами осваивалось Северное Средиземноморье, и  эти процессы связываются  с культурами импрессо и кардиальной керамики.  Первые земледельцы появляются в Юго-Восточной Италии уже к 6000 году до н.э. Их тоже встречает пустынный ландшафт с редкими группами охотников.  Быстро распространяясь,  представители культуры импрессо достигают севера Италии и начинают конфликтовать между собой, известны следы вооруженного насилия для этой эпохи.

Способ жизнеобеспечения у них не отличался от центральноевропейского, то же "садовое земледелие". Тот же упор на домашних животных, без значимой роли охоты. Сосуды несут следы молочных жиров, что указывает на потребление молочных продуктов. Это справедливо для всех первых земледельцев Европе. И на севере, и на юге. Но при этом, сырое молоко эти люди пить не могли,а молочные продукты, видимо, подразумевали что-то вроде сыров или аналогов йогурта с пониженным содержанием лактозы.

Двигаясь по побережью, земледельцы достигают Южной Франции уже к 5700 году. Здесь они ассимилируют какое-то количество охотников, потому что их вклад в генофонде этих людей вырос, но по-прежнему не превышал 20%.  В этом регионе отмечено и увеличение роли охоты. Местность там гористая и лесистая, дичи много.
Миграция в Южную Францию была не однонаправленной и происходила из разных мест Италии.

К 5650-5600 гг. до н.э. земледельцы достигают Иберии. Причем здесь возможно прибытие не только европейских земледельцев, но и североафриканских. Впрочем, это требует дополнительных исследований.  льшая часть Иберии была заселена к 5000 году. Исключение составляет Кантабрия, куда земледелие проникло на двести лет позже.  Там могли сохраниться значительные группы охотников-собирателей.

В остальных местах экспансия идёт рука об руку с сокращением мезолитических стоянок. Исключение – Центральная Португалия, где земледельцы и охотники жили около 400 лет, но контакты между ними были редки. Неолитические колонизаторы Западного Средиземноморья стремились заселять места, свободные от охотников.  Предположено, что незадолго до прибытия земледельцев произошли климатические изменения, вызвавшие затопление устьев крупных рек, от чьих ресурсов зависели охотники.  Это могло создать возможность для прибывающих колонизаторов. По крайней мере, сокращение мезолитических контекстов заметно еще до прибытия земледельцев. Выращивались пшеница, бобовые, горох и опийный мак.  Есть данные о финиковых деревьях, ячмене, чечевице, лёне.  Разнообразие гораздо выше, чем в Центральной Европе. Хотя в дальнейшем произошло сокращение разнообразия с преобладанием пшеницы и ячменя.

Как и в других случаях, экспансия была стремительной, без ожидания накопления некой критической массы. Показано, что поселения в Испании уже существовали в то время, когда Италия еще не была полностью колонизирована.
При этом есть различия между самой ранней колонизацией (импресса) и более поздней (кардиальная керамика). Первая была морской, вторая предпочтительно наземной.

Таким образом были заселены Центральная и Южная Европа. Два потока - центральноевропейский и северосредиземноморский встретились в Северной Франции. Здесь, начиная с 5100 года возникают синкретические культуры, основанные на синтезе достижений двух волн земледельцев.  Это очень яркие культуры, где процветает неравенство, возникают мегалитические сооружения, погребальные обряды становятся очень богатыми. Множество престижных вещей, доставленных издалека - например, жадеитовые топоры из альпийского сырья, служившие символом статуса и вероятно, аналогом валюты.  Многое отсюда в дальнейшем распространится по Европе.

Вероятно, здесь столкнулись не только неолитические традиции, но сильно и влияние мезолитических охотников, которые концентрировались в богатых ресурсами местах.  Одной из знаковых культур была михельсбергская, сложившаяся к середине V тысячелетия до н.э. Вероятно, с ней связано появление инноваций в земледелии. Люди начинают выходить за пределы лёссовых анклавов. Это влечет усиление смешения с охотниками, в отдельных случаях их вклад в генофонд составляет до 40%.

Похоже, что начиная с михельсбергской культуры, по Европе распространяется подсечно-огневое земледелие, которое, впрочем, основой не стало и сочеталось с прежним "садовым". Однако новые методы, вкупе с увеличением роли скотоводства, позволили освоить значительные, ранее не заселенные площади.  Это также называют вторичной неолитической колонизацией Европы.

Однако, Скандинавия долгое время не была затронута земледельческой колонизацией. Охотников здесь долгое время было много, и они процветали на побережьях, богатых морскими ресурсами.  Земледельцы подошли к границам Дании к 5000 году, но около тысячи лет не продвигались на север. По всей видимости, их могло сдерживать не только то, что эти земли не были пустыми, но и климатические факторы. Климат был холоднее, и граница продуктивного земледелия пролегала южнее. Ок. 4000 года до н.э. климат поменялся, и значительные массы неолитизаторов проникли на север. Их распространение коррелирует с границами продуктивного земеделия с вегетационным периодом в 175 дней.  Плюс стоит учесть, кто именно к этому времени северные земледельческие культуры вооружились новым способом земледелия, включавшим подсечно-огневую методику и роль животноводства тоже повысилась.

Так или иначе, земледелие в Скандинавию проникло быстро и морским путем.  Геном пришельцев несет следы смешения с охотниками, хотя не совсем ясно, это смешение произошло на месте или по пути.   Охотничьи коллективы сосуществуют с земледельческими, хотя, видимо, охотники включали в свое общество земледельцев куда реже, чем наоборот.

Неолит Скандинавии связан с культурой воронковидных кубков (КВК). Более тысячи лет она существовала в Скандинавии, оставив яркие свидетельства, в том числе и конкуренции коллективов, такие как дольмены и длинные курганы. Их концентрация здесь крайне значительна.  В это время начинают появляться первые медные изделия, впрочем, крайне редкие.  Существует корреляция между наличием мегалитических памятников, присутствием наиболее плодородных почв, медного импорта  и ограждением поселений, что ещё раз указывает на то, что все эти вещи не просто так связаны, а отражают претензии местных сообществ на верховенство и их конкуренцию.

Из Скандинавии происходят первые следы использования плуга в Европе, затем начинается его распространение. Все эти факторы позволили обществу КВК длительное время процветать. В конце четвертого тысячелетия фиксируется упадок и спад населения, чем смогли воспользоваться другие группы - охотники-рыболовы с севера и группы шнуровой керамики с юга.

Упадок КВК начинается в конце 4-го тысячелетия. Одовременно с ним фиксируется проникновение с севера  на юг охотников культуры ямочной керамики (КЯК). Они продолжали использовать морские ресурсы и вероятно, преуспели в этом. Хотя их плотность нельзя сравнить с плотностью земледельцев, но само проникновение указывает на то, что присутствие людей КВК слабело.  Памяткники КЯК доходят до Ютландии и на южных стоянках отмечены следы знакомства с производящим хозяйством -  домашними животными или зерном, но в целом, это исключения. Кроме того, геномный анализ показал, что с земледельцами эти люди практически не смешивались.
Проникновение охотников на юг - это не причина упадка КВК, а его следствие. К причинам исследователи зачастую относят очередные климатические изменения, выразившиеся в похолодании. В этот период фиксируется спад плотности населения, за исключением Ютландии, где наоборот наблюдается подъем.  Однако он может быть связан с появлением новой группы людей - культуры одиночных погребений, связанных с КШК.  Впрочем, для них характерны синкретические традиции, совмещающие новое КШК и старое КВК.
Впрочем, упадок КВК не был стремительным крахом. Даже в Швеции люди культуры воронковидных кубков ещё длительное время доживали, даже после того, как и сюда проникли культуры боевых топоров.  Их взаимоотношения скорее всего были разнообразны, хотя конфликтные ситуации тоже были возможны, на что указывает возведение ограждения в Скании, но в целом, обе группы ещё долго доживали бок о бок.

Проникновение земледельцев в Британию произошло также поздно, как и в Скандинавию - ок. 4000 года до н.э.  Возможно, два этих события связаны и предполагает сочетание климатических факторов и появление инноваций, таких как новые методы земледелия.

И это также была демографическая экспансия, на сей раз из Франции и Бельгии. Как и для других регионов, на Британских островах фиксируется быстрый демографический подъем после прибытия колонизаторов, но также как и в других местах, кратковременный. За ним следует быстрый спад, после чего население росло медленно. Площадь лесов сокращается во время роста населения и увеличивается по мере спада. Однако скорее всего, расчистка лесов практиковалась под пастбища, а не пашни. Около 3700-3600 гг. до н.э. наступает резкое изменение системы жизнеобеспечения.  Фиксируется резкое уменьшение или почти исчезновение пшеницы. Ячмень остается, но и его доля резко сокращается. Пшеница была заменена ячменем, который может расти в худших условиях, но дает меньший урожай. Затем даже от него в значительной степени отказались к 3000 году до н.э.. Все больше возрастала зависимость от диких растений (прослеживаются орехи и фрукты), пока ок. 2500 г. до н.э снова не начинается рост доли ячменя.
Климатические изменения служат обычной причиной для объяснения этой трансформации, предполагая переход на ячмень.  Альтернативным объяснением может послужить гипотеза о деградации почвы. Однако обе причины могли легко присутствовать бок о бок. Свидетельства насилия возрастают после 3700 г. до н.э.

Тем не менее, такие изменения не гарантировали  возвращение к мезолитическому образу жизни. У земледельцев ещё оставался их скот, который и стал основой жизнедеятельности. Он предполагал и куда меньшую плотность населения, чем для стандартных земледельческих групп.  Таким образом, неолитические жители Британских островов стали в значительной мере скотоводами, а не земледельцами. Эта система просуществовала дольше, чем действовали климатические изменения, вызвавшие её появление.

Интересно, что после упадка системы земледелия и перехода к новой, животноводческой, системе, многие старые традиции забрасываютя и трансформируются.  Именно в это время, к 3000 году до н.э. начинается строительство Стоунхенджа и прочих хенджей, появляются кремации, искусно вырезанные каменные шары, наконечники церемониальных скипетров-булав. Вместе с тем, стоит отметить, что новая система предполагала довольно дальние контакты, но внутри Британских островов.  Камни для Стоунхенджа везли из Уэльса, скот из Шотландии перегоняли в Англию. Но связи с континентом резко сокращаются в это время.  Исследователи считают, что социальные отношения в Британии того времени переживали централизацию власти, способной мобилизовывать большие массы людей. Иначе говоря, задачи по перемещению камней в Стоунхендж исполняла не преданная группа религиозных поклонников, а сильные лидеры, способные взяться за такое дело. Ещё более примечательно, что всё это происходило в то время, когда роль земледелия была низка, как и плотность населения.
Однако после 2500 г. до н.э. доля сельского хозяйства начинает расти. В это же время в Британию прибывают люди культуры колоколовидных кубков, несущие новую степную генетику.  Это было масштабное проникновение.  Возможно, низкая плотность позднего британского неолита сделала острова желанной целью, также, как когда-то она сделала их желанной целью для неолитизаторов.

На основе
Shennan Stephen. The First Farmers of Europe. An Evolutionary Perspective. 2018.
 
Сегодня в СМИ