О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

вспоминаю про завод...

 


Конечно, теоретически побег из газеты на завод был моей ошибкой. И на самом заводе я совершила кучу грубейших провалов. Но это был бесценный опыт, самые внимательные друзья и радостная стабильность.

Напомню мою историю для тех, кто не знает, как я попала на Цементный и что там пережила (все посты увековечены под тегом «мой любимый завод»).

После 6 лет работы в «Нашей городской газете» я разочаровалась и сильно выдохлась. У меня была ипотека и сильно сниженная за последние пару лет зарплата — газета начала терпеть кризис, и это сказывалось на нашем энтузиазме, работоспособности и настроении. После мучений в виде нищебродства я начала искать новую работу и выложила своё безупречное резюме на hh.

Хорошая работа попалась мне очень быстро: через несколько дней мне позвонили с Цементного и пригласили на собеседование. Был 2016-й. Заманили приличной зарплатой, плюшками в виде приятного соцпакета, который мне раньше нигде не встречался, бесплатными обедами в столовке, отдыхом в санатории и многим другим. Самое приятное — ты работаешь стабильные пять дней и в выходные всегда отдыхаешь. С работы уходишь вовремя (если это не спецдни, которые очень редко) и получаешь приличную премию, если завод хорошо постарался с производством цемента. 

Единственным минусом мне тогда показался тот факт, что каждый день мне надо будет ездить в соседний город на общественном транспорте.

Ежедневно я вставала в пять утра и возвращалась домой в семь вечера. Весьма быстро я приспособилась к такому ритму и придерживалась его три года. 

Но минусов и даже катастроф для меня уже в первую неделю работы на заводе стало намного больше.

Меня взяли на должность пресс-секретаря, но заставляли делать всё, что угодно, никак не связанное с прессой. Я надеялась исследовать, писать и фоткать, а приходилось развешивать объявления, заниматься отправкой рабочих на курорты, писать речи начальству, протоколировать непонятные заседания, составлять какие-то договоры и даже выполнять курьерскую какую-то работу. Очень много надо было считать и внимательно изучать документы, что вообще не моё. И я постоянно чувствовала себя ограниченной, в какой-то дурацкой системе с понятными только руководству алгоритмами. 

Я не сразу сообразила, как делают цемент и ужасно боялась моих коллег в заводоуправлении, которые, на мой взгляд, первое время только и делали, что дразнили меня. Незаметно, вежливо, но видно было, что недолюбливают. 

Им не нравилось, что я иногородняя. И они не любили новоуральцев. Даже стало стыдно за своих земляков: почему они позволяют вести себя так, чтобы люди их терпеть не могли? И почему из-за их поведения должна страдать я?

Какое-то время я посвятила тому, чтобы доказать, что я классная девчонка, а не то, что они там думают. А думали обо мне то, что меня пристроил какой-нибудь новоуральский дядечка, которых на заводе было достаточно, и они были злобными начальниками. Я бы тоже злилась на иногородних начальников — что, им в Новоуральске уже тесно?

У меня получилось доказать, что я Женя, а не какое-то говно. Со временем я нашла друзей и многие коллеги меня полюбили. Ну, я надеюсь на это.

Меня прессовали сверху чаще,  чем часто, и я терпела. Потом начала артачиться, и получать по нервишкам вдвойне. Было больно. До того, что не хотелось просыпаться поутру.

Целый год на заводе казался мне сущим адом. Но я не знала, куда метнуться. Я ругала себя за то, что совершила такую ошибку — уж лучше в малооплачиваемой газете, но с творчеством, с нормальным начальством и в хорошем настроении. Уж лучше я буду с голоду помирать, чем терпеть постоянно моральное давление. Тогда я поняла, что стрессоустойчивость — это не про меня. 

Меня поддерживали близкие. Говорили, что надо немного потерпеть, я приноровлюсь и стану на заводе своей.

И правда - отбило ровно 12 месяцев, и я поняла, что мне круто на заводе: у меня есть круг друзей и даже собутыльников. Мы отлично тусуемся в нерабочее время. Я могу воплощать свои смелые идеи, прикрепив к их деятельности отдела по работе с персоналом и прокачать свои организаторские способности.

Именно на заводе я научилась общаться с людьми и договариваться, отстаивая свою точку зрения. Именно на заводе я поняла, что идейная.

Сколько было праздников, интересных событий, спортивных мероприятий, а потом и поездок, экскурсий, походов! 

Каждая вечеринка была как последняя, настолько мы умели веселиться.

На заводе я научились материться и очень много пить. До беспамятства. 

У нас появилась команда КВН! Я занималась спортом и меня хотели отправить на спартакиаду по лёгкой атлетике! Я не стояла на месте и всё же развивалась и как личность, и как профессионал. В скором времени я как орешки щёлкала эти документационные проблемы, которых боялась раньше.

Мама верила, что на заводе я, наконец, встречу свою любовь. И у меня почти получилось. Я помню прекрасный момент, когда мы подружились с Максимом из АСУТП. Мы отлично проводили время, он приносил мне цветы на работу, мы гуляли в обеденный перерыв, по выходным ездили в Екатеринбург в кино или погулять, и он даже планировал сделать пропуск в Новоуральск, чтобы мы виделись чаще. 

Сейчас, спустя годы, я понимаю, что по характеру Максим очень похож на Женьку — с виду мрачноватый, а на деле ужасно заботливый. Любит всё необычное и слушает интересную музыку. 

Максим быстро построил на меня планы, и это меня испугало. Испугало  не только это. Присматриваясь к парню, я находила изъяны, с которыми могла бы, наверное, смириться, но не сразу. Например, курение. От этого запаха мне бывает плохо до тошноты. 

Большую роль ещё сыграло то, что я из другого города, где у меня тоже были и друзья, и собутыльники, и незаконченный роман, лёгкое завершение которого я откладывала на момент «когда встречу его, самого настоящего!». Максим запросто мог бы стать этим настоящим, но ему не хватило терпения. А мне — уверенности. Я видела, как Макс хочет меняться в лучшую сторону ради нашего будущего, но, чтоб он не бежал так быстро, я отпугивала его ужасными фразами типа «гостевой брак — это круто» или стихами в блоге, которые он воспринимал всерьёз.

Максим любил переписываться, а меня это ужасно бесило. Мы начали встречаться как-то странно: по телефону. А расстались вообще по переписке. Я бы и рада была поговорить с ним нормально, глядя в глаза, но он избегал меня, и этого не случилось. Ему не хватало моего внимания, а я лишь хотела подольше потянуть время и не переводить отношения в пугающую тогда меня бытовуху и очень боялась близости. Я хотела подумать, понять, привыкнуть. А Максим не хотел ждать и, скорее всего, начал сомневаться, нужна ли ему такая неопределённая девушка.

Люди на заводе шептались. В основном говорили о том, какие мы разные и о том, что у нас вряд ли что получится.

Когда мы расстались, было неприятно и грустно. Как будто мне не дали раскрыться. Но ещё грустнее мне было от того, что сделала Максиму больно. Я чувствовала — он переживал, и могла бы добиться нормального разговора, но не стала шевелиться в этом направлении. Я оставила всё как есть. Потому что просто ещё не успела полюбить.

Сейчас, спустя годы, я считаю, что сделала всё правильно, но тогда мне казалось, что я серьёзно ошибаюсь.

Я уходила с завода в конце 2019-го с грустью. Долгое время мне не хватало моих друзей и наших откровенных разговоров. Скорее всего, откровенные разговоры тоже были ошибкой, ведь завод — это то место, где разлетаются слухи обо всех, но тогда было всё равно. Максим писал мне всякие обидные гадости порой, но я не злилась на него. Просто вспоминала наши лучшие моменты. В пандемию наше электронное общение прервалось. И если бы я случайно встретила его где-нибудь, я бы первым делом извинилась. А потом поблагодарила. Потому что благодаря этим несостоявшимся отношениям у меня теперь другие, настоящие, чистые, и теперь я не хочу никаких гостевых браков, а быть всегда рядом со своим мужчиной :)

Девчонки-подружки меня очень быстро забыли. Когда я им звоню или пишу, они могут не взять трубку или не ответить. Это было предсказуемо. Но я всегда помню их дни рождения и поздравляю. 

С некоторыми любимыми коллегами связь поддерживается: мы играем в квизы в Невьянске, а ещё я помогаю заводской команде с КВНами и прочим.

Завод мне часто снится и иногда кажется, что я могу туда вернуться и снова навести там весёлый движ. Но у меня прибавилось разума, потому что тусовочных ошибок там совершено слишком много, и только из-за них я не пришла бы туда, даже если бы сильно звали. Многое то, что я скрывала, наверняка уже всплыло наружу.

Хорошие были времена. И я никогда не забуду моих заводских друзей, мою поддержку! И ещё вернусь, чтобы поиграть в квизы или посмотреть концерт!

Благодарна каждому, кто был со мной на заводе и помогал мне становиться собой.

 
Сегодня в СМИ