О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

ГАНС МЕМЛИНГ. РАКА СВЯТОЙ УРСУЛЫ. 1489

 


Ганс Мемлинг. Рака св.Урсулы. Урсула и невинные девы. Фрагмент
Ганс Мемлинг. Рака св.Урсулы. Урсула и невинные девы. Фрагмент

Часть 4.

Следующие три панно реликвария рассказывают зрителю о финале истории святой Урсулы, разумеется трагическом.

Ганс Мемлинг. Рака св.Урсулы. Возвращение в Базель. Фрагмент
Ганс Мемлинг. Рака св.Урсулы. Возвращение в Базель. Фрагмент

Итак, Урсула, ее спутницы и другие сопровождающие их лица с упорством, достойным лучшего применения, после паломничества в Рим возвращаются в Кельн. Мемлинг, видимо, увлеченный изображением самого путешествия, пишет ещё одну композицию, посвященную второму посещению паломниками Базеля.
Четвертое панно представляет Урсулу, возвращающуюся в этот швейцарский город из Рима в сопровождении папы Кириака и его свиты, состоящей из кардиналов и прочих духовных лиц.
Мемлинг, следуя средневековому принципу одновременного повествования, в одной сцене показывает, как папа садится на корабль, а затем плывет по Рейну. Так же и Урсула сначала находится в свите Кириака на набережной, а затем оказывается рядом с ним на корабле.
Часть спутниц Урсулы все же остаётся в городе, чтобы проповедовать Слово Божие среди местных язычников. Их увозят с корабля в маленькой лодке.
Любопытно, что вид Базеля сильно отличается от того, который Мемлинг изобразил в первой композиции, и архитектурные сооружения в данном случае не поддаются идентификации.

Ганс Мемлинг. Мученичество невинных дев. Рака св.Урсулы.  Фрагмент
Ганс Мемлинг. Мученичество невинных дев. Рака св.Урсулы. Фрагмент

Предпоследняя сцена представляет эпизод мученичества одиннадцати тысяч дев из свиты святой Урсулы. Эта и следующая композиции по сути являются пространственным продолжением друг друга, своего рода диптихом.
Согласно легенде, недоброжелатели папы римского Кириака, у которых были какие-то родственные связи с гуннами, поручили этим жестоким варварам ждать паломников рядом с Кёльном, куда те должны были вернуться согласно предсказанию ангела.
Злобные гунны дождались прихода кораблей с папой Кириаком, его свитой из духовных лиц и 11 тысяч девственниц и всех-всех переубивали.
Согласно тексту "Золотой легенды" гунны расстреляли мучеников и мучениц из луков, но у Мемлинга они используют более продвинутые и привычные для художника арбалеты, а также рубят несчастных девиц мечами. В жизнеописании упоминается, что мученичество дев произошло в полях под Кельном, однако Мемлинг изобразил расправу прямо на кораблях, с которых паломники так и не успели сойти. В принципе, это был довольно удачный прием, который позволил художнику собрать более плотную композицию.
Сама святая Урсула поддерживает одного из своих спутников, пронзенного мечом. Иногда утверждается, что это ее несостоявшийся жених Этерий, но скорее всего это все же одна из девственниц, а принц стоит за спиной Урсулы. На втором корабле выделяется папа Кириак со своей тиарой и папским облачением, смиренно сложивший руки в молитвенном жесте с видом полной покорности судьбе.
В этом эпизоде панорама Кёльна представлена ещё более подробной и детализированной, по сравнению с первым изображением города. Помимо Байентурма и башни Св. Северина, можно увидеть церковь Св.Марии Капитолийской, Св.Марии Лискирхен, базилику Святых Апостолов, церковь Святого Мартина и Кафедральный собор.

Ганс Мемлинг. Мученичество святой Урсулы. Рака св.Урсулы. Фрагмент
Ганс Мемлинг. Мученичество святой Урсулы. Рака св.Урсулы. Фрагмент

И, наконец, последний эпизод представляет собой трагический финал истории - мученичество самой святой Урсулы. Вождь гуннов, плененный красотой (и богатством) принцессы Урсулы, передумал ее убивать и сделал предложение руки и сердца. Разумеется, она с гневом его отвергла, и тогда была застрелена из лука также, как и ее спутницы.
Персонажей в сцене, представленной Мемлингом, определить не просто. Сама принцесса в дорожном голубом платье и белом плаще как бы отодвигает от себя рыцаря в доспехах, стоящего рядом с ней. Другой рыцарь целится в нее из лука.
Иногда утверждается, что рыцарь, стоящий рядом с Урсулой и протягивающий к ней руку, - это ее жених Этерий. Исследователи отмечают, что юноша весьма привлекателен, что художник очень тщательно изобразил его доспехи, в которых можно даже разглядеть отраженный образ Урсулы.
Однако девушка явно отталкивает его от себя, поэтому можно предположить, что это все же незадачливый вождь гуннов. К тому же у воина, который стреляет в Урсулу из лука, очень похожие доспехи. Чуть поодаль стоит пожилой мужчина в восточном одеянии и тюрбане, возможно, олицетворяющий язычество в целом. На заднем плане среди воинов можно заметить двух гражданских: старика и молодую девушку в модном головном уборе, которые наблюдают за происходящим с выражением глубокого сочувствия. Скорее всего они представляют гражданское население Кёльна, ставшее свидетелями произошедшей трагедии.
Знамя над шатром гуннов не идентифицируется. Это белое полотнище, пересечённой по диагонали широкой красной полосой, над которой некое изображение, похожее на рог, и под которой угадываются геральдические орлиные крылья.
В центре на переднем плане за происходящим наблюдает небольшая белая собачка, однозначно символизирующая верность Урсулы как ее христианской вере, так и погибшему жениху.

Мемлинг очень тщательно продумал и проработал все детали своей композиции в целом. Например, с одной стороны реликвария корабли паломников движутся справа налево, то есть приходят с севера и бросают якорь на левом берегу, а город, таким образом, находится справа от них, а на другой стороне лодки плывут слева направо, направляясь на север вниз по реке вдоль правого берега, и поэтому город находится слева от них.

Все персонажи изображены с невероятной тщательностью, большинство архитектурных пейзажей и памятников хорошо узнаваемы, как, например, недостроенный Кёльнский собор. Тончайшую живопись необходимо рассматривать сквозь увеличительное стекло, и тогда становятся видны самые мелкие детали. Ювелирным образом написаны детали костюмов и вооружение, оснастка кораблей и подробности архитектурного фона. Вместе с этим миниатюры отличаются исключительной сочностью красок, будто они написаны только вчера, что является непревзойденным достижением фламандской техники масляной живописи того времени. Мемлинг создал это произведение в период расцвета его творчества, и оно блестяще демонстрирует вершину его мастерства.

P.S. Примерно в то же время, в начале 1490-х годов грандиозный цикл, посвященный святой Урсуле выполнил современник Мемлинга, венецианский художник Витторе Карпаччо. Это были 8 огромных панно. Любопытно, что Карпаччо, основываясь на той же самой истории, предпочел изобразить немного другие эпизоды истории. В частности, три первых работы представляют приезд английских послов к отцу Урсулы, а сцене сна и видения святой Карпаччо посвятил отдельную композицию.

Витторе Карпаччо. Сон святой Урсулы. около 1495
Витторе Карпаччо. Сон святой Урсулы. около 1495
 
Сегодня в СМИ