О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Петр Мамонов. Некролог для меня

 


Не смог сразу про Петра Мамонова. Надо было выдохнуть и переварить. А сейчас вот включил на Ютьюбе его "Незнайку" живаго, и решил все-таки написать.


До обидного мало я смог послушать живые "Звуки Му", раза три от силы. Потому что то и дело сваливал из Москвы в хиппи-тусы по разным углам страны, где концертов не было. Но описать словами, что делал вечно пьяный Мамонов с сотоварищи, - даже сейчас не могу. Это было по разряду магии, а не музыки (да и играть-то никто толком не умел). Волшебство. Психоделика. В Москве была тогда еще одна такая же группа "Чудо-Юдо", но их больше в панк тянуло. А Мамонов был не панк, и не по причине облезлой головы, а потому, что его пантомима шла не от привычного Марселя Марсо, но ощутимо от посконного русского скоморошества. Того, что гениально сыграл Ролан Быков в "Андрее Рублеве" Тарковского.


Я еще и ведь снимался с Мамоновым. Лунгин тогда снимал свой первый фильм как режиссер "Такси-Блюз", и для Мамонова это была первая большая роль в кино. А я тогда зарабатывал игрой на флейте на Арбате. И вот где-то около Вахтанговского (где акустика хорошая), меня заприметили его ассистенты. Я колоритный, хаер до пояса, бусы, значки, блок-флейта опять же огромная. И вот в фильме есть сцена, где Мамонов поет под гитару на Арбате, а я рядом с ним, на флейте психоделику лабаю, а потом с шляпой по кругу деньги собираю. Кажется, почти всю мою флейту вырезали из фильма, но там же великий Владимир Чекасин играл, мне не обидно ни разу. Мамонов для меня был суперзвездой, но он и вел себя, как суперзвезда, и сразу после съемок куда-то в вагончик исчезал. А вот с исполнителем другой главной роли, таксиста, мы тогда общий язык нашли, он простой волжский парень... Кстати, часть съемок тогда проходила в том самом ДК «Каучук» на Плющихе, где Мамонов много накуролесил, но это совсем другая история.


Странно, но совсем не помню ни одного концерта Мамонова уже после распада группы. Вроде они были, но прошли мимо меня.


А затем началась театральная история Мамонова, и вот она-то мне очень близка. Первым стал «Лысый Брюнет», потом «Есть ли жизнь на Марсе?», «Шоколадный Пушкин» и все такое. Это было очень свежо, и свою буйную пантомиму Мамонов загнал в формат стендапа, - и было хорошо, потому что появился каркас! Артисту нужен каркас, даже в импровизации нужен каркас, основа. А в концертах песни размазывались, он мог по 15 минут их петь до обессмысливания, не было каркаса. К тому же в спектаклях появился его брат Алексей, а он настоящий гуру психоделической гитары, он очень хорош как музыкант.


А потом появился фильм Лунгина «Остров», и стало понятно, до каких невероятных махин Мамонов вырос. Опять же каркас, которого так не хватало всю жизнь одиночке-мизантропу Мамонову. Это лучший фильм Мамонова и, кстати, Лунгина тоже (в остальных фильмах очень много провисов, неотрепетированностей и просто лаж). А потом и роль Ивана Грозного в «Царе», фильме слабом, но работа Мамонова от этого не блекнет же, - он всю свою бесовщину в этой роле выложил. 


А она томила его очень. Я же часто сидел на пресс-конференциях Петра, он везде был трезв, прельщен и переполнен бесами в этом навязчивом и неубедительном проповедовании православия. Причем он всегда был в режиме монолога, потому что в это время с бесом говорил. И за беса, и за себя православного. Как всегда делал это в своих спектаклях, - говорил за двоих по очереди. В «Царе» он сыграл это на 1000%. И это стало его последней ролью.


Все говорят о странном совпадении, что в один год ушли и Мамонов, и давно поругавшийся с ним Липницкий. Действительно странно и необъяснимо. Но сами «Звуки Му» были странными и необъяснимыми. Так что я не удивлен.

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ