О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Ысыах. Якутия встречает Солнце

 




От Усть-Кута на скоростном "Полесье" в компании суровых лесорубов до посёлка Визирный, на моторной лодке по ночной Лене до Витима, снова на полесках "Ленатурфлота" через уютный бетонный Ленск и обветшалый старинный Олёкминск мы спешили в Якутск на Ысыах (читается как "Ысых"). Так называется главный праздник Якутии, крупнейший национальный праздник всей (!) России, на котором народ Саха встречает летнее Солнце.

Побывать на этом празднике нам повезло в качестве журналистов, аккредитованных при Главе республике в рамках проекта "Живое наследие". И позже, из дома, я ещё напишу пару-тройку вдумчивых постов об Ысыахе, а сегодня, из знойного Якутска - многокартиночный и малобуквенный репортаж по горячим следам.

"В старину мы, якутЫ, жили аласами", - говорил паренёк, с которым мы под вечер отправились на поиски спортивной арены, ну а мне стоит пояснить, что алас - это специфически якутская форма рельефа, низина, у которой на дне озерцо, а на склонах - так глянувшиеся пришедшим сюда в Средние века коневодам степные луга. Земля народа Саха представляла собой архипелаг таких аласов среди таёжного моря. Ну а могучий раскосый черноволосый паренёк продолжал свой рассказ, - "...и вот на каждом аласе был свой Ысыах. Это знаешь, такие дни, когда зима позади, лето становится жарким, впереди пора сенокосов. И вот в эти дни мы позволяли себе отдохнуть. Народ съезжался ко двору тойона (князя), а тойон открывал амбары и угощал людей. Это было время пиров, состязаний боотуров и их лошадей, сватовства, и для каждого решалось, каким будет его следующий год. Ысыах - это и есть наш якутский Новый год!". Его неизменная дата - самая короткая ночь с 20 на 21 июня, и день после неё в Якутии считается государственным праздником. Но в последнее время народ саха гуляет не в само Солнцестояние, а в первые выходные после него, в 2022 году выпавшие на 25-26 июня. Официальные торжества проходят во всех районах, республиканский Ысыах Олонхо перемещается из года в год по разным уголкам гигантской (размером с Индию!) Якутии, но самым большим размахом отличается Ысыах Туймаада, названный по крупнейшей приленской долине, в которой стоит Якутск.  Ну а мы, заручившись поддержкой Департамента информационной политики и массовых коммуникаций Администрации Главы и Правительства Якутии (ДИП АГИП) попали на совершенно особенный Ысыах: мало того, что праздновали его впервые после трёх лет эпидемии, и народ как следует изголодался по настоящему Ысыаху, так ещё и выпал он на знаменательные даты: 100-летие якутской государственности (то есть - образования Якутской АССР) и 390-летие вхождения якутской земли в состав России.

2.


Прежде Ысыах Туймаада проходил на городском ипподроме, но уже к концу лихих 1990-х празднику там сделалось тесно. В 1998 году тогдашний мэр Якутск Илья Михальчук выбрал новое место для торжеств - урочище Ус Хатын ("Три берёзы") в 25 километрах на север от города. То не случайно: в благословенном 2019-м на празднике побывало 206 тысяч гостей, а в недавние выходные - говорят, что существенно больше. И хотя гости эти съехались из многих регионов России (только среди официальных лиц - из 10) и 50 стран мира, подавляющее большинство участников праздника - всё же сами якутяне. Тут стоит сказать, что население Республики Саха - менее миллиона человек, то есть на Ысыах приезжает каждый пятый житель! Что-то сравнимое по масштабу я видел разве что на Певческом празднике в Эстонии, что в общем не случайно - что на Певческих полях, что на священных тусулгэ народ имеет возможность собраться и ощутить себя единым. Впрочем, за национальные рамки Ысыах также давно вышел, а его организаторы не устают подчёркивать, что это день единения и дружбы многонационального народа Республики Саха. Ысыах - едва ли не крупнейший ежегодный праздник во всей России, и уж по крайней мере очевидный лидер в её восточной половине. Утром праздничной субботы дорога на Ус-Хатын встаёт в тяжёлых пробках, которые мы объезжали окраинами. С автовокзала ходят то ли бесплатные, то ли почти бесплатные автобусы прямо до Ус-Хатына. Езда утомляет, и многие едут на два дня с ночёвкой. Но вот наконец то ли в часе (если повезёт), то ли в 2-3 часах (если не очень) пути от Якутска из-за леса вдруг показываются огромные белые урасЫ - якутские куполообразные чумы:

3.


От количества машин на отделённой узким старичным озером парковке глаза быстро лезут на лоб. Ус-Хатын - не поляна, а огромное поле с перелесками и озёрами, раскинувшееся на 2-3 километра. И всё это огромное пространство полно людей. Каждая ураса окружена небольшой площадкой, и свои площадки здесь имеют улусы (районы), большинство государственных органов, многие предприятия. Ещё два десятка площадок со сценами и алтарями предназначены для событий. Большинство сооружений Ус-Хатына - вполне себе постоянные, используемые из года в год. Но куда бы гость или участник Ысыаха ни пошёл, первое, что он должен сделать - это пройти Сакральный путь. Перед воротами Тойон-Аан проводится обряд очищения: нарядные женщины встречают гостей взмахами дэйбииров (опахала из конского волоса), улыбками и поздравлениями, а непосредственно в воротах поток людей распадается на мужской и женский, и каждый трижды обходит чашу со священным дымящимся огнём.

4.


Впереди уже видны три урасы главной трибуны на площадке №3, но сперва подойдём к Аал-луук-мас - Священному древу. Вернее, его символическому олицетворению аар-багах - оно, в отличие от прочих сооружений Ысыаха, каждый год новое, и между районами идёт негласное соревнование на самый красивый аар-багах. Мировое древо связует корнями, стволом и ветвями Нижний, Средний и Верхний миры, и гость сперва обходит очаг в основании Древа, а затем делает круг вдоль внешних стен:

5.


За Аал-Луук-Масом - аллея из 99 сэргэ, ритуальных коновязей, алтарей многих народов, вышедших с Алтая - будь то алтайцы, буряты или якуты. В 2019-м к каждому из сэргэ был привязан жеребец с длинной гривой, и хотя было то безумно красиво, на этот раз организаторы решили отказаться от такой идеи.

6.


Ну а в конце Пути, на самом высоком бугре Ус-Хатына, высится Алтан-Сэргэ - Медная Коновязь для исполинского коня, на котором не человеку ездить. Для якутского тенгрианства этот столб - что-то вроде кафедрального собора. К нему в дни Ысыаха всегда стоит длинная очередь из людей, желающих о чём-то попросить небожителей Айыы и земных духов Иччи.

7.


Как видите, большинство людей на Ысыахе одеты вполне по-городскому. Но такие одежды - лишь фон: многие якуты являются на свой главный праздник в национальных костюмах. В конце концов и в старые времена на Ысыахи шли пешком сквозь тайгу, чтобы себя показать соплеменникам, а в наши дни якуты умеют чтить традиции предков.

8.


Вот идеальный мужской наряд: чёрный камзол, узорчатые кожаные сапоги, летняя шляпа из конского волоса (массируя кожу головы, она помогает в жару), дэйбиир в руке и металлическое зеркальце на груди - здесь, в отличие от Бурятии, это не атрибут шамана, а всеобщий оберег.

9.


У якутских женщин же нарядов не видно за украшениями - в стране несметных природных богатств, среди которых алмазы и золото, такая феерия не удивляет.

10.


Доспехи - тоже вариант. Это, судя по всему, местные реконструкторы:

11.


А вот смуглолицые сыны Индии фотографируются с нарядной якутянкой. Ребята в банданах на заднем плане - армяне, причём скорее из Армении, чем из России. Гости из 50 стран - не пустой звук, причём вопреки всему тут мне встречались и европейцы.

12.


Основные действа Ысыаха разворачиваются справа от Сакрального пути, а вот на левую сторону лучше не ходить - там едальный и сувенирный базар в худших традициях причерноморских курортов.

13.


Тем более вплотную к Алтан-Сэргэ располагается главная трибуна на 15 тысяч зрителей, куда и направились мы во главе с представителем ДИП АГИПа Дианой Юльевной.

14.


Напротив, под урасой-сценой, расположились хозяева праздника и высокие гости:

15.


Поле между ними и трибуной отмечает тусулгэ - сложная конструкция из столбов и перемычек, центр сакрального действия. Вокруг воткнуты в землю чэчиры - ветки молодых берёз, на которые приходят из иных миров духи предков. Народ рассаживается по трибунам, и вдруг в гул тысяч голосов и льющуюся музыку вклинивается курлыканье журавлей! На поляну летят стерхи, птицы-посланники Айыы. По древнему поверью увидеть их танец было знамением счастья, и вот танец стерхов открывает Ысыах:

16.


Затем на поле выходит удивительная процессия скотоводов и косцов - это оживлённая картина художника Михаила Носова "Якуты 17 века":

17.


За якутами идут все остальные народы России начиная с бурят (остались за кадром):

18.


И в том числе - татары, которых здесь называли не иначе как "братский народ": на Ысыах Туймаады в 2022 году приехала делегация из Татарстана и даже провела на одной из площадок настоящий Сабантуй.

19.


А потом на поляну входят алгысчиты, которых я сперва принял за шаманов. Шаманы (вернее, это слово эвенкийское, а у якутов - ойуны и удаганки) делились на белых и чёрных, и первые с годами эволюционировали в жрецов, а вторые - в знахарей. Ныне слово "шаман" в Якутии по умолчанию подразумевает именно последних. И те, и другие живут среди якутов по сей день, но чёрным шаманам (таким, как героиня фильма "Пугало") посещение Ысыаха запрещено, а обряды проводят наследники белых шаманов - жрецы-алгысчиты. Начинают с поклонения духам Ус-Хатын и всей Туймаады, и параллельно аналогичный обряд проходит в соседних долинах Энсиэли и Эркээни.

20.


Белые одежды буквально заполняют поле. Алгысчиты кланяются по сторонам света и воздевают руки, а над полем носятся от жрецов и зрителям и обратно торжественные крики-хвалы: "урууй!", "айхал!", "тускол!". Но вот среди алгысчитов проходит под уздцы белая Божественная Лошадь (Джесегей Айыы), в каком-то смысле главная героиня Ысыаха. Ведь якуты пришли в свою суровую землю прямиком из Великой Степи, на коне они охотились и воевали, любимым мясом на их столе остаётся жеребятина, а любимым напитком - кумыс. Добавьте сюда то, что земледелия якуты чурались, на оленеводов глядели свысока, охота была для них лишь подсобным хозяйством, а слово "балыксыт" (рыбак) по умолчанию означало бедняка. Годичный цикл на аласах вертелся вокруг лошади, и через Джесегей Айыы народ саха воздавал дань почёта всем коням мира. Божественная лошадь не знала седла и уздечки, и даже дурное слово о ней было святотатством, а когда священная кобыла уходила в Верхний мир, её шкура и кости расходились по селениям как талисманы.

21.


Ну а лошадиная благодать снисходит в виде кумыса. Я прежде пробовал его во многих землях вроде Башкирии или Казахстана, но для якутов кумыс - священный напиток. Кумысопитие и кропление белыми брызгами - важный якутский ритуал, которым и принимают благодать айыы, и встречают гостей, как у нас хлебом-солью. Для ритуального кумысопития используется чорон - огромный деревянный кубок с резными орнаментами, в которых зашифровано некое благое послание. В кадре, помимо алгысчитов в длинных одеяниях - танцоры, исполняющие заводной ритуальный танец битии:

22.


Наконец, алгысчит передаёт символ праздника, серебряный бунчук Ытык-Дуога, главе Якутска Евгению Григорьеву:

23.


Ысыах открыт!

24.


Но прежде, чем идти любоваться и веселиться, мы решили задержаться на официальную часть. Первым к микрофону вышел Глава республики Айсен Сергеевич Николаев. Сначала на якутском, а затем на русском языке он произнес короткую речь: "В этом году священная земля Ус Хатын встречает 25-й Ысыах Туймаады, мы также отмечаем столетие нашей республики. Ысыах - это торжество дружелюбия, мира и справедливости, присущие нашим северным народам. Сегодня мы хотим всем показать, что жители республики едины вместе со всей Россией, с Президентом страны. Сегодня вместе с нами гости из более чем 50 стран мира, десятков субъектов Российской Федерации. Я искренне благодарю сегодня братский Татарстан во главе с президентом Рустамом Миннихановым, которые приехали к нам разделить наш праздник. Желаю, чтобы светлый алгыс, произнесенный сегодня, помог вам. Помог нашей республике, помог нашей России. Чтобы светлая счастливая основа нашего Ысыаха была вместе с нами еще год."

25.


Следом выступил представитель Администрации Президента России Магомедсалам Магомедов, заметивший, что "...Это достояние не только одного народа, но и вклад в сокровищницу, достижения народной культуры всей нашей уникальной страны. Сохранение каждого народа и укрепление общероссийского гражданского единства – наши главные задачи, которые поставил Президент страны Владимир Путин, объявив Год культурного наследия народов России" .

26.


Затем к братскому народу обратился сперва по-татарски, а после по-русски президент Татарстана Рустам Минниханов: "Для нас большая честь находиться в этой прекрасной братской республике, и видеть, как вы бережно сохранили свою культуру, традиции и обычаи. Сегодня мы имеем возможность лично поздравить всех вас с праздником и порадоваться вашим успехам. Благополучия и процветания!"

27.


Среди почётных гостей праздника – губернаторы Камчатского края, Новосибирской области, Ханты-Мансийского автономного округа, Республики Татарстан, руководство министерства РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики, представители Комитета Госдумы РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики и руководители консульских учреждений Вьетнама, Индии, Китая, Кореи и Монголии. Зарубежье представлял Генеральный консул Китайской Народной Республики в Хабаровске Цуй Гоцзе. По-русски он говорил почти без акцента, но речь его имела отчётливый китайский колорит. Например, он процитировал вольный перевод древнего китайского стихотворения, первая строчка которого звучала как "Небо высокое, воздух прозрачный, люди счастливые...." - и эти образы так и остались для нас рефреном Ысыаха.

28.


Завершающую речь произнёс уже знакомый нам глава Якутска Евгений Григорьев, как и Глава Республики облачённый в национальный камзол.

29.


А этот обаятельный и деловитый человек с тремя высшими образованиями и очень богатой биографией - руководитель ДИПа АГИПа Сергей Трофимов, которому от нас отдельный махтал (спасибо):

30.


После всех речей трибуны пустеют - но народ идёт не за пределы Третьей площадки, а к её центру. Начинается осуохай - солнечный хоровод под особую песню, кульминация всех крупных обрядов Ысыаха. Масса нарядных людей закручивается водоворотом, и если этот осуохай я снимал с трибуны, то во всех остальных позволял людскому течению меня увлечь.

31.


Обедом нас радушно накормили в палатке главного в Якутии "Алмазэргиэнбанка". В основном тут собрались представители бизнеса, произносившие друг перед другом красивые речи, но и гостям, тем более издалека, хозяева обрадовались. Да как! Шашлыки из оленины, колбаса из жеребятины, фаршированная рыба, салат "Индигирка" из подлёдного чира, солнечные оладьи (которыми угощают так же жертвенные костры), вкуснейшая якутская каша саламат, кислый кумыс и сладкий морс из голубики и брусники - стол тут достоин лучших ресторанов Якутска.

32.


Далее мы направились к могол-урасе, то есть Берестяному дому. Такой, по преданию, поставил ещё герой "Олонхо" Эллэй Боотур на самом первом Ысыахе в незапамятные времена, ну а теперь в Берестяной урасе ведёт приёмы Глава Республики. Этот кадр я снял ещё до церемонии открытия праздника, поэтому перед урасой мало людей, но зато у сэргэ ждала своего выхода Божественная лошадь.

33.


После церемонии Айсен Сергеевич вышел пообщаться с прессой:

34.


Я не столько слушал вопросы журналистов и его ответы, сколько любовался регалиями Главы Якутии:

35.


Затем нас позвали в Могол-Урасу, и первое моей реакцией было "Что, опять кормить будут!?". Так мы получили второй за час обед на уровне лучших ресторанов.

36.


И уже не пошли, а покатились в пресс-центр, где давал пресс-конференцию Евгений Григорьев. Мэр как хозяин Ысыаха Туймаады беседовал с гостями гораздо дольше, не менее получаса, а на вопросы отвечал качественно и не без юмора.

37.


Вопросы и предложения были самые разные - от идеи посыпать зимний снег гранитной крошкой (её, увы, везти за сотни километров слишком дорого) до совета распространять рекламу Ысыаха в поездах.

37а.


Популяризацией праздника особенно интересовались две дамы по центру - они не якутки, а бурятки, и на их родине в этих же числах проходил Сурхарбан.

38.


...И вот, оставив позади официоз и отлежавшись на траве после трёх сытных обедов подряд, мы вышли в полное радостными нарядными людьми поле Ус-Хатуна... и поняли, что необъятного нам не объять. На десятках площадок параллельно шли мероприятие за мероприятием: тут концерт хомусиста-виртуоза, там состязание сказителей, здесь постановка спектакля якутского драматурга, а вот - фестиваль кумыса или мастер-класс народных ремёсел... За час тут могло параллельно проходить 10-20 действ, из которых мы успевали обойти дай бог 1-2.  Мы так и не сходили на Сабантуй, который, говорят, был организован отлично. Но не попав к татарам - заглянули на огонёк в юрту монголов:

39.


Якутия - многонациональная республика, и помимо якутов и русских её населяет несколько коренных малочисленных народов Севера. Они дружно расположились на площадке №18, где был даже изнывавший от жары северный олень:

40.


Вот народы поднимают флаги своих ассоциаций и союзов.
Эвенки - коренные жители гигантских пространств Сибири, оленеводы и таёжные охотники, и именно от них вошло во все языки мира слово "шаман". О них я не так давно писал отдельно.
Русскоустьинцы - потомки поморов, когда-то обосновавшихся в устье Индигирки и проживших там в полной изоляции от России несколько веков. Говорят, у них и Александр Невский бился с чукчами, а с луками они охотились, если верить "Вокруг Света", ещё в 1970-х годах. Но как видите по одеянию женщины - они остались русскими людьми.
Юкагиры - маленький и очень древний народ северо-востока Якутии, чей язык не входит то ли ни в одну языковую семью, то ли по крайней мере ни в одну языковую группу. Юкагиры и саамы - осколки древнейших народов евразийских тундр.
Долганы - относительно молодой народ северо-запада Республики Саха, образовавшийся в 19 веке из якутов, нганасан (кочевники Таймыра) и "затундренных крестьян" - русских переселенцев. В их чуме нас в четвёртый раз накормили - теперь дарами оленеводства и морского промысла. Но в общем каноничнее смотрелся бы балок - ведь именно долгане изобрели это жилище.
А в конце - чукчи и луораветланы: так-то это одно и то же, русское название и самоназвание далёкого тундрового народа, но в Якутии они образовали два объединения. Я долго искал их ярангу, чтобы попробовать там китятину, но меня постиг облом: китов добывают береговые чукчи, а в Якутии - только оленные.

41.


На сцене непрерывно выступали танцоры, певцы, хомусисты и исполнители горлового пения. Вот например чукотский ансамбль пляшет задорный современный танец под старину:

42.


В общем, у северян было душевно, легко и немного по-разгильдяйски. Быть может потому, что сами они, как и мы, приехали сюда издалека:

43.


Невыносимо жаркий день сменялся тёплым уютным вечером:

44.


В который мы забрели на "Игры Дыгына". В русском варианте известный как Тыгын, этот могущественный князь, уже не тойон, а дархан из долины Туймаады пытался в 17 веке объединить якутские племена в подобие государства, а в итоге был застигнут русской экспансией. Но для якутов он - пожалуй, самый чтимый исторический герой. А на Ысыаха в Туймааду он созывал со всех лояльных улусов самых сильных, ловких, сметливых боотуров на состязания, таким образом находя новых воинов, а то и женихов для дочерей своих приближённых. Теперь "Игры Дыгына"  - это фестиваль-в-фестивале, важная часть Ысыаха. Мы пропустили состязания по прыжкам, но зато пришли на мас-реслинг - под иноземным названием скрывается любимое северными народами притягивание палки, которое якуты мечтают ввести в олимпийский спорт. Днём на Ысыахе Туймаады в 2022 году проходил чемпионат мира по мас-рестлингу, а мы пришли на состязания именно якутских борцов.

45.


Совсем уж под вечер, когда Солнце озарило поднятую тысячами ног пыль, мы сходили на скачки - но оказались разочарованы: на 2 минуты забега приходилось в среднем по 20 минут говорильни.

46.


Ночью грохотала дискотека, а мы дремали в балагане (традиционное якутское жилище) рядом с Берестяной Урасой, в компании журналистов из пула Главы республики.

47.


Но в пол-второго ночи мы продрали глаза и вышли на улицу. Дневная жара сменилась совершенно осенним холодом, поднявшим из скрытой под степными травами вечной мерзлоты. Вереницы людей тянулись к краю Ус-Хатына, на Тусулгэ-Айыы: кульминация Ысыаха - встреча Солнца.

48.


За забором, в который встроены домики для 9 богов, перед чэчирами, сэргэ с якутскими лошадьми, замысловатыми тусульгэ сияли в ночи белые одеяния алгысчитов. На их посохах тихо звенели колокольцы, а из динамиков лилась таинственная музыка. Вот маленькие Солнца загораются в траве:

49.


Процессия алгысчитов несёт пылающие и курящиеся чаши:

50.


Маленькие огоньки, как ручьи в великую Лену, сливаются в пламя. Ожидание становится томительным, секунды кажутся всё протяжнее...

51.


...пока над горизонтом не загорается летнее Солнце:

52.


Его диск входит в тусулгэ, и над полем вновь разносится "Айхааал!", "Уруууууй", "Тускооол!":

53.


Прежде в пределах тусулгэ находились лишь алгысчиты и журналисты, но в этот момент открываются ворота, и народ устремляется на поляну мощными реками, сливающимися в водоворот осуохая. В этот раз в нём поучаствовали и мы:

54.


Солнце за полчаса разогнало мерзлотный холод, этот морок подземных демонов-абахов, а мы поехали в Якутск немного поспать в гостинице. Чтобы вернуться на Ус-Хатын утром - Ысыах ведь гуляют два дня. Второй день по своей атмосфере порядком отличался от первого: людей стало в разы меньше, а людей в народных костюмах - так и меньше на порядок. Первый день - он больше про религию и культуру, а второй день - в первую очередь про спорт. На Третье площадке у тусулгэ продолжились Игры Дыгына:

55.


Под шкурами скрывались боотуры, среди которых у нас сразу появился фаворит - харизматичный Алексей Уваровский из Кобяйского улуса, чемпион первого дня. Игры Дыгына мы и смотрели почти весь второй день, порой что-то спрашивая у бурно болевших за любимого боотура соседей: язык Игр Дыгына - якутский, а по-русски была сказана дай бог пара вводных речей.

56.


Первое состязание второго дня - стрельба из лука по мишеням:

57.


Самое короткое состязание - бег за девушкой:

58.


В старые времена догнавший девушку первым становился её женихом, поэтому в наше время девушке (между прочим, чемпионке Якутии по бегу!) предусмотрительно дали фору в два круга.

59.


Самое долгое и острое состязание - хапсагай, якутская борьба. Она похожа на греко-римскую, а проигравшим считается тот, кто первым коснулся земли чем-то кроме стоп. Вот - за секунду до победы:

60.


А вот так выглядит сама победа. Это - собственно, Уваровский, при виде которого трибуны оглашались криками не "айхал-уруй", а "Алексей, АЛЕЕЕКСЕЕЕЕЕЕЕЕЕЙЙЙЙЙЙЙ!!!", порой сменявшимися русским "Судью на мыло!". По хаптагаю, впрочем, победил не он, а Вячеслав Дьяконов из Намского улуса.

61.


Самым же тяжёлым и престижным состязанием считается перетаскивание камня - реально огромного и пугающего:

62.


Но весь стадион знал, что здесь нет равных Дьулустану Ноговицыну из Горного Улуса, который при нас протащил валун на 230 метров:

63.


Победители всех Игр Дыгына определились по очкам, и первое место с призом в миллион рублей занял Алексей Уваровский, второе с призом-квадроциклом - Николай Матаннанов из Таттинского улуса, а третье, с мотоциклом - здоровяк Ноговицын. Поздравить боотуров пришёл глава Якутска Евгений Григорьев и ещё множество достойных людей, ну а я едва смог их заснять через головы публики. Церемония награждения плавно перешла в церемонию закрытия игр и обряд хвалы духам Ус-Хатуна. Ну а мы отправились в Якутск навстречу новым красотам и приключениям.

64


По возвращении в Москву я, может быть, напишу про Ысыах чуть более подробно, и скорее в 2 частях. Но пока в моих глазах  ещё не померкли краски праздника, я решил поделиться. Всего же о Якутии, как водится, будет несколько десятков постов. Впереди ещё долгий путь, но в Республике Саха постараются, чтобы он был для нас как можно более ярким и лёгким.
 
Сегодня в СМИ