О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Ночной гость, или чуть-чуть о Гертруде.

 


Я хранитель одиночества и тишины . Одиночества самодостаточного, одиночества, которое для себя. Меня зовут Гертруда и мне 40 лет. Я живу у моря. У меня есть старая лодка, я зову ее Соло 14, и собака Мира. Я завариваю себе по вечерам чай из листьев смородины, выхожу на крыльцо, сажусь на ступеньку и пью его маленькими глотками . Я стараюсь ни с кем не общаться, окружающие считают меня замкнутым человеком, или, как в простонародье называют, недалекой. Но при всем при этом люди, прознав что у меня есть колода мною любимых карт Таро (что осталась от бабушки, она передала мне ее в дар, когда я была подростком, а после этого ещё немного пожила, да и ушла в другой мир) и то, что я неплохо с ней справляюсь, а даже в некоторых случаях вообще на ура идут ко мне делать расклады на всякие житейские ситуации, ну и, конечно, на любовь, на отношения. Кто несёт деньги, кто продукты… И вот однажды произошёл странный случай. День начался как обычно: по радио сообщили, что будет сильный дождь, что возможен шторм, очередное предупреждение, что надо подальше держаться от воды. Ну ок, в мыслях пронеслось, что нужно съездить на рынок купить творог, любимый горький шоколад и вкусное печенье к чаю, мое любимое, а так же кабачок на ужин и на перекусы ягодки . Уже начал подниматься ветер, тучи постепенно начинали сгущаться, становилось темно. Я села на свой велосипед, оставшийся от моего отца, и поколесила на рынок. Началась предураганная суета: кто убирал белье с верёвок, кто накрывал грядки брезентом, кто что тащил с улицы домой. Ну благо, я успела вернуться с рынка до дождя. Дождь лил весь день и только ближе к полуночи прекратился. Я уже заварила чай, собиралась налить в кружку и перед сном как обычно посидеть на крыльце, как в дверь постучали. Я удивилась такому ночному визиту, подошла к двери и спросила: «Кто там?» Раздался мужской хриплый голос, навскидку обладателю этого голоса лет так от 70 и выше:
— Иван Никифорович, я живу в конце деревни, в доме, что на отшибе. Хммм ... удивилась я:
— Что-то я вас не припомню, дом заброшенный и там давно никто не живет.
— Так я давно там и не живу, сегодня только приехал из города, у сына долгое время жил . Да ты не бойся, я безобидный, мне уж 76, не напугаю, плохого ничего не сделаю, скорее это ты меня можешь чем нибудь огреть, — рассмеялся он. Подумав с минуту, я все-таки открыла дверь. Предо мной стоял мужчина действительно лет так от 70 и выше, около 180 см ростом, глаза с прищуром, голубые такие, и будто их пелена накрывает, в уголках глаз морщинки, волосы седые, кепка на голове, обычная рубашка с подвернутыми рукавами и штаны цвета хаки, на ногах армейские старые ботинки. Стоит, смотрит на меня своими бездонными глазами с поволокой, улыбается и протягивает бидон с ягодами. — Ты, говорят, картами владеешь, дескать все на них посмотреть можешь: что, да где и у кого ?!
— Ну допустим, — отвечаю я и жестом приглашаю в дом зайти.
— Присаживайтесь за стол, чай будете? — спрашиваю .
— Спасибо, не откажусь, — расплылся в улыбке дед.
— Так что у вас приключилось? Я наливаю себе и ему чай, сажусь напротив. — Так вот собственно я почему приехал: я давно у себя во дворе закопал под дуб коробку, а там всякие цацки, золотье, брошки из чешского стекла, серьги с камнями , перстеня да браслеты. Что-то от моей покойной жены, что-то матери моей, что то от бабки — вот такой сундук с сокровищем и остался, — смеётся. Так вот приехал, стал копать, а его там и нет. У сына проблемы в городе, бизнес что-то не заладился, хотел помочь. Может посмотришь, кто взял, или направление дашь, в какую сторону искать. А ты сама чего одна живешь, вроде уж возраст такой, хотя ты моложе своего возраста выглядишь? — смеётся, да чай прихлебывает, взгляд не отводит. — Так нету семьи!
— А была, да ?!
И кладёт свою руку поверх моей, а рука ледяная у него такая, на тот момент мне это не показалось странным. Эта фраза была больше похожа не на вопрос, а на утверждение. Я отвела в сторону глаза и задумчиво повторила за ним: «А была». «И сын, и муж», — говорит дед, и опять я за ним повторяю: «И сын, и муж».
— Но ты не думай, им там не плохо, им там хорошо.
Я, опешившая, быстро убрала свою руку из под его. Смотрю на деда, в его голубые глаза с поволокой, тот, не моргая, смотрит на меня. И так резко говорит: «Ну что, смотреть-то будем, кто мои богатства унёс?» И засмеялся. Я вздрогнула и говорю: «Будем».
Принесла колоду, разложила и говорю: «Так, вот Аркан Мир 4 жезлов, паж жезлов и король пентаклей, хмммм, так на сына вашего указывает. В недоумении поднимаю взгляд на деда, по спине, чувствую, начинают бегать мурашки, волосы у корней дыбом встают, а деда-то и след простыл, как будто и не было. Сижу, глазами в открытую дверь моргаю и не могу понять, что это было, да и ощущение от его визита непонятное, что-то на протяжении всей беседы не давало мне покоя, странность какая-то в нем была. Посидев так ещё минут с 15, я, не убирая со стола чашки, бидон с ягодами, оставила все как есть, закрыла дверь и легла спать. В сон меня унесло сразу, крепко заснула, даже не помню, снилось что или нет. Проснулась от голоса сыночка своего покойного Венички: «Мама, вставай». Я вскочила, села на кровать и проревела с часу, так бы и просидела весь день, но слышу в дверь стучат: «Гертруд, открой, эт я, теть Стеша». Я вытерла слёзы, встала, вышла из комнаты и немного оцепенела: гляжу на стол, а там только одна моя кружка, ни бидона с ягодами, ни кружки ночного гостя Ивана Никифоровича. И опять слышу: «Герка, открывай, знаю что дома». Я открыла дверь, смотрю — стоит взволнованная теть Стеша, протягивает мне бидон с ягодами. Без слов приветствия спрашиваю у неё: «А Иван Никифорович ещё не уехал?!» Тёть Стеша свела брови к носу, бросила недоверчивый взгляд и ответила: «Ага, ещё как лет 8 назад уехал». «Куда, в город, к сыну?» — продолжаю спрашивать. Тут теть Стеша вообще растерялась и говорит: «Герка, ну ты чего жути нагоняешь?! Уехал, ага, на кладбище уехал, что неподалёку от дома его, как лет 8 назад». Я ничего не понимала, чувствую, что ведёт меня, и земля из под ног уходит. Теть Стеша продолжает: «Ну точно, откуда тебе знать, за года три до твоего приезда сюда убили его».
—Убили? — спрашиваю я.
— Ну да, — отвечает она. И продолжает рассказывать:
— Был у Ивана сын, уехал в город, обзавёлся семьей, бизнесом. Всё вроде хорошо. Потом что-то пошло не так: то ли подставили, то ли денег задолжал. Стал пить по-чёрному, жена с дочкой ушли. Все пропил. Приезжает к отцу и говорит Ивану: «Дай денег», а тот ему: «Не дам». Сын не унимается и говорит: «Дай бабкино золотьё», а тот отвечает: «Не дам, это внучке и жене твоей бывшей достанется. Тебе дам — всё пропьёшь». Тот повертелся, повертелся, да и уехал ни с чем. А сын его знал, что фамильные драгоценности отец дома в коробке держит. Тут Иван задумал их под дуб закопать, от греха подальше, что во дворе, чтобы наверняка сын не нашёл. Когда стемнело, пошёл во двор, стал ямку рыть, а тут возьми и вернись сын. Смотрит, что отец в потемках ямку копает, присмотрелся и видит ту заветную коробку с драгоценностями. Глаза-то и загорелись подкрался осторожно и поленом Никифоровичу по голове, оглушить хотел, а тот возьми и упади виском на камень, и всё, и не встал больше Иван, так и схоронили, а сына посадили. Такой безобидный, трудяга был Иван, улыбчивым звали, всё смеяться любил. Всё это время, что тёть Стеша рассказывала про Ивана Никифоровича, я как к земле приросла, как будто не со мной это было ночью, или просто сон. А, может, и правда сон был, заспала я что-то. Тут мои раздумья прервала тёть Стеша: «Герка, заболтала ты меня, я же по делу». — Что случилось? — спрашиваю я.
— Войти то можно?
— А, да, конечно, заходи тёть Стеш, чай будешь, может кофе?!»
— Не, Герка, спасибо, не до чаёв .
— Так что случилось?!
Тёть Стеша смахнула слезу и начала говорить:
— Да ты понимаешь, мои Лидочка и Павлик на море поехали, вот второй день на связь не выходят. Сама знаешь, какие там дороги, серпантин, да ещё и дождь этот окаянный, будь он не ладен. Посмотри, а? Сердце мое материнское не на месте, чувствую, что случилась с ними беда какая-то.
— Теть Стеш, подожди раньше времени плакать, что сразу о плохом-то.
Иду за картами и понимаю, что надо себя в кучу собрать после той истории про деда. Мысли скачут в голове, покоя не дают: что это было вообще ночью, что произошло. Достаю карты, сажусь за стол, тасую колоду, достаю сигнификаторы Лиды и Паши, как я их представляю. Дальше две другие, цепенею, не знаю как сказать. По старшим Арканам Мир и Башня возможен летальный исход, несчастный случай, авария. Поднимаю глаза, смотрю на тёть Стешу, а она сидит спиной к входной двери. И тут я начинаю цепенеть больше, взгляд становится расфокусированым, глаза таращу, а сквозь дверь проходит Паша и говорит: «Мы в аварию попали, Лидочка в тяжелом состоянии, а я сразу насмерть, не мучился совсем. Передай ей это. Пусть домой идёт, сейчас должны позвонить и сообщить об аварии. А ещё передай, что я её люблю, что она лучшая тёща на всем былом свете. А ты потом привыкнешь к этому, не переживай, теперь ты проводник между мирами. Ну прощай, Гертруда, твоим привет от тебя передам». Так же сквозь дверь и вышел. Я сижу бледная, не двигаюсь, тёть Стеша стала нервничать: «Герка, ты чего, тебе плохо что ль?!»
А я только и могла из себя выдавить: «Авария, Лида жива, но в тяжелом состоянии. Паша сразу умер, не мучился, а ещё он тебя любит и говорит, что ты классная тёща. Иди домой, тёть Стеша, должны сейчас позвонить и сообщить об аварии». Та вытаращила на меня глаза, заохала, запричитала: «Герка, ты чего такое говоришь-то?» С этими словами и выскочила из дома. А я прям за столом так и уснула, и снился мне сынок Веничка, муж Димочка, мама, папа и я маленькая у бабушки летом в деревне. Проснулась я где-то около шести вечера от того, что Мирта мне нализывала руку, я лениво ее пожурила по голове: «Ты где вчера была-то, гулена, я же волновалась. Сейчас покушать насыплю, небось некогда есть-то было». Говорю ей, а у самой почему-то после всего происходящего так спокойно на душе, такая внутренняя тишина . Положила Мирте поесть, себе заварила кофе, достала сигаретку из закромов, курю редко, но после таких событий как не покурить. Села на ступеньку крыльца, пью кофе, курю, смотрю вдаль. И постепенно начинаю понимать, что было странного в ночном госте: он разговаривал, не открывая рта.

 
Сегодня в СМИ