О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Проповеди об эволюции: как мемы одолевают гены, Ниф-Нифы становятся Наф-Нафами, а люди — людьми

 


А на самом деле — о том, как эволюция продолжительности жизни вписывается в модель совместной эволюции мозга и культуры.

Начал Александр Владимирович не только со скромного пассажа «у меня у самого едва мозгов хватает понять, что я буду рассказывать», но ещё и с рекомендации пары книжек. Особого внимания заслуживают «Неоконченная симфония Дарвина: как культура сформировала мышление человека» Кевина Лаланда (эту книгу, я так понимаю, уже скоро можно будет увидеть в переводе), и «Лучшее в нас: почему насилия в мире стало меньше» Стивена Пинкера (это вот она такая толстенькая лежит). Первую точно прочту, как увижу, вторую... пожалуй, посмотрю ещё. И ещё порекомендован был Джозеф Хенрик — по-моему, ссылки на его книги я уже где-то давала раньше.

В предыдущих сериях... в общем, основы модели TribeSim и первые результаты работы с оной можно найти раз — на YouTube, в записи лекции 2019 года, два — в 12 главе третьего тома «Эволюции человека», три — в моих не в меру юморных обзорах (первый, второй). Ну, а вообще про эволюцию культуры было в первых двух беседах осенью 2021 года (запись первой, обзоры первой и второй).

Поскольку дала я вам вот такую стопку предваряющих рассказ материалов, я несколько сокращу обзор вступительной части лекции, чтобы больше места осталось на то, что осветить в полной мере Александру Владимировичу не позволила его неизбывная вежливость... ну, точнее, двухчасовое ограничение по времени :-)))

Черты все эти, безусловно, редкие в животном мире. А вот уникальные ли? Случайно я тут наткнулась на сообщение о книжке, в которой автор проводит параллели... с птицами. Они тоже живут долго и весьма искусны в социальных взаимодействиях, если вкратце. Интересно было бы почитать и оценить идею в полной мере! Спиратил бы кто-нибудь, а?

Насчёт понятливости. Неоднократно наш замечательный лектор упоминал, что человечки в модели TribeSim ничего не понимают, и при этом культура у них прекрасно развивается... и ваш покорный слуга тоже может подтвердить, что понимание нужно далеко не для всего в жизни. Например, как раз накануне лекции мне довелось почитать несколько бакалаврских ВКР — как водится, с других кафедр. И если работы ветсанэкспертов про оценку сосисок, мяса и сыра мне ещё более-менее понятны, то в одной из работ с кафедры аквакультуры и пчеловодства про производство плодных пчелиных маток я не понимала процентов 80 текста из-за всяких специфических пчелотерминов типа «печатного расплода», «семьи с полным осиротением», «нуклеосного парка» и «медовой сыты» (да пребудет с вами Гуголь!)... но это не помешало мне оценить работу и написать на неё рецензию :-))) 

Человек — самая обезьянная из всех обезьян, ибо лучше всего в жизни мы умеем именно обезьянничать. А вот разум... с нескрываемой горечью наш уважаемый лектор заметил, что разума, быть может, как такового и не существует. Может, это всего лишь некий выучиваемый социальный конструкт... что ж, не могу не вспомнить ехидного Хокинга: «Надеюсь, во Вселенной существует разумная жизнь. На Земле её признаков мало»...

Вот сама статья, вот её авторский обзор на «Элементах».ВПожалуй, всё-таки воспользуюсь весёлой терминологией из обзоров лекции 2019 года, чтобы не превращать обзор в стенограмму. Представим, что в модели TribeSim речь идёт о неизвестных науке гоминидах — обезьянтропах, которые живут группами в лесостепях таинственного Замкадья. Основным ресурсом, которые они добывают, я предлагаю считать анти-антилоп — как следует из названия, зверей, полностью противоположных антилопам. Примером общественно полезного поведенческого признака «охотничьего мастерства» можно считать умение заманивать анти-антилоп в заросли замкадьевских липучих лиан, примером макьявеллиевской хитрости — умение строить глазки вышестоящим обезьянтропам. Насчёт макьявеллиевских хитростей: всегда с удовольствием напоминаю, что не чужды оные даже курам! 

Не могу отделаться от мысли: изменится ли  что-нибудь во всей картине, если людей будут выращивать искусственно с упором именно на развитие мозга?

Упрощённая схема (привет сферическому коню в вакууме, рабочей скотине науки!) культурного драйва в модели.

Минутка отсебятины с риторическим вопросом. Забавная у меня возникла мысль: отчего, если отбор в целом шёл на способность лучше учить (сейчас беру именно эту часть последнего пункта), далеко не каждому это дано? Почему одни не могут понятно объяснить даже самые простые вещи, а другие — как наш уважаемый лектор, например — наоборот, могут самые сложные грамотно разложить по полочкам? Когда и как могла возникнуть такая специализация?

Вернёмся к модели. Вспомним, что отбор там действует на трёх уровнях: групповом (компашки обезьянтропов конкурируют друг с другом за пастбища анти-антилоп), индивидуальном (обезьянтропы внутри группы делят добытую анти-антилопу) и уровне мемов (мемы в мозгах обезьянтропов сражаются за место в памяти отдельных товарищей и в мемофонде группы). Надо ещё заметить, что мемы могут распространяться независимо от их полезности — если они, скажем, простенькие, или же обладают «вирусными» свойствами — делают своего носителя более эффективным распространителем мемов. Учительское мастерство — по идее, мем вполне вирусный...

Как запустить культурный драйв в популяции бездуховных бескультурных обезьянтропов, которая представляет собой единую группу (то есть, где не работает групповой отбор), и в которой у каждого генетически заложен достаточно высокий уровень охотничьего мастерства? Память в данной ситуации — признак дорогой, мозг растить трудно. Обучаемость — по счастию, бесплатная, высокая и врождённая. Мемы возникают редко —  вряд ли каждый обезьянтроп может рассчитывать на получение Обезьянобелевской премии за новое изобретение в течение жизни...

Какое-то время бескультурные обезьянтропы ничего не изобретают и живут припеваючи. Хорошая память в среде без мемов — это, между прочим, признак слабовредный, ибо растущий мозг оттягивает на себя ресурсы. Но вот, какого-то ерундового уровня памяти оказывается достаточно, чтобы запомнить  какой-нибудь Первый Макьявеллиевский Мем — например, «лучше избегать союза с теми, кто сильнее тебя, если к этому не понуждает необходимость». И вот те обезьянтропы, которых природа наградила кое-какой памятью, подхватывают эту премудрость... и понёсся автокаталитический процесс!

Насчёт обучения макьявеллиевским хитростям, кстати, вспомнила симпатичный анекдот. Норвежец проходит собеседование. Его спрашивают: «Склонны ли Вы ловчить, хитрить, опаздывать на работу?» — «Нет, но если это необходимо вашей компании, могу научиться».

Обезьянтропы, подобно нашим африканским предкам, раньше жили в замкадьевских лесах, а потом переселились в лесостепи, где и распробовали анти-антилопьевого мяса. И так же, как наши предки (и тот норвежец из анекдота), научились хитрить вместо того, чтобы бить морды. (И, очевидно, жить парами, что тоже важно. Между прочим, есть уже и нейрохимические аргументы в пользу этой гипотезы).

Шикарную фразу однажды вычитала в газете, на которой мы со студентами снимали шкурки с крыс на таксидермии: «Плоские мысли удобны в хранении и транспортировке». Автора, увы, не запомнила. Кто бы он ни был, он совершенно точно описал ситуацию с измельчанием мемов...

Всегда задумываюсь, что могло бы быть с памятью у бессмертных разумных существ. С одной стороны, думается, что у них может полностью заполниться память, а с другой — есть же забывание, активный такой процесс! (Вот, ещё работку про дрозофил почитайте). 

Язык — наше всё, без доли сарказма. А если он ещё и используется грамотно (и сложное объясняют понятно), вообще прекрасно — даже мемы не так сильно мельчают. Минутка отсебятины: могут ли какие-то  особенности самого языка влиять на эффективность культурного драйва? Сырая мысль — а почему бы и нет — как минимум, на мышление язык влияет (есть свидетельства: раз, два, три...)! А вот откуда картинка. Здесь показаны участки мозга, ответственные за язык и речь.

Теперь добавляем в сферически-конную схему культурного драйва ещё одну петлю: эволюцию продолжительности жизни. Долголетие — штука важная для развития культуры, забегая вперёд. Если жизни мало отведено, не успеть ничего приличного выстроить (потому можно не опасаться появления какой-нибудь осьминожьей цивилизации :-)))

Торопитесь жить, уважаемые читатели... 

Жить долго и счастливо, питаясь одной лишь радугой, могут только сферические пони в вакууме. В реальности же ради долгой жизни придётся потратить много всяких ресурсов.

Переметнёмся с обезьянтропов на одомашненных кабанчиков! Мораль: хочешь жить дольше — запасайся кирпичами!  Минутка отсебятины: подумалось — если с рисковым Ниф-Нифом и благоразумным Наф-Нафом всё понятно, то какое место в этой аналогии занимает Нуф-Нуф с деревянным домиком? Это отдельный мем, отличный от «мема кирпичного дома» и «мема соломенной хижины», или «мутантный аллель» какого-то из них? Да, в итоге волк его тоже сдул, но всё-таки... деревянный домик самую чуточку ведь прочнее, чем соломенная хижина! 

HE — hunting efficiency, TrE — trick efficiency, AR — aging rate, на всякий случай. Возьмём бескультурных обезьянтропов и положим, что все поведенческие штучки — как мастерство охоты на анти-антилоп, так и умение вовремя и кому надо строить глазки — зависят только от генов (врождённое поведение). Как на скорость эволюции всего этого повлияет скорость старения?Когда жизнь короткая, надо быстрее приноровиться охотиться на анти-антилоп. Когда подлиннее — есть смысл научиться ловчить, хитрить и опаздывать на работу, чтобы при дележе добычи сцапать кусочек побольше. Ибо долгожители и едят больше, стало быть — в большой семье клювом не щёлкают, а используют всевозможные хитрости, чтобы не умереть с голоду.

Если старость существует — значит, это кому-нибудь нужно? Значит, это необходимо, чтобы поколения менялись побыстрее, и скорей развивались другие полезные признаки? Сделаем ССТ эволюционирующим признаком, и... нет, непохоже. Надо заметить, тут ещё такой фактор, как межгрупповая конкуренция. В первом случае сильная (потому что в популяции много маленьких групп), во втором — средняя, в третьем — её нет, поскольку вся популяция — это одна большая группа. Чёрный столбик — эволюционирует только скорость старения, серый — CCТ и охотничьи штучки, белый — CCТ и макьявеллиевские хитрости. Всё равно, с чем вместе эволюционирует скорость старения: отбор давит на неё саму особенно сильно и, пожалуй, близоруко. Неплохой такой плюс к идее, что старение — это не «для чего-то», а «отчего-то» :-)))

Щёлкаем культурным переключателем и превращаем совсем облохматившихся обезьянтропов в сравнительно приличных гоминид. 

Второй пункт я предлагаю выделить жирным-жирным, как поезд пассажирный, шрифтом и развесить во всех бюрократических отделах и заведениях. Потому что аргумент «как же вы этого не знали, вы же взрослые люди» при любых ерундовых оплошностях просто бесит. 

Можно так супер-мега-упрощённо и ужасно грубо сказать: с культурой выгоднее долго жить, без культуры — приказывать долго жить... тут, кстати, помимо культуры ОХМ и МАК есть и комплексная, в которой есть мемы обоих типов (последний столбик).

А если серьёзно, выгода от развитого охотничьего мастерства или хитростей неодинакова при разной конкуренции. Не до хитростей, когда велика конкуренция между группами, и не до охотничьих премудростей, когда вокруг анти-антилопьих туш плетут интриги.

Так-то — врождённое поведение жизнь не удлиняет, а культурно обретаемое — может удлинять! 

Впрочем, обратим внимание на пустые столбики. Вроде бы как получается, что скорость старения ушла в ноль... но на самом деле популяция без межгрупповой конкуренции с одними лишь макьявеллизмами в культуре вымирает! Хитрющие стариканы оставляют без еды молодёжь, охотиться становится некому... при этом, как видно, необязательно действительно долго жить каждому обезьянтропу, чтобы отбор удлинил жизнь всем, ибо собственно долгожители-то и оказываются родоначальниками новых обезьянтропских поколений. Насчёт «общества потенциальных долгожителей, в котором большинство живёт недолго» так и вспомнилось классическое: «британские учёные раскрыли секрет долголетия ежей. Оказывается, никакого секрета нет, да и живут они недолго...»

Погуглила насчёт продолжительности жизни муравьёв. Голые землекопы-то с их 30 годами — для меня не открытие. А вот муравьи с... теми же 30 годами — это уже открытие! (Конечно, так долго живут матки, рабочим меньше прожить обычно удаётся... и тем не менее — ну и монстры эти насекомые, однако!).

А что получится при культурной эволюции скорости старения? (Линией на втором графике обозначен заданная изначально генетически скорость старения 0,01). В среднем по палате, культурная эволюция замедляет старение и удлиняет жизнь. Логика ясная и уже упоминавшаяся выше — культура-то развивается в течение жизни, и чем дольше живёт обезьянтроп, тем больше премудростей он успеет освоить! И вообще, культура в принципе устойчивее там, где дольше живут (пламенный привет некоторым футбольным клубам, где тренеров и чуть ли не всю команду меняют каждый сезон...)

Вернёмся, впрочем, к аналогии с поросятами. Казалось бы, строить кирпичные дома долго и муторно. Но, поскольку это надёжно, добротно, хорошо — мемы «кирпичных домов», удлиняя жизнь своим носителям (а следовательно, делая их лучшими распространителями!), становятся вирусными. И, словно мухи, тут и там, ходят слухи мемы по кирпичным домам, а беззубые старухи их разносют по умам... 

Конечно, не при всех условиях культурная эволюция ССТ будет идти в сторону продления жизни. Когда кругом идёт постоянный межгрупповой раздор (а ещё разрешены только мемы ССТ, но не ОХМ и МАК), особенно некогда шиковать — сэкономить бы ресурсы. Это и происходит: все строят соломенные хижины. Впрочем, забавная такая получается петля: развивается «культура соломенных хижин», которая, по сути, сокращает жизнь, но поскольку она сокращает жизнь, культура «соломенных хижин» развивается хуже, и потому... жизнь получается слегка длиннее, чем при исключительно генетической эволюции ССТ. Ибо мемы «соломенных хижин» не вирусные — их носители не становятся лучшими распространителями!

Не знаю, получилось ли понятнее, ну хоть как-то прокомментировала :-)))

Хитрить внутри группы при острой межгрупповой конкуренции тоже некогда... 

А вот когда обезьянтропы учатся охотничьему мастерству — напомню, общественно полезному занятию! — тогда при сильной конкуренции старение хотя бы не ускоряется.

Когда межгрупповая конкуренция не столь остра, среди мемов ССТ на первый план выходят «кирпичные дома». Такая кирпичная культура позволяет жить дольше!

Когда межгрупповой конкуренции вообще нет, никому нет дела до особого мастерства в охоте на анти-антилоп. Лучше пусть все эти охотники идут делать кирпичи!

Пока вы будете строить кирпичный дом в макьявеллиевском обществе, ваш кусок анти-антилопьего мяса непременно, э-э-э, позаимствуют и не вернут. Таким образом, обратите внимание, меняется полезность мемов: мемы «кирпичных домов», которые ещё слайд назад были вирусными и, очевидно, полезными, перестают такими быть! Мутации в генах могут быть полезными, вредными или нейтральными в зависимости от контекста — а чем хуже мемы? Читатель, вдумайся в эту басню, и тебе станет не по себе. И ещё одна жирная аналогия с генами — дрейф! Оказывается, словосочетание «меметический дрейф» не просто уже устоявшееся, но и применяется даже к птичьим песням :-)))

Помните, когда в ситуации без межгрупповой конкуренции ССТ эволюционировала только генетически, и разрешены были только макьявеллиевские хитрости? Тогда популяции обезьянтропов наступал конец. Так вот, культурная эволюция продолжительности жизни добавляет такую петельку с кирпичными домами, на которую сверхразвитие культуры МАК оказывает в некотором смысле оздоровляющее влияние!

Ну, теперь всё самое интересное и сложное! Тонкая линия — генотип, потолще — фенотип.Мем гену не товарищ, если речь идёт о продолжительности жизни. Даже в ситуации с сильной межгрупповой конкуренцией, когда в самом начале развивается «культура соломенных хижин» (которая вроде как заодно с генами, сокращает продолжительность жизни), она же саму себя и сминает... в итоге, скорость старения культурно начинает снижаться :-)))

И тут можно процитировать Макьявелли: «она [фортуна], как женщина, — подруга молодых, ибо они не так осмотрительны, более отважны и с большей дерзостью её укрощают»...

Похоже ведь на то, что в реальности?

Итак, при умеренной межгрупповой конкуренции, вот что получается. Когда продолжительность жизни эволюционирует (чёрные графики), культурный драйв получается особенно сильным! И жить, как говорится, хорошо, а долго жить — ещё лучше!

Вот такая история. Когда есть межгрупповая конкуренция, первый пендель для драйва приходит от охотников на анти-антилоп, которые догадываются загонять их в липучие лианы. Дальше уже начинаются танцы с бубном (развитие культуры МАК) вокруг туш... ну, а ту хитрую петлю я уже освещала.

А вот в дело вступает генно-культурная эволюция ССТ. Налицо конфликт генов (тянут ССТ вверх, жизнь «хотят» покороче) и мемов (прижимают ССТ вниз, жизнь «хотят» подольше), а итог... накапливаются «вирусные» знания, продлевающие жизнь (а вмещается их побольше, между прочим, в хорошо растущий мозг!), и фенотипически жизнь продлевается, хотя по генам этого не сказать :-))) И вспомните — внезапно — историю про гуппи, которые по-разному эволюционировали с хищниками и без оных. Только у них фенотипическая пластичность была неадаптивная (и потому адаптивная эволюция на генетическом уровне была усилена), а здесь — адаптивная: «культура кирпичных домов» позволяет обезьянтропам жить дольше, даже если генетически они не предрасположены к особой долгой и счастливой жизни.

И как минимум на десяток лет кирпичный дом жизнь продлевает :-)))

Наконец, самый крутой поворот на десерт: менопауза — явление редкое, отмеченное у человека, некоторых других приматов (например, макак-резусов) и у китообразных (у косаток — давно известный факт, у белух и нарвалов — недавно известный). Казалось бы, причём она вообще здесь?

Да потому что нужны обезьянтропскому обществу мудрецы, которые занимаются не размножением, а воспитанием внуков и охотой! Двойной бонус!

Без культуры, впрочем, смысла в супер-долгожителях маловато. А  с культурой дело другое: и она влияет на долгожителей, и они на неё. Но не со всякой всё хорошо работает! С культурой ОХМ получается, повторимся, двойная выгода от старых мудрых охотников. Культура МАК особенно долголетию не помощник: от хитростей получают преимущество размножающиеся обезьянтропы, а мудрым охотникам до макьявеллизма дела нет.

Мораль: гены — не наше всё. Наше всё — гены и культура вместе!

(Привет антидарвинистам: линия отрыва подходящей вам цитаты от контекста лежит на третьей строчке :-)))

Cultural niche construction — одним словом не перевести, так что "создание культурной ниши". Не только среда делает нас, но и мы — среду! 

Насчёт первого можно упрощённо так сказать: трудно быть эгоистом при коллективизме (к вопросу о том, что одни аспекты культуры давят другие; минутка отсебятины — этакий «культурный эпистаз» получается?!).

Вот как здорово вписалась в модель коэволюции мозга и культуры эволюционирующая продолжительность жизни! А что ещё может вписаться? Любопытный вопрос! Собственно, после лекции большая часть народа именно этим и интересовалась — какие ещё параметры планируется добавить в модель? Как минимум — эволюционирующий размер группы и колебания ресурсов. Как заметил Александр Владимирович без ложной скромности, «наша модель почти так же сложна, как реальная жизнь» :-)))

Таким образом... продолжение когда-то следует, будем надеяться!


 
Сегодня в СМИ