О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

От Царицына до Сталинграда, или Как объять необъятное в Волгограде

 


После войны советское правительство не знало, что делать со Сталинградом – город был практически уничтожен заодно с почти всем населением (своевременная эвакуация произведена не была). Пригласили американских специалистов по рекультивации руин и восстановлению утраченного. Те приехали, посмотрели и, покачав головами, посоветовали ничего на этой выжженной и пропитанной до земной мантии кровью земле ничего не восстанавливать. «Обнесите это место забором», сказали американцы, «и показывайте всему миру, как Освенцим в Польше, насколько катастрофична война и к чему она может привести. В назидание потомкам».

К американцам не прислушались – очевидно, строить новый Сталинград дальше по течению Волги было слишком дорогим удовольствием, поэтому город восстал из пепла на том самом месте, где и стоял раньше. Уцелевшие руины и фундаменты домов вновь превратились в здания, новорожденная ГДР подарила городу Планетарий, а на Мамаевом кургане открылся портал в другое измерение.

В Волгоград мы порывались съездить несколько лет, и всё на День Победы, однако никак не складывалось – то планы менялись, то ковид, будь он неладен. Наконец, начало нового лета уже в этом году ознаменовалось путешествием в заветный город на Волге. Оно выпало как раз посредине между Днём Победы и Днём памяти и скорби, который ждёт нас завтра, 22 июня. Всего за два дня мы окунулись в два совершенно иных мира – мир старого купеческого Царицына и мир Сталинградской мясорубки.

Старая пожарная каланча
Старая пожарная каланча

Старый Царицын и спокойные, даже чуть сонные истории, с ним связанные, перенесли на сотню лет назад – гуляя по улицам города среди его частично восстановленных, частично перестроенных бывших старых зданий, чувствуешь, насколько размеренной здесь была жизнь. Взобравшись на полностью восстановленную пожарную каланчу, видишь город с высоты птичьего полёта, и всё то, что только что пройдено ногами, мигом укладывается в голове в чёткую схему. А после прогулки вечером на теплоходе по Волге и обзора города с воды, схема стала ещё больше понятной. Порадовала прямоугольная нарезка уличных линий города – заблудиться невозможно, даже если в телефоне села батарея, и приложения с картами нет. Здесь всё ясно – Волга в одну сторону, вокзал – в другую. Два ориентира, которых вполне достаточно. В Москве же с её загнутыми в хаотическом порядке переулками и улицами, вдруг прерывающимися, а потом так же неожиданно вновь реанимирующимися, всё намного сложнее)).

Вид с каланчи на вокзал и больницу
Вид с каланчи на вокзал и больницу
образец народного творчества
образец народного творчества

Второй день был полностью посвящён событиям Великой Отечественной войны и Сталинградской битвы. Думаю, ни один город в нашей стране не пережил катастрофы, подобной тому, что произошло в Сталинграде. После поездки в Волгоград даже блокада Ленинграда в моих глазах несколько померкла, хотя сравнивать два этих события – совершенно бесполезное и ненужное занятие. Безмолвное, безысходное, жертвенное вымирание ленинградцев в окружённом и задыхающемся от голода, ужаса и холода городе – история совершенно иного рода, нежели истребление сталинградцев под дождём из снарядов и танковых гусениц всего за пару месяцев. Одни молча и долго шли на голгофу, другие были брошены рукой безжалостного жнеца прямо в ад.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Кроме площади Павших Борцов и старого тополя, растущего рядом с нею и пережившего все бомбёжки нацистов, нам посчастливилось спуститься в настоящее бомбоубежище, где скрывались без еды и воды уцелевшие сталинградцы в те месяцы (оно используется МЧС по сей день как бомбоубежище), обойти знаменитый Дом Павлова со всех сторон, подойти к руинам мельницы Гергардта, так и оставшимся стоять в то самое назидание, о котором говорили американцы, обойти выставку военной техники на набережной и нырнуть в подвал Универмага, тот самый, где деморализованный и мучимый онкологией и позором свежеиспечённый фельдмаршал Паулюс подписал капитуляцию. В немецкой военной истории ни один фельдмаршал никогда никому не сдавался, поэтому Гитлер, осознавая, что партия в Сталинграде проиграна, произвёл Паулюса в это звание 30 января 1943 года. Вариантов у Паулюса было два – либо сопротивляться до полного истребления, либо застрелиться. Но он решил не доставлять Гитлеру подобного удовольствия, предпочтя сохранить жизнь оставшимся частям Вермахта и сдавшись Красной Армии на следующий же день, не пуская при этом себе пулю в лоб. Однако самым сильным и даже шокирующим впечатлением от Волгограда стал Мамаев курган.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Рискну взять на себя смелость, сказав, что в этом месте просто ОБЯЗАН побывать каждый гражданин России. Всем иностранцам, в том числе и бывшим по СССР соотечественникам, тоже будет невероятно полезно. Поскольку Мамаев курган – это и портал в другое измерение, и ворота в прошлое. Для тех, кто родился и успел пожить в СССР – это в первую очередь именно переход в минувшее, а для тех, кто увидел свет Божий уже в 90-е и позже – это, безусловно, переход в иную реальность. Оставим в стороне справочную информацию, которой навалом в интернете, и обратимся к чисто эмпирическому восприятию мемориала.

Здесь чудовищной силы энергетика. Всех тех, кто говорит, что надо было немцам пол страны отдать или вообще сдаться («сейчас бы пиво только немецкое пили»), нужно привезти сюда и ткнуть лицом. Причём ткнуть так, чтобы разбили свой нос и залились горючими слезами по всем тем, кто погиб и погребён здесь. Чтобы почувствовали, как все эти разорванные в клочья ни в чём неповинные люди кричат из под земли о насилии, над ними совершённом. Эта энергетика заполняет собой каждый сантиметр – да что там, каждую микроскопическую долю каждого миллиметра этой земли, совершенно лишая и дара речи, и чувства времени, и ощущения пространства. Здесь, несмотря на гигантский простор, мир будто сжимается вокруг тебя, словно стены бомбоубежища, рискующего превратиться в следующее мгновение в твою могилу.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Здесь царство символизма, которым Вучетич и его команда дизайнеров пространства сумела выткать историю, замершую в оцепенении на склонах кургана. Женские образы, наподобие Троицы, красноречиво повторяются трижды – у подножия, посередине и на самой вершине. Точно выверенные точки обзора, то скрывающие от пришедшего определённые моменты, то неожиданно открывающие их снова. Выверенное количество ступеней, ведущих на вершину, имеющее символический смысл.

Здесь мощная фигура солдата-защитника с лицом маршала Чуйкова. Вучетич изваял его обнажённым с ППШ в одной руке и гранатой в другой. На вопрос партийного руководства «а что это у вас защитник-то голый?» Вучетич высказал железный аргумент – этого воина нельзя изобразить ни в гражданском, ни в мундире обычного рядового или сержанта, ни в мундире офицера, ни в генеральском мундире, поскольку сражались и умирали все, и в землю уходили в том, в чем пришли в этот мир. Поэтому солдат-защитник – один за все ранги и чины, огромный и непобедимый мужик.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Здесь самый невероятный Вечный Огонь, когда-либо виденный мною в жизни. Торжественный зал, его обрамляющий, сродни византийскому храму, а гигантская рука погребённого в кургане безымянного солдата, прорывающаяся сквозь пол и сжимающая факел – сродни древнеримским колоссам. Самый длительный церемониал смены почётного караула у огня, который я когда-либо видел… От него реально по телу пробегает дрожь.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Наконец, здесь Ника Самофракийская обретает голову и руки, сжимающие меч, а крылья её превращаются в складки развивающейся на ветру одежды. Она венчает курган, перевоплощаясь в Родину-Мать – одну из самых гигантских и впечатляющих статуй мира. Какие-то «умники» включили её в список самых уродливых монументов на Земле, однако это лишь оттого, что страшно далеки они от реальности, предпочитая ей виртуальность, превращающую их мозги в помои. Стоя у самого подножия и задирая голову, поражаешься, насколько она могуча и неустрашима, и, вместе с тем, насколько женственна и красива. Заглавное фото сделано снизу вверх, что навело меня ещё раз на мысль, что Сальвадор Дали был большим реалистом, чем сюрреалистом. Вот ещё одно, только уже со стопой, что роднит её с Диего Риверой.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Мы отправились обедать после восхождения на Мамаев курган. Сидели и молчали, не проронив ни слова, будто совершенно высосанные той параллельной реальностью, в которую погрузились на несколько часов. Целый час я провёл там, разгадывая ребус двух стен, испещрённых образами битвы, выискивая и угадывая в выбоинах искажённые лица умирающих, но не сдающихся защитников Сталинграда. Всё это сопровождается фонограммой из левитановских военных сводок и песен военных и послевоенных лет.

(c) petrus_paulus
(c) petrus_paulus

Война – ужасна и невосполнимая трагедия в истории любого народа. И завтра, когда исполнится восемьдесят лет с начала Великой Отечественной войны, я хотел бы ещё раз напомнить о ней и попросить всех запланировать как-нибудь поездку в Волгоград. Не нужны никакие парады, никакие фальшивые концерты наших типа «звёзд», никакие пламенные речи… Нужно просто побывать и Волгограде/Сталинграде, чтобы просто это почувствовать и просто помолчать.

Всем мира, добра и прекрасного лета. Без войны.

(c) petrus_paulus

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ