О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Кто кого, Путин или Байден?

 


Интервью американской телекомпании NBC, 14.06.21.jpg

Пресса и аналитики у нас как всегда разделились на два лагеря.
Одни, типа Киселева, громят Байдена и поют дифирамбы Путину.

Получаются замечания типа:
- "не отвечают за свои слова, вызывающие всеобщую неловкость";
- "он явно хочет высказываться ярко и пытается казаться энергичным, но возникает ощущение какой-то хронической путаницы";
- "трудный пассажир".
Это о Байдене, конечно, предпереговорная обработка населения.

Зато наш-то, наш!
Поведение "максимально искреннее".
Высказывания "ясные и четкие".
https://lenta.ru/news/2021/06/15/kisel

Орел!
И не спотыкается как Байден, с ног не падает.
Вот она, мощь России!

С противоположной стороны мы имеем комментарии того же самого типа, но другой субстанции.

"У Путина абсолютно пустой карман в смысле политических предложений. Ему нечего положить на стол, кроме еще нескольких десятков ядерных зарядов".

"За ним стоит модель, которая во всем мире продемонстрировала свою социально-экономическую и любую другую, кроме военной, непривлекательность и неэффективность".

"Путину объяснят, что он получит, если будет продолжать себя вести таким же образом, как раньше. Что Путин может возразить?"

Это уже Дмитрий Орешкин, известнейший оппозиционный… нет, не аналитик, как и Киселев, скорее, комментатор.

Но тогда возникает встречный вопрос: "А почему Путин что-то должен возражать? И почему именно Путин должен доставать предложения из своего кармана?"

Как всегда бывает с дискурсом наших решительных оппозиционеров, он принципиально ассиметричен – нет единого основания для сравнения и оценки!
Если выразить это по народному, то в "в чужом глазу видят соринку, а в своем не видят бревна".

Тот же Дмитрий Орешкин цитирует Салливана, помощника Байдена по нацбезопасности:
"Мы попытаемся что-то сделать с Россией, договориться о стратегических вооружениях, насчет Арктики, насчет климата, насчет гуманитарки в Сирии. А в остальном мы ему скажем, чего мы не допустим".

Но ведь и какой-нибудь российский Патрушев или Ушаков могут сказать приблизительно также.
Что-нибудь типа:
"Мы попытаемся что-то сделать с США, договориться о стратегических вооружениях, насчет климата, объясним про Арктику, Сирию, Украину, и скажем, чего мы не допустим".

В том-то и дело, что каких-то особенных аргументов у Байдена против политики Путина нет.
Да, США не довольны.
Да, США хотели бы заставить Путина действовать иначе, так, как это выгодно Западу.

Заметьте, именно заставить, потому что убедить у них не получается.
Но если не удается убедить, то чем они лучше?
Какие у них аргументы, кроме санкций и своей военной мощи?

Сейчас, например, был объявлен поход против Китая, военный и торгово-экономический (инфраструктурная борьба за влияние в мире).
Но при этом выходит генсек НАТО и говорит на голубом глазу: "Мы не хотим холодной войны с Китаем".
С Россией тоже не хотят.
Но все делают для того, чтобы она состоялась.

Диалог ведь не в том, чтобы заставить другого слушаться.
Это не диалог, это диктат.
Диалог – это когда обе стороны слушают друг друга.

В целом же ситуация такова, что у Байдена есть не торгуемые позиции.
И у Путина есть точно такие же не торгуемые, не размениваемые.

Может Путин заставить Байдена что-то сделать против его желания?
Нет.
Но ведь и Байден не сможет Путина ни к чему принудить.

У Россия твердая позиция.
Никто не может заставить Путина делать то, что он считает неправильным или вредным.

Значит, им есть о чем разговаривать.



Мой Телеграмм-канал
Мой Фейсбук
Мой Яндекс Дзен
Мой Яндекс Дзен по психотипологии

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ