О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

О современной театральной режиссуре

 


сцена из спектакля Театра на Таганке "Женитьба. Трагедия?" по Гоголю
сцена из спектакля Театра на Таганке "Женитьба. Трагедия?" по Гоголю

Для чего мы ходим в театр? Ответов на этот вопрос можно найти массу. Мне как-то один приятель сказал — «А зачем в театр ходить? Он скоро вообще вымрет — кино же есть!». Как показывает практика, как раз кинопрокат в России постепенно и вымирает (хоть и не по своей воле), а вот театральная жизнь бьёт ключом с удвоенной силой. Кто-то хочет увидеть знаменитых актёров, кто-то просто развлечься и провести время, кто-то — фанат драматургии и просто не смыслит жизни без вечных классиков типа Шекспира или Чехова, а кто-то смотрит на театр совершенно иначе, под иным углом — режиссёрским.

Современный театральный режиссёр — не просто ремесленник, задачей которого является перенос той или иной пьесы на сцену. Театральный режиссёр наших дней просто обязан быть отчасти конкурентом автору пьесы! Это как с переводчиками: переводчик прозы — раб автора, а переводчик поэзии — его конкурент. В театре то же самое. Потому что сценическое искусство — своего рода поэзия. Перенести на сцену труху двухсотлетней давности в нафталиновых костюмах — большого ума не надо, это очень смахивает на родительский день в пионерлагере товарища Дынина. Вот поэтому многие и считают театр скучным и вымирающим. Кому интересно смотреть в стопятидесятый раз очередную «Грозу» в старомодных сюртуках с бесконечными заламываниями рук в стиле «отчего люди не летают»? Думаю, лишь школьникам, изучающим программу по литературе, да и то их, как правило, в театр загоняют учителя, сами балдеющие от классических постановок. Но театр же — организм живой, и всё живое нуждается в постоянной подпитке, чтобы жить дальше и развиваться.

Афиша спектакля Андрея Гончарова
Афиша спектакля Андрея Гончарова

Вчера я имел честь посетить московский Театр на Таганке и посмотреть обожаемого мною Гоголя. Про Гоголя и его влияние на мою жизнь я уже не раз упоминал у себя в блоге, поэтому новая версия его великолепной «Женитьбы» оказалась как нельзя кстати. В интерпретации режиссёра Андрея Гончарова спектакль называется «Женитьба. Трагедия?». Гоголь — писатель невероятно современный, несмотря на давность написания его пьес. Этого качества не хватает многим авторам — со временем их произведения превращаются в реликт, безнадёжно устаревая. Например, Островский. У него великолепные пьесы, но если ставить их сегодня, как при жизни автора, можно просто помереть со скуки! Скука — главный враг публики. И очень часто гениального текста автора и отличной игры актёров недостаточно, чтобы завладеть вниманием зрителя. Нужен драйв. Недавно я был в другом московском театре, где один мегазнаменитый режиссёр поставил комедию Шекспира с великолепным актёрским ансамблем. Это было катастрофически скучно! Даже несмотря на отменную игру и перенесение действия из Италии ренессансной в фашистскую. Всё время тюкала мысль, что я смотрю «Чай с Муссолини» Дзеффирелли. Вторичность и эстетство. С «Женитьбой» на Таганке всё совсем не так.

Главная задача режиссёра — задать темпоритм спектаклю и поддерживать его на протяжении всего шоу. Потому что театр — это шоу, что бы там не говорили! Люди идут в театр на шоу — трагичное, комичное, грустное, лиричное, философское, беззаботное, но в каждом случае это должно быть шоу! Театр без шоу не бывает, это его суть. Темпоритм определяет энергетику спектакля, а режиссёр ещё и должен поработать с текстом пьесы так, чтобы он и в темпоритм укладывался, и поддерживал нужную энергетику. Если авторского текста слишком много для слагающих успеха — его можно подрезать, в этом нет ничего страшного. Либо вставить что-то новое, если это добавит спектаклю красок. Вот Андрей Гончаров и справился со всеми поставленными задачами. Гоголевский текст здесь максимально сохранён, но расцвечен вкуснейшими вставками типа «небинарной личности» и «ой, машинка достирала». Действие происходит в условной современной России, которой указом верховной власти велено вернуться в первую половину XIX века, которому она вроде как повиновалась, но как-то и не очень — впрочем, как обычно)). Типажи основных характеров, выведенных Гоголем, здесь превращаются в психологические портреты наших с вами современников, в которых легко узнать каждый культурный слой (уж простите за археологию) общества.

В «Женитьбе» Гончарова форма не преобладает над содержанием. А это как раз главная беда современной театральной режиссуры! Иногда постановщики настолько увлекаются формами, что пьеса утрачивает свою суть. Это особенно хорошо видно в опере. Классические оперные постановки всегда смотрятся отлично и хорошо продаются, но иногда хочется же чего-то ещё! И вот здесь режиссёры пускаются порой во все тяжкие, полностью извращая смысл произведения. Композитор с либреттистом написали про одно, а нам показывают совсем про другое. Есть такая американская режиссёрская звезда — Питер Селларс, ставит оперные спектакли невероятно смело, но порой уходит в совершеннейший маразм (никогда не забуду его версию «Юлия Цезаря в Египте» Генделя, где всё выстроено на визите президента США (Цезарь) на Ближний Восток, где он пытается примирить арабов в лице условного Арафата (Птолемей) и евреев, которые лишь угадываются где-то там на заднем плане. В опере этого нет! Она не об этом! Но форма и самовыпендрёж в данном случае побеждает здравый смысл).

Режиссёр отнёсся к Гоголю с любовью и уловил главный посыл его пьесы — женитьба не должна стать трагедией (от этого и вопросительный знак в обновлённом заглавии). Женитьба — это про любовь. И она как раз в конце и рулит ходом действия, хоть и заканчивается всё трагически, и сам процесс сватовства совершенно коммерциализирован. Форма достижения любви может быть разной (как и люди, одинаковыми не бывают), как бы не старались власти. Отсюда и совершенно чумовая форма спектакля — с эволюцией человечества от первобытного костра до космических кораблей, бороздящих просторы межпланетного пространства; с представлением женихов невесте в виде военного парада на Красной площади; с древним холодильником ЗИЛ в качестве портала в пространстве; и с умопомрачительной презентацией Подколесина Агафье Тихоновне на музыку нетленной «Барселоны» от Фрэдди и Монсеррат. А любовь... Она в финале, любовь эта... В песне Майи Кристалинской про Гагарина... Нежность — вот основа любви. И с такой вот именно нежностью Театр на Таганке отнёсся к шедевру Гоголя. Форма — новая и зубодробительная, содержание — прежнее и даже больше.

Актёры невероятно хороши все без исключения, даже нет смысла делать реверансов чью-то сторону индивидуально. Поначалу мучал вопрос — зачем им все гарнитуры для усиления звука, зал и так небольшой, всё ж слышно прекрасно? Но вот когда запели — всё встало на свои места)). «Женитьба. Трагедия?» — настоящее шоу, положенное на гениальный текст Гоголя. Совсем не такое, как у Гайдая в «Двенадцати стульях». Здесь форма и содержание поддерживают дуг друга, а не противоборствуют. И мы, зрители, смеясь и развлекаясь весь спектакль, уходим с него глубоко задумавшимися. А это значит, что театр — жив!

Огромная благодарность Театру на Таганке за приглашение и возможность увидеть всю эту вкусноту! И здесь я впервые услышал перед спектаклем, что фото- и видеосъёмка не запрещены, а очень даже разрешены и приветствуются)). То есть жизнь продолжается!

(c) petrus_paulus

 
Сегодня в СМИ