О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Спасать психбольных.

 




Самарская психиатрическая больница располагалась в 8 верстах от города, рядом с поселком Томашев Колок (сейчас в городской черте). В декабре 1921 года, с наступлением морозов, местные крестьяне посрывали замки с больничных сараев, разворовали все запасы дров и больницу стало нечем топить. К Новому Году запасов дров осталось на 3 дня. В больнице находились 400 больных.
Медицинский персонал перетаскал туда собственные запасы дров и все стали жить в больнице - выживать так вместе.
Губздрав вошел в положение и выделил деньги на закупку топлива. Однако, местные же крестьяне, видя такое дело и творящийся вокруг апокалипсис, выставили ценник: 6 фунтов мяса, 1,5 фунта пшена и 50,000 рублей денег за кубометр дров.
Цена абсолютно неприподъемная для больницы, в которой и так были сильно урезаны пайки.

За приемлемую цену дрова согласились продавать крестьяне Семейкинских дач, что в 18 верстах от больницы. Но у больницы не оказалось собственного транспорта. Снова обратились в губздрав с просьбой помочь транспортом.
Губздрав, совершенно не располагая на то средствами, предложил простое решение: вырубить на дрова больничный парк. Медперсонал психбольницы наотрез отказал, но тут топливо совсем закончилось. Чтоб не терять времени, находясь на краю холодной гибели, обратились в Эпидчека.
Эпидчека также сходу предложила вырубить парк. Врачи снова наотрез отказались, аргументируя тем, что парк - это терапия для душевнобольных, тот же больничный инвентарь. Эпидчека вникла, но никаких денег, средств и свободных лошадей под рукой не было, а решение нужно было принимать вот прямо здесь и сейчас - иначе завтра в психбольнице начнут умирать от переохлаждения.
"П. 12.
СЛУШАЛИ: Ходатайство психиатрической больницы об отпуске средств на покупку 3 лошадей для усиления транспорта.
ПОСТАНОВИЛИ: Отпустить три лошади психиатрической больнице. Лошадей отобрать у районных санврачей. Снаврачам выделить денежные средства на покупку трамвайных билетов".
Стали возить дрова с Семейкинских дач.


Но там тоже голод - местные стали требовать платить едой. Делиться урезанными пайками - самим подыхать с голоду. А в январе-феврале - самый ураган тифа, трупы ежедневно сотнями хоронят в общих могилах. Эпидчека и Губздраву вот совсем не до психбольницы.


Но врачи все равно идут в Эпидчека, к ее председателю Антонову-Овсеенко.
Антонов-Овсеенко, не как Предгубисполкома, а как председатель Эпидчека, обращается в наш РОКК и Шведский Красный Крест с просьбой как можно быстрее взять на питание детские больницы в Самаре. Заграницей и так изначально собирались помогать только детям - шведы приостанавливают разворачивание кухонь в красноярской волости и кидают средства на детские больницы. РОКК прорывается из железнодорожных пробок со своим эшелоном. 3 февраля 1922 г. РОКК, Шведский и Эстонский Красный Крест закрывают своими средствами питание всех детских больниц в городе Самаре. В больницы уже введены бойцы Эпидотряда Коммунистов, которые опечатывают и не дают персоналу разворовать уже выделенные губздравом продукты. Эти продукты изымаются и направляются на питание больных и персонала психиатрической больницы.
Выжили.

Фотографии с сайта "Историческая Самара". Данные - из фондов самарской Эпидчека.

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ