О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Умер и подорожал: как смерть влияет на рост цен на произведения художника

 


Что такое “death effect”, рассказывают арт-дилеры. Иногда он влияет на стоимость картин, а иногда -- к их большому сожалению, и нет.





Адаптированно перевожу из статьи: Samuel McIlhagga. What Drives Market Speculation After an Artist’s Untimely Death // Artsy

После самоубийства Ротко в 1970 году разгорелась долгая и яростная судебная битва между его наследниками (двумя детьми), душеприказчиками и художественной галереей Marlborough Gallery. Наследие художника включало, в частности, 798 картин. В отличие от более поздних художников, умерших молодыми и неожиданно (Баския и Кейт Харинг, или совсем недавно Ной Дэвис и Мэтью Вонг) смерть Ротко имела все необходимые факторы, чтобы вызвать затянувшийся спор, ставший символом темной стороны арт-рынка. Апелляционный суд Нью-Йорка назвал душеприказчиков Ротко «неправомерными и действительно шокирующими» после того, как они попытались вывести работы из наследственной массы в свою пользу. Они также попытались ограничить количество работ Ротко, которые галерея Marlborough выставляла на продажу, требуя, что она «может продавать до 35 картин в год из каждой из двух групп (до 1947 года и после 1947 года), в течение 12 лет по наилучшей доступной цене, но не ниже [такой-то]».

Когда речь идет о современном искусстве, вне зависимости от автора, большинство коллекционеров, делающих ставки на ценовые траектории произведений искусства, обеспокоены переизбытком предложения. Данная угроза перенасыщения рынка и падения цен исходит от единственного производителя товаров, находящихся в обращении, — художника, который является «монополистом на товары длительного пользования» (термин, используемый лауреатом Нобелевской премии по экономике Рональдом Коузом). То есть художник, когда он еще живой, может "испортить" рынок, наводнив его "излишками" своей продукции.

Причинно-следственные связи между ценой на вторичном аукционном рынке и предложением, спросом, критической репутацией, знаменитостью, культурными вкусами и экономикой в ​​целом сложны. Однако смерть, как своевременная, так и несвоевременная, может радикально изменить баланс и вызвать изменение цены.

Хотя многие отдельные коллекционеры мотивированы эстетическим удовольствием, часть покупателей рассматривает произведения искусства в первую очередь как спекулятивный товар. Существует тип дилеров-коллекционеров, которые покупают для спекулятивных инвестиций, часто за пределами обычных галерей — через аукционы или у других коллекционеров. Результатом такой деятельности… является то, что галереи меньше контролируют цены на представляемых у себя художников и вынуждены реагировать на позиции своих авторов на вторичном рынке.

Когда популярный художник умирает в ожидаемое время, на вторичном рынке возникает «эффект смерти».



+ Кусок из статьи Anna Louie Sussman. The “Death Effect” on Artists’ Prices Actually Occurs When They’re Alive // Artsy
Этот эффект статистически описан в книге The Economics of American Art by Robert B. Ekelund Jr., John D. Jackson, and Robert D. Tollison. Эти ученые пишут, что хотя выражение "эффект смерти" — традиционно понимается как скачок цены на работы художника после того как он умер, такой скачок на самом деле "предсмертный". Он на самом деле наблюдается только для живых художников и только в течение пяти лет, предшествующих смерти художника. Книга помогает объяснить рост цен на большую группу выдающихся художников, достигших преклонного возраста.

«Это во многом связано с оценкой [покупателем] того, будет ли художник перепроизводить или испортит рынок», — пишет Экелунд. «Если художнику 95 лет, вы прекрасно знаете, что его "поставки" картин скоро закончатся, и он, как, поставщик не может испортить рынок». Правильнее этот скачок можно было даже назвать «ставкой на эффект предстоящих похорон».

Изучив аукционные записи 17 американских послевоенных художников, они обнаружили, что в среднем цены неуклонно растут в течение пяти лет, предшествующих смерти художника, и резко падают в год, когда он или она умирает.

Экелунд и Джексон проверили свою гипотезу, изучив 6 118 аукционных записей о картинах, созданных 17 послевоенными художниками (14 из которых были мужчинами), умершими в период с 1987 по 2013 год. Для исследованных художников они обнаружили устойчивый рост цен на 6% на в среднем за пять лет до смерти (цены достигают пика в среднем в возрасте 47 лет автора), за которым следует примерно такое же падение в год их смерти, падение в среднем на 26%. После этого цены, как правило, снова начинали расти. Они учитывали такие факторы, как размер картины, возраст художника и материал. Экелунд в более раннем исследовании мексиканских художников обнаружил аналогичную закономерность.

Другие ученые продемонстрировали, как возраст художника на момент смерти влияет на цены, обнаружив «перевернутую букву U» (другими словами, рост, а затем падение). В их исследовании пик возраста на момент смерти, с точки зрения цены и репутации художника, составляет 70 лет — достаточно старый, чтобы получить признание критиков, но не настолько старый, чтобы о нем забыли. «Смерть молодых художников фактически снижает цену их произведений искусства, в то время как эффект смерти положителен для художников старшего возраста и исчезает для художников, которые умирают в глубокой старости», — писали Генрих Урспрунг и Кристиан Вирманн в своей статье 2011 года “Reputation, Price, and Death: An Empirical Analysis of Art Price Formation”.

Конечно, как только установится общее мнение о том, что умерший художник принадлежит к "небожителям", цены на его работы могут взлететь до небе -- например, как случилось с Баскией.



***

Теоретическое обоснование сложное: цены регулируются взаимодействием между предложением, количеством и качеством товара или услуги и спросом на них. В мире искусства спрос на художника зависит от многих факторов, таких как критика, музейные выставки и то, какие коллекционеры или учреждения владеют произведениями. Но на протяжении всей жизни художника предложение определяется главным образом одним фактором: им самим.

Если оставить в стороне подделки, это делает художника в экономическом смысле монополистом. И вот здесь на помощь приходит экономическая теория, любезно предоставленная лауреатом Нобелевской премии Рональдом Коузом. В важном тексте 1972 года под названием «Долговечность и монополия» Коуз предложил, чтобы поставщик, обладающий монополией на товар длительного пользования (скажем, картину, предназначенную для длительного хранения), мог предпринять определенные действия, чтобы убедить покупателей в том, что он не ««испортит» рынок, наводнив его излишками товаров. Это служит для поддержания стабильной цены. Например, монополист может заключать контракты, в которых говорится, что она не будет производить больше определенного количества продукции в год.

Как отмечают Экелунд и Джексон, после смерти художника ряд других факторов может повлиять на предложение работ сразу после его смерти: наследники или дилер художника может объявить о продаже ряда работ и наводнить рынок. Непредсказуемость предложения в этот момент делает невозможным предсказание будущего эффекта от смерти художника на его цены.

***

Экелунд и Джексон говорят, что многие художники, намеренно или нет, используют определенные стратегии, которые создают подобие "эффекта смерти", то есть демонстрируют ограничение предложения на рынке, еще при своей жизни. Например, Роберт Раушенберг часто менял стили, что ограничивало количество работ в каждом конкретном стиле или периоде его карьеры (хотя, конечно, он и другие художники меняют стили, потому что это то, что художники вообще по жизни делают). Знаменитости также могут основывать собственные прижизненные музеи, как сделал Пабло Пикассо, выведя туда крупный массив собственных работ и тем заверив потенциальных покупателей, что значительная часть его "продукции" будет удалена с рынка - то есть создавая искусственный дефицит.

***
Возвращаюсь к предыдущей статье и беру оттуда другой кусок

Что происходит, когда художник безвременно умирает молодым? Какие факторы, такие как известность, конкурентоспособность, массовая и критическая привлекательность, обеспечивают их работе место на верхних ступенях аукционных продаж? Четыре художника — Баския, Харинг, Дэвис и Вонг — представляют собой интересные примеры.

Баския и Харинг умерли в 1988 и 1990 годах соответственно, став жертвами двух эпидемий: опиатов и СПИДа. Оба художника были звездами арт-сцены Ист-Виллидж в Нью-Йорке и к 27 и 31 годам достигли значительного уровня известности.

В течение следующих трех десятилетий их работы достигли астрономических высот на аукционах. В 2017 году картина Баския с черепом «Без названия» (1982) была продана на Sotheby's за 110,4 миллиона долларов, что сделало его самым дорогим американским художником на аукционе. В том же году аукционный дом продал картину Харинга «Без названия» (1982) на виниловом брезенте за 6,5 миллиона долларов, что до сих пор остается аукционным рекордом художника.

Несмотря на раннюю известность Баскии, при жизни его аукционные оценки были низкими. Харинга тоже -- не превышая 20-30 тыс. долларов.

Между аукционными траекториями Баскии и Харинга до их смерти мало общего. Тем не менее, продажи обоих художников поднимаются выше ожидаемого вскоре после их смерти, падают, а затем снова постепенно растут, прежде чем врезаться в кирпичную стену между 1990 и 1991 годами, когда многие из их работ не продавались на аукционах, не соответствовали их оценкам или были отозваны. Этому спаду могло способствовать множество факторов, в том числе глобальная рецессия начала 1990-х годов (когда в 1991 году ВВП США сократился на 0,1%, а безработица достигла 6,9%), изменение культурных вкусов и тактическое снижение спроса со стороны спекулянтов, ожидающих наступления эффекта смерти.

Однако поскольку «эффект смерти» так хорошо известен на арт-рынке, он, как это ни парадоксально, не всегда материализуется. Многие коллекционеры могут принять решение продать работы художника после его смерти, ожидают, что цены вырастут, но рынок оказывается наводнен, и, как это ни парадоксально, цены падают, а не растут.

Художники Ноа Дэвис и Мэтью Вонг, которые умерли в 2015 и 2019 годах в возрасте 32 и 35 лет соответственно, недавно попали в заголовки газет из-за скачка цен на их работы на аукционах. В 2014 году работа Вонга была продана за 4,4 млн. долл. Эксперт говорит считает, что «всплеск цен после трагической смерти Мэтью Вонга или Ноа Дэвиса — это исключение, а не правило», — сказал он, добавив, что «вопрос в том, как долго он продлится». Вместо этого Вельтус определил более высокую вероятность снижения цен для большинства художников, которые умирают или прекращают работать до наступления средней продолжительности жизни: «На самом деле, чем моложе художник, когда он умирает, тем меньше вероятность того, что эффект смерти материализуется; для некоторых ценовой эффект был даже отрицательным. Одно из объяснений заключается в том, что из-за юного возраста у них было относительно мало времени для создания стабильной репутации. Эта неопределенность может быть одной из причин, по которой коллекционеры могут проявлять осторожность».

 
Сегодня в СМИ