О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Сегодня пятница 13-ое.

 


ПЯТНИЦА, ТРИНАДЦАТОЕ

Тринадцатого ноября в пятницу, под самое утро Стёпке Миронову приснился дрянной сон, и проснулся Стёпка с плохим предчувствием. Наскоро умывшись, он сел завтракать, и тут мама, как бы между прочим, сообщила, что вчера по электронной почте её пригласили в школу на родительское собрание. От этой новости Стёпка не донес ложку с кашей до рта. Он принялся лихорадочно вспоминать, о каких его школьных подвигах могут рассказать маме, но память не выдала ничего страшного, и Стёпка успокоился. Правда, нехорошее предчувствие не покидало его.
Выходя с Сонечкой из дома, Стёпка с тоской подумал, что пятница, тринадцатое не сулит ему ничего хорошего, тем более, что он не сделал математику. Как назло, Машуня заболела гриппом, а надеяться на Галёныча было глупо, накануне вечером они вместе резались на компьютере в новую игру.
Как обычно, Стёпка отвел Сонечку в класс и отправился на свои занятия. Первым уроком была математика, а значит, надо было срочно искать, у кого списать. Тут мимо него прошла Надя Киселёва. В классе даже девчонки считали её воображалой, но выбирать было не из кого, и Стёпка закричал:
– Киселёва!
От окрика Надя испуганно обернулась, и Стёпка спросил: – Ты математику сделала?
– Конечно, – ответила девочка и пошла дальше.
– Дай сдуть, – догнав её, попросил Стёпка.
– Не дам, – твёрдо ответила Надя и презрительно добавила: – Учиться надо, олух.
– Сама ты олух, – обиделся Стёпка.
– С русским языком у тебя тоже беда. Слово «олух» мужского рода, – глядя перед собой, сказала Киселёва. – Женщину так назвать нельзя.
– Тебя можно, ты не женщина, – шагая рядом, сказал Стёпка.
– А кто же я? – удивлённо глянув на него, спросила Надя.
– Дура, – ответил Стёпка и побежал на урок.
В классе Стёпка сел за свой стол, и Галёныч сразу спросил его:
– Ну что, завтра в аквапарк идём?
– Идём, конечно, – спешно доставая из ранца тетрадь, ответил Стёпка. – Ты математику сделал?
– Не все. У Брехуна успел списать только два примера, а их там пять.
– Давай, – заторопил его Стёпка.
Вошла учительница, и урок начался. Включив компьютер, Татьяна Васильевна сказала, что сегодня они напишут небольшую контрольную, и половина класса возмущённо загудела.
– А для начала я выборочно проверю, как вы выполнили домашнее задание, – сказала учительница, и гудящая часть класса мгновенно притихла.
– Миронов, ты что там пишешь? – громко спросила Татьяна Васильевна.
– Я? – испуганно спросил Стёпка и прикрыл тетрадь руками. – Стишки сочиняю.
Татьяна Васильевна подошла, взяла тетрадь и с печальным видом покачала головой.
– Списываешь домашнее задание. Сегодня родительское собрание, Стёпа. И что я скажу твоей маме? Придётся поставить тебе двойку.
Галёныч сидел рядом ни жив ни мёртв, смотрел прямо перед собой и мечтал лишь об одном: чтобы учительница отошла от их стола. Когда это, наконец, произошло, Галёныч громко выдохнул, а Стёпка мрачно произнёс:
– Пятница, тринадцатое.

+++

После уроков Стёпка с Галёнычем задержались в школьном коридоре. Они подошли к окну, и Стёпка сказал:
– Всё, аквапарка не будет.
– А если твоя мама не придёт на родительское собрание? – загадочно проговорил Галёныч.
– Как же она не придёт? – спросил Стёпка.
– Если ей позвонить, как будто из полиции, и сказать, что Сонька что-нибудь натворила? Мама пойдёт туда, пока разберутся, собрание и закончится, – предложил Галёныч.
– А что Сонька может натворить? – удивился Стёпка.
– Ну, избила кого-нибудь или ограбила.
– Ты сбрендил? Сонька ограбила?
– Может, она пустышку стянула из коляски или погремушку, – продолжал выдумывать Галёныч.
– Зачем ей погремушка? – спросил Стёпка.
– Мало ли. Погреметь захотелось.
– Нет, не годится, – ответил Стёпка. – Сонька не может никого обидеть. Она даже пауков приносит домой, лапки им лечит.
– Это же не по-настоящему. Полицейские скажут, что ничего не знают, и мама пойдёт домой, а собрание уже закончилось.
– Есть идея! – вдруг оживился Стёпка. – Надо позвонить маме, как будто из школы, и сказать, что собрание отменили.
– Точно, – обрадовался Галёныч и сильно хлопнул друга по плечу. – Как будто учитель звонит.
– Лучше директор, – ответил Стёпка. – Нужно, чтобы голос был взрослый. А твой брат Славка сможет?
– У твоей мамы есть номер его телефона. Он же звонит ей, когда ищет меня. И голос она знает. Нужен незнакомый человек. У Славки есть друг Маныч, хрипатый такой. Он точно сможет.
У старшеклассников был ещё один урок, и ребята решили дожидаться Славку с другом на улице.
Маныч не сразу понял, чего от него хотят. Стёпка, как мог, объяснил ему, что надо позвонить маме, серьёзным, взрослым голосом представиться директором школы и сказать, что родительское собрание отменяется.
– Прикольно, – разобравшись, сказал Маныч.
– Только материться не надо, а то мама не поверит, – на всякий случай предупредил Стёпка и с надеждой в голосе добавил: – У тебя голос настоящий, получится.
Стёпка сказал, как зовут маму, продиктовал номер её телефона и попросил включить громкую связь, чтобы он слышал ответы.
– Алло, – раздался голос мамы.
– Здравствуйте, Светлана Александровна, – торжественно начал Маныч. – Я эта… из школы звоню.
– А вы кто? – настороженно поинтересовалась мама.
– Я эта… работаю здесь. Директором школы.
– А-а-а, здравствуйте, Иван Ильич, – подозрительно весело ответила Светлана Александровна. – Ну и что вы хотите мне сказать?
– Я эта… родительское собрание запретил, то есть, отменил, – продолжал Маныч. – Сегодня пятница, тринадцатое. Ну его к лешему.
Стёпка схватился за голову, а Галёныч согнулся от смеха пополам и мелкими шажками побрёл к кустам.
– Что ты несёшь? – в ужасе зашептал Стёпка.
– Отвали, – тихо ответил ему Маныч.
– А это вы кому сказали «отвали», Иван Ильич? – спросила мама.
– Да эта… училка здесь одна привязалась, – нашёлся Маныч. – В общем, собрания не будет.
– Точно не будет? – вконец развеселилась мама.
– Отвечаю, – разухабисто ответил Маныч.
– Спасибо, что предупредили, Иван Ильич, – на этот раз серьёзно сказала Светлана Александровна. – И передайте Стёпе, что, несмотря на пятницу, тринадцатое я обязательно приду. Всего хорошего.
– Передам, – пообещал Маныч, и мама отключила телефон. Старший брат Галёныча рассеянно смотрел куда-то в сторону, Маныч убрал смартфон в карман, почесал затылок и виновато произнёс:
– Не убедил.

+++

С собрания мама вернулась часов в девять. Стёпка сидел, уткнувшись в монитор и, когда мама вошла к нему в комнату, даже не повернулся.
– Я была на собрании, – сказала мама.
– И что говорили? – мрачно спросил Стёпка.
– Ничего особенного. Сказали, что ты хороший мальчик, но ленивый и не собранный.
– Хороший? – осторожно переспросил Стёпка. В голове у него блеснула слабая надежда, что Татьяна Васильевна не поставила двойку. – Мам, если я хороший, можно завтра мы с Галёнычем пойдём в аквапарк?
– Нет. Завтра ты будешь заниматься математикой, исправлять двойку, – твёрдо ответила мама и вышла из комнаты. Стёпка, естественно, тут же позвонил Галёнычу и пожаловался:
– Не отпускают. Хороший, говорит, ты человек, но завтра весь день будешь делать математику.
– Понятно, – ответил Галёныч и, вздохнув, добавил: – Пятница, тринадцатое рулит.
 
Сегодня в СМИ