О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Эхо минувшей трагедии как путь в будущее

 


Реклама торгового дома Леонарда Титца — начало XX века
Реклама торгового дома Леонарда Титца — начало XX века

Поздравляю всех с Днём Победы! Семьдесят шесть лет назад закончилась Великая Отечественная война, практически вплотную приблизив человечество к полному завершению войны Второй Мировой. Любая война – это катастрофа как минимум для двух народов, если только она не гражданская. Вторая Мировая вместе с Великой Отечественной стали катастрофой для десятков народов планеты. Невозможно забыть уничтожение многих миллионов человеческих жизней, вереницы городов и бесчисленного количества деревень и сёл. Война – жуткое, нечеловеческое испытание и для нападающего, и для обороняющегося, и для победителя, и для побеждённого.

Сегодня завершается хэшмоб ЖЖ #образывойны. Написано участниками было довольно много, многое прочёл и я. И вновь увидел, что мы традиционалисты и подходим к оценке той войны с одной-единственной стороны. Со своей. Как победители, как одни из наиболее пострадавших, как ещё угодно кто. Иногда складывается впечатление, что в войне участвовал один лишь Советский Союз и все погибшие в её ходе солдаты и мирные жители – исключительно граждане СССР. Мы живём в этой парадигме уже более семидесяти лет и ничего не хотим менять. Нам так привычно и комфортно. За эти семьдесят с лишним лет все давно выучили наизусть фильмы о войне, вплоть до цитат – все прекрасно представляют предмет, о котором идёт речь. Его не имеет смысла обсуждать, потому что всё давно обсуждено, детали выучены, уроки вынесены. Остаются лишь личные эмоции и переживания, связанные с этими фильмами. И, тем не менее, половина постов была именно об этих всем прекрасно известных фильмах – причём не разбор их художественных качеств или недостатков, правдивости или фальшивости, эмоционального воздействия на зрителя или отторжения, а простой пересказ содержания. Простите, а зачем пересказывать содержание фильмов, которые все знают наизусть?.. Чтобы лишний раз напомнить о них? Да их и так все покажут по телевизору либо 8, либо 9, либо 10 мая. В этом смысле посты о памятниках геройским партизанам, танкистам и т.д. вкупе с мемориалами на местах концлагерей смотрелись более выигрышно. Но опять же это всё про территорию бывшего СССР. У нас чисто эмпирический подход к оценке событий. Думаю, связано это с генетической болью пережитого и неумолимой памятью и произошедшем. Однако та война – это часть истории, а история не терпит никакого эмпиризма. Как только историк начинает выражать к объекту исследования личные симпатии или антипатии – он перестаёт быть историком и превращается в беллетриста.

В этой связи мне интересны и важны все точки зрения на случившееся. Отечественную я впитал, наверное, с рождения, поэтому высказался о ней единожды – в посте о памятнике детям, погибшим в Ленинграде в дни блокады. Говоря о кино – тоже единожды, но уже рассматривая войну сквозь объектив не только советской кинокамеры, но и американской, французской и британской. А дальше попытался взглянуть на эту глобальную катастрофу глазами побеждённых, поэтому один пост посвятил мыслям из фашистской Италии, а другой – из нацистской Германии. Последний, судя по отзывам, многих не оставил равнодушными и заинтересовал, поэтому сегодня я вновь возвращаюсь в Германию, чтобы посмотреть ещё на пять интересных объектов, которые могут многое рассказать нам, ныне живущим, чтобы в полной мере оценить тот масштаб катастрофы, который постиг в первую очередь Европу и народы, населявшие и населяющие её. Германия как главный инициатор и локомотив войны очень неоднородна в тех осколках, что остались нам в наследство, но каждый из них просто вопит о недопустимости повторения такого безумства, как война.

Топография террора — открытая часть с фрагментом Берлинской Стены
Топография террора — открытая часть с фрагментом Берлинской Стены

Я позволю себе начать вновь с Берлина, поскольку этот город способен предложить наибольшее количество свидетельств нацистских преступлений – он ведь был столицей Третьего Рейха. Перед самым объединением Германии в конце 80-х в Восточном Берлине на руинах подвалов Главного Управления Гестапо открылась выставка, получившая название «Топография террора». Уже после объединения она получила статус музея под открытым небом, а одиннадцать лет назад над ним была возведена крыша. Мы с младенчества знаем, что нацисты – плохие и даже ужасные, что они на нас напали, а мы их победили. Однако большинство людей ни разу не вникало, откуда эти нацисты взялись, почему стало возможным появление такого чудовища, как Гитлер, и зачем им вообще понадобилась эта дикая война. Наши отечественные мемориалы и музеи дают на этот вопрос лишь опосредованный и крайне неполный ответ. Чтобы во всём разобраться досконально и понять все причины произошедшего – вам дорога в «Топографию террора». Потому что здесь немцы сами объясняют всеми миру, почему так получилось, почему они поверили монстру и пошли за ним, почему стали причиной горя и боли для миллионов людей на планете. Здесь – ответы на вопросы о возникновении и структуре национал-социализма и государства, устроенного им, о политике расовой чистоты, о концлагерях, об использовании рабского труда и о научно-медицинских экспериментах над заключёнными, о биографиях главных идеологов и деятелей национал-социализма, начиная с Гитлера и Геббельса, о связях с Японией и Италией, и, собственно, о самой войне.

Топография террора — крытая часть
Топография террора — крытая часть

Одна моя знакомая вышла из этого музея, рыдая в голос – это действительно жуткое, невозможное зрелище, поскольку всё проиллюстрировано гигантским объёмом фотографий и документов. Понимая источник катастрофы, начинаешь относиться к ней несколько иначе, будто впадая в некое оцепенение. Вход в музей бесплатный – историческая память, которая обязана жить вечно, не требует мзды.

Фрайбург — панорама с крыши собора на Рыночную площадь
Фрайбург — панорама с крыши собора на Рыночную площадь

Узнав об источниках произошедшего, можно отправиться на самый юго-запад Германии, в город Фрайбург, чтобы прочувствовать на себе, как всё начиналось. Полностью он называется Фрайбург-им-Брайзгау, и это одно из самых моих любимых мест в Германии – там очень уютно. Однако 10 мая 1940 года от уюта не осталось и следа. Нацистский режим, преступный по своей сути, и методы для развязывания конфликтов использовал преступные, даже предательские. По приказу Гитлера в этот день 51-я эскадрилья Люфтваффе ночью разбомбила Фрайбург, чтобы утром следующего дня обвинить в этом французов. Немцы сами разбомбили собственный город, чтобы начать наступление на Западном фронте! Французская авиация тогда частично базировалась на территории Бельгии и Нидерландов, объявивших о нейтралитете в войне. Но Гитлер заявил, что именно оттуда вылетали французские самолёты на бомбардировку Фрайбурга, поэтому Бельгия и Нидерланды, обвинённые в нарушении нейтралитета, уже на следующий день были заняты Вермахтом. Далее подобная участь ждала уже и непосредственно «агрессора» - Францию. В самом конце 1944 года город добили британцы – их самолёты почти полностью уничтожила то, что от него осталась. Над городом одиноко теперь возвышался лишь старинный романско-готический собор, который не тронули, дабы сохранить как ориентир для авиации. В наши дни Фрайбург целиком отстроен в прежнем виде, восстановив из пепла своё средневековое очарование.

Так выглядел Фрайбург после бомбардировки
Так выглядел Фрайбург после бомбардировки

Кроме городов, имелся в Германии один народ, который подвергся немыслимой агрессии – это, безусловно, евреи. На эту тему уже очень много сказано и написано. Я бы хотел взглянуть на неё с точки зрения крупного бизнеса, точнее, его уничтожения. Перемещаемся на северо-запад Германии, в Дюссельдорф, где самые большие и знаменитые универмаги страны (если не считать суперзнаменитого KaDeWe в Берлине). В 1879 году еврейский предприниматель Леонард Титц открыл в Штральзунде небольшой магазин, которому предстояло вырасти в целую сеть универмагов по всей Западной Германии уже спустя 18 лет. В 1905 году компания Титца стала акционерным обществом, открыв в Дюссельдорфе огромный универмаг на Шадовштрассе, который стал самым большим в городе торговым комплексом на тот момент. Спустя ещё несколько лет Титц вывел свои акции на Берлинскую биржу, а в Дюссельдорфе, прямо в начале знаменитой Кёнигсалле, открыл второй универмаг, ещё краше и больше первого. После смерти Титца его наследники не смогли удержать компанию – в 1933 году они были вынуждены продать её за бесценок нацистам и покинуть страну. После войны вся сеть универмагов Титца, покрывавшая страну, перешла к совместному управлению местной дюссельдорфской компании Metro Vermögensverwaltung GmbH & Co. и швейцарского банковского сообщества, сменив название с Leonhard Tietz AG на Westdeutsche Kaufhof AG. Сегодня мы имеем возможность посещать эти универмаги, носящие название Galleria Kaufhof. Оба магазина в Дюссельдорфе являются памятниками архитектуры и напоминанием о том, что любой сверхуспешный бизнес может в одночасье рухнуть, если на то будет воля диктатора и созданного им преступного режима. Если бы этими универмагами владели представители арийской расы – они продолжали бы жить и развиваться. Но, если вы «неправильной» национальности – можете распрощаться со своей собственностью. Титцам повезло – их не тронули и не сгноили в концлагере, вынудив расплатиться делом всей их жизни за неё саму.

Бывший универмаг Титца на Кёнигсаллее в Дюссельдорфе
Бывший универмаг Титца на Кёнигсаллее в Дюссельдорфе

У нас имеется чёткая связка понятий «еврей» и «концлагерь». Однако работала она не всегда и не везде. Едем в Баварию, чтобы посетить городок со знакомым всем названием Дахау. Уютнейшее и симпатичнейшее место, у меня там живёт одна знакомая. Я как-то спросил её: «Галя, а как тебе живётся вообще с таким соседством?». «А прекрасно живётся», ответила она, «дешевле, чем в Мюнхене, и фирму здесь же свою зарегистрировала, потому что волокиты меньше, да и вообще спокойнее. А концлагерь бывший – он же на отшибе, простых жителей города эта тема не касается». И действительно, сам город – образец немецкой чистоты, спокойствия и размеренности, даже замок имеется, куда летом периодически наезжали в своё время виттельсбахские короли Баварии. А концлагерь остался, и его можно посетить… Точнее, это матерь концлагерей германских)). 

Он был построен одним из первых в 1933 году сразу после поджога Рейхстага и введения чрезвычайного положения. Концлагерь в Дахау стал эталоном, по которому впоследствии создавались все остальные концлагеря нацистов, включая Освенцим и Треблинку. И евреи составляли как раз минимальную часть из его узников – сюда в основном свозили противников национал-социализма, вне зависимости от национальности – социалистов, коммунистов, марксистов и т.д., а также асоциальных элементов – наркоманов, алкоголиков, проституток, психов и прочих личностей, загрязнявших арийскую расу. Концлагерь в Дахау прославился тем, что здесь ставились медицинские эксперименты над заключёнными, которые курировал лично Гиммлер, регулярно посещавший лагерь с инспекциями. Это жуткое место было занято американской армией 29 апреля 1945 года, при этом весь гарнизон лагеря по приказу его коменданта вышел безоружным сдаваться. Однако американцы проигнорировали этот факт, расстреляв без разговоров весь гарнизон из пулемётов. Впоследствии генерал Паттон, назначенный оккупационными войсками губернатором Баварии, все обвинения с американских военных снял, а дела закрыл. Справедливо? Отчасти. Наказание мучителям невинных людей вполне равноценное. Однако с точки зрения военной этики – совершенно варварский акт. И таких актов союзники произвели в Германии великое множество.

Дрезден после бомбардировки союзниками
Дрезден после бомбардировки союзниками

Закончить сегодня я был хотел одной из величайших трагедий той войны – бомбардировкой Дрездена. Это в Саксонии, на востоке Германии. Трагедия сопоставимая со сталинградской, не в смысле человеческих потерь, хотя и их хватило, а в смысле потерь культурных. Трусливый и подлый акт, выполненный британской и американской авиациями, прекрасно знавших, что в городе нет ни промышленных предприятий, ни военных. В Дрезден со всех окрестных земель стекались толпы беженцев – вот они, вместе с потрясающей красоты дворцами и соборами, музеями и оперным театром, и стали целью гадкой и низкой мести англо-саксонских «героев» нацизму. Мести исподтишка, вполне в их духе. Тогда погибло около 200 тысяч мирных жителей, а вся историческая часть города осталась лежать в руинах на долгие годы, начав своё стремительное возрождение лишь после объединения Германии – у властей ГДР отчего-то денег на Дрезден не нашлось. Эти осколки войны видны до сих пор в самом центре Старого Города, когда вдруг натыкаешься на уродливый забор, невесть откуда взявшийся посреди восстановленной красоты – а ведь за этим забором пустырь, на месте которого некогда стояли прекрасные дома, которым было по 300-400 лет… Надо сказать, что сегодня Дрезден создаёт довольно странное впечатление – вроде почти всё выглядит уже как было восемьдесят лет назад, но ощущение новодела никак не покидает зрителя – подобный эффект имеется, например, в Царицынском дворце в Москве. Город безвозвратно утрачен, так и не вернув себе своего истинного лица, и в этом одна из самых больших трагедий минувшей войны.

Говорить о Германии можно долго – там очень много тех напоминаний, что свидетельствуют о мрачном прошлом эпохи национал-социализма и развязанной им войны. Прекрасно зная о своих мемориалах и памятных местах, связанных с войной, мы совершенно не интересуемся схожими судьбами по ту линию фронта. О войне, безусловно, необходимо помнить, однако нужно и научиться прощать, поскольку существование, отравленное ненавистью – нельзя назвать жизнью. Только простив друг друга, вчерашние враги могут идти дальше и развиваться, заниматься созиданием и строить своё будущее. Помнить о прошлом, но не создавать из этого смысл жизни. Ведь, живя прошлым, к будущему прийти не получится.

Всем мира и добра!

(c) petrus_paulus

Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ