О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Спросите вы у матерей

 


Я не люблю, когда праздник Победы обзывают «победобесием». Наш народ (я имею в виду советский), столько горя вынесший в войну, принесший столько жертв, уничтоживший гитлеризм в Европе, имеет полное право праздновать день, когда этот ад наконец закончился, причем закончился в основном усилиями нашего народа.
И точно так же не люблю, когда сытенькие идиоты, забывшие о цене той войны, вопят «Можем повторить». Что вы хотите повторить? Ещё 20 миллионов жертв? Воображаете себя героями боевиков, где стреляют холостыми?
Почитала я посты по тегу #образывойны. Многие блогеры рассказывают о своих дедушках, бабушках, дядях, тётях, о бедствиях и страданиях, перенесенных ими. Не все из них признаны героями, например тот безвестный поляк, прятавший двух белорусок от немцев, рискуя своей семьёй. Многие из них и не считают себя достойными каких-то отличий, ведь была война, всем приходилось несладко.
Пока вы живы, запишите их рассказы, передайте своим внукам и правнукам, чтобы сохранить их в памяти поколений, не дать им пропасть. Потомки должны знать правду о войне не только из художественных фильмов, придуманных сценаристами, или показов сражений. Война состояла не только из солдат, это огромный механизм, чудовищное бедствие, затронувшее всех.
Я считаю, великое дело сделала белорусская писательница Светлана Алексиевич, записавшая сотни воспоминаний простых людей, женщин, участвовавших в войне.
«…Четыре мучительных года я иду обожженными километрами чужой боли и памяти. Записаны сотни рассказов женщин-фронтовичек: медиков, связисток, саперов, летчиц, снайперов, стрелков, зенитчиц, политработников, кавалеристов, танкистов, десантниц, матросов, регулировщиц, шоферов, рядовых полевых банно-прачечных отрядов, поваров, пекарей, собраны свидетельства партизанок и подпольщиц. … Были среди девушек и комсорги танкового батальона, и механики-водители тяжелых танков, а в пехоте – командиры пулеметной роты, автоматчики, хотя в языке нашем у слов «танкист», «пехотинец», «автоматчик» нет женского рода, потому что эту работу еще никогда не делала женщина» - это из предисловия к её книге «У войны не женское лицо».

Светлана Алексиевич получила в 2015 году Нобелевскую премию по литературе за эту книгу с формулировкой "За многоголосное творчество – памятник страданию и мужеству в наше время". Главное слово в этой формулировке «многоголосное». Она донесла до нас множество голосов реальных женщин, правдивые рассказы о реальных, не выдуманных событиях, о жизни на войне. Великое спасибо ей за это!
Невозможно читать эту книгу без слёз. У меня и сейчас ком в горле, когда я думаю об этих девчатах, хотя там нет рассказа моей мамы, собиравшей прошлогоднюю мерзлую картошку в поле, чтобы не умереть от голода, молитвами бабушки не умершей от тифа и получившей малокровие от недоедания. Как хватило ей сил ходить раз в месяц за 50 км из Гомеля, где она после войны училась в педтехникуме, и потом назад, чтобы взять дома рюкзак картошки и кусок сала, а потом растягивать их на месяц до следующего похода?
Мой отец тоже оставил воспоминания. Я сейчас сижу по вечерам, разбираю его почерк, набирая его рассказ на компьютере. Вот только не знаю, смогу ли я этот рассказ опубликовать. Недавно были и в России, и у нас приняты законы, запрещающие «очернять» историю войны. Где граница между правдой и очернением?
Вранья о войне написано немало. У меня есть книга партизанских мемуаров, где написано «В бою у деревни Покоть партизанами было убито 250 фашистов». А на самом деле – полтора, один убит, другой ранен. На следующий день приехали из Гомеля каратели, согнали жителей, выстроили всех мужчин в ряд и каждого второго расстреляли. Мой отец тоже стоял в том ряду, бог спас. Об этом расстреле в той книге ни слова.
А однажды ночью пришли в дедушкин дом партизаны с автоматами и потребовали, чтобы кто-то из мужчин пошел с ними в партизаны, иначе сейчас расстреляют всю семью, не исключая 4 детей. Старший брат папы ушел с ними, погиб потом в концлагере. А знаете, чем кончилось партизанство этого отряда? Когда немцы начали чистить леса от партизан, большинство членов этого отряда разбежалось, а двое последних уловили момент, когда командир, Кузьма Кузьменков, стал бриться опасной бритвой и зарезали его этой бритвой. Я не раз видела в лесу его могилу, когда ходила с родителями по грибы. То место в лесу так и называют "Кузьмова могила".
Да, вот такая неприглядная правда. Война – это не только героизм. Ну что, я уже заработала себе пару лет тюрьмы, рассказывая эту правду? Не удивлюсь, потому что у нас сейчас можно быть арестованным даже за неправильный цвет носков.
На фото справа: мой отец.

Его орден:

Моя мама:


Новости партнеров

 
Сегодня в СМИ