О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Про паралич иммунитета

 


Бывает, что за небольшой период времени вдруг к нам попадают пациенты с одной глобальной проблемой, пусть и с разными диагнозами. Списать это на что-то кроме фаз луны и астрологической ситуации (сарказм!) у меня не получается. Такое логическое развитие закона парных случаев.

Сегодняшняя тема — паралич иммунной системы. По-простому, иммунодефицит. Нет, это далеко не только ВИЧ. Иммунодефицит может приключаться в самых разных обстоятельствах, но суть его просто: иммунная система перестает выполнять свою непосредственную работу: защищать организм от попыток захвата: бактериями, вирусами, грибами, простейшими. Видов иммунодефицита много, любая сложная система может ломаться на разных уровнях, но это вопрос к иммунологам. Мы видим результат: захватчики, а в наших реалиях это чаще всего бактерии, не уничтожаются путём разворачивания пусть и серьёзного, но в итоге успешного воспаления (механизмы врожденного иммунитета), а то и просто с помощью  снайперского огня иммунитета приобретенного, но или сразу захватывают и убивают ткани, или устраивают затяжной истощающий и в итоге разрушающий всё гнойный процесс. О механизмах работы иммунитета я, вроде, где-то рассказывала, а сейчас просто несколько иллюстраций.

Про молодую женщину на химиотерапии вроде уже писала. Суть проста: химия по поводу опухоли, молниеносная флегмона бедра и голени: все мышцы погибли, в течение суток рефракторный (то есть не поддающийся ничему) септический шок и смерть. Почему? Потому что химия вызывает тяжелый иммунодефицит. Организм даже не попытался сопротивляться. Молодой мужчина, 40+. ВИЧ, терапию не получает (хотя вполне мог бы: москвич, на учете довольно давно). Тромбоз аневризмы бедренной артерии: он туда колол наркотики. Гангрена. Ногу убрали, но сепсис, развившийся ещё до операции, никуда не делся, в течение суток пациент умер. Для сравнения: довольно пожилые люди с похожими тромбозами после операций вполне вылечиваются и встают на н... протезы. Ещё молодой мужчина, 40+. Полгода назад манифест диабета, выявили вместе с тяжелой пневмонией. Пневмония быстро стала абсцессом лёгкого, потом присоединился гнойный артрит тазобедренного сустава, расползшийся флегмоной в забрюшинное пространство. По поводу всего этого было 6 (!) госпитализаций, везде лечили по полной: антибиотики, вскрытие-дренирование, но все гнойные процессы упорно возобновлялись. В итоге к нам он попал: жутко истощенный (еле -еле 40 кг), практически без белка, без гемоглобина (в желудке кровила язва),  с рецидивирующими гипогликемиями, с плохо работающей системой свертывания крови всё это на фоне абсцесса легкого, эмпиемы, гнойного артрита совсем развалившегося сустава и забрюшинной флегмоной. Хирурги вскрыли всё, что смогли, мы переливали кровь, плазму, белки, иммуноглобулины, кормили и в вену и в рот специальными смесями, подбирали антибиотики (а в предыдущих больницах он получил уже весь возможный арсенал). Увы. Артрит с флегмоной ещё как-то ничего, а в легких процесс пополз дальше. Ничего не вышло. Женщина, уже далеко не молодая. Пять(!) лет гнойный артрит протезированного плечевого сустава. Сустав вскрывали, протез меняли на лечебный, лечили изо всех сил. В итоге у нас она с практически растворившимися из-за остеомиелита костями, образующими плечевой сустав, огромной флегмоной грудной клетки и гнойным менингитом. Менингит, скорее всего, гематогенный, так как в ЛОР органах патологии не видно. А в ликворе — много клеток и бактерий. Лечим, но прогноз, сами понимаете.

Что интересно: по посевам всем четверым получалось подобрать антибиотики, к которым бактерии должны были бы быть чувствительны. Баклаборатория у нас работает быстро и хорошо, а с антибиотиками пока проблем нет. И тем не менее, результат — вот такой. Не только в антибиотиках дело.

Такие пациенты, естественно, не редкость, но вот так сразу, как-то слишком. Наглядное напоминание о том, что то, что мы, врачи, считаем своей заслугой — выздоровление пациента с  тяжелым воспалительным процессом — наша реальная заслуга ну процентов на 20-30 максимум. Всё остальное — работа его собственной иммунной системы ну и остальных органов и систем, так или иначе вовлеченных в сложнейший процесс под названием воспаление. Наша помощь и поддержка часто критически важна, но только если остальную работу организм пациента проделает сам. Наш пациент может жить с неработающими легкими, почками, костным мозгом, гемостазом. Условно, с поправками, но чаще всего повлиять на  происходящее мы можем. А вот с неработающей иммунной системой — увы.

 К вопросу о врачебном комплексе бога. Ну вот в моей профессии это скорее что-то обратное. Реальность постоянно тычет носом в простой факт, что окно возможностей для нашей эффективной помощи, оно, в общем-то, малюсенькое. А остальное это уже работа пациента и ... дальше подставьте Бога, судьбу, стечение обстоятельств, карму, нужное подчеркнуть согласно мировоззрению.  Да, большинство тяжелых пациентов выздоравливают. Но во многом потому, что они сами проделали хорошую работу.

 
Сегодня в СМИ