О проекте | Редакция | Контакты | Авторам | Правила | RSS |  

 

 

 

Генетика жителей древнего Ярославля или жертвы Батыева нашествия - 2

 




Полтора года назад я воодушевленно писал про знаковую новость - начало масштабных генетических исследований древней генетики российскими учеными.  Речь шла о результатах изучения жертв Батыева нашествия, найденных в санитарных ямах Ярославля. Анонс был многообещающим, речь шла о целой серии древнерусских образцов. Плюс к этому озвучили еще несколько интересных анонсов.

С тех пор прошло полтора года, а первая публикация появилась только сейчас. Собственно, в посте пойдет речь о ней.  Что до остального, то мне грустно. В мире постоянно выходят статьи о той же палеогенетике. С довольно большими выборками. С исследованием множества аспектов - от аутосомных данных до фенотипических. Кроме того, исходные данные еще и публикуются в открытом доступе, их можно сравнить с уже опубликованными, используя доступные непрофессионалам инструменты. Короче, это совсем не сравнимо с тем, что сейчас предлагает отечественная наука. И честно говоря, я больше ожидаю вот эту публикацию про Суздальщину от забугорных исследователей.

Но тем не менее, любое движение, даже медленное, лучше, чем застой. Да и винить в чем-то самих российских генетиков было бы глупо. Итак, о чем публикация? Во-первых, она вводит в оборот лишь часть геномов из анонса. Остальные, видимо, будут опубликованы позже.

Вот кем написана и как называется сама статья.

Х.Х. Мустафин*, А.В. Энговатова**, И.Э. Альборова*, А.А. Тарасова**
* Московский физико-технический институт
(национальный исследовательский университет) ** Институт археологии РАН, Москва

Палеогенетическая экспертиза останковиз одного массового захоронения 1238 года в Ярославле

Вышла она в 18 выпуске сборника "Археология Подмосковья".

Из заключения:

"Опубликованные в настоящей работе результаты генетических исследований останков из массового захоронения 1238 г. в сооружении 76 на территории детинца Ярославля, дополненные исследованиями широкой выборки образцов останков из других захоронений, позволят выявить целостную картину генофонда одного из крупнейших княжеских торговых городов Древней Руси. Эти комплексные результаты могут стать эталонными для сопоставления с генофондами других средневековых популяций. При таком подходе возникает возможность выявить закономерности процессов формирования населения в средневековую эпоху, увидеть связь исторических процессов с особенностями и характером формирования его генофонда.

Подтверждение высказанной на основании некоторых антропологических и археологических данных гипотезы о вероятном присутствии в погребении близких родственников является важным итогом исследования. Его результаты будут полезны для палеоантропологов с точки зрения дальнейшего изучения косвенных маркеров родства, которыми могут являться дискретно-варьирующие (фенетические) признаки или, например, частота и сочетание их встречаемости в выборках, а также для исследований степени панмиксии и особенностей демографической структуры в средневековых городах.
Выявленное полное соответствие определений пола взрослых индивидуумов методами палеоантропологии и молекулярно-генетической экспертизы, на наш взгляд, показывает, что при наличии среди останков костей черепа антропологические
определения бывают достаточно точными".

Самое интересное, конечно, в деталях.  Жаль, конечно, что речь идет по большей части о гаплогруппах. В сочетании с аутосомными данными они были бы куда более информативны.

"Гаплогруппа R1, точнее ее субветвь R1a (Z280>Z92), обнаруженная у индивидов 1 и 15 из сооружения 76, также диагностирована у мужчин из могильников поселения Салме (Эстония, VIII–IX вв.), Бодзи  (Польша, IX–XI вв.) и Фроджеле (Швеция, X–XI вв.) (Margaryan et al., 2020). Принадлежность этой же генетической линии определена для индивидуума из могильника Кукрузе начала XIII в. на территории Эстонии (Saag et al., 2019). Данный субклад также выявлен у одного индивидуума из могильника золотоордынского периода (XIII–XVI вв.) Карасуыр (захоронение 5, Улытау, Центральный Казахстан) (Damgaard et al., 2018a). В настоящее время эта гаплогруппа наиболее распространена в России, Польше, Украине,Литве и Финляндии.
Субклад гаплогруппы R1a (M458>>L1029), выявленный у индивидуума 2, также обнаружен у мужчин из могильников конца X – начала XI в. Копарсвик и Фроджеле (Швеция), Стенгаде (Дания, X в.), городов Цедыня и Сандомир в Польше (X–XII вв.) (Margaryan et al., 2020). Этот же вариант диагностирован для останков четырех мужчин из могильника Карос II (Венгрия, IX–X вв.) (Damgaard et al., 2018b). Индивидуумы с подобным вариантом генетической линии также найдены на кладбищах X–XIII вв. в Старой Ладоге и Куреванихе (Margaryan et al., 2020) на севере Руси. В наши дни субклад гаплогруппы R1a (M458>>L1029) распространен в России, Прибалтике, на Восточных Балканах.
Субвариант R1a (Z282>Z280>CTS1211), определенный для индивидов 8 и 14, обнаружен у двух мужчин из могильника на территории современной Швеции (Фроджел, X–XI вв.), трех индивидуумов из кладбища VII в. на острове Сааремаа (Эстония) (Margaryan et al., 2020), двух из могильников IX–X в. Карос I и II (Венгрия) (Saag et al., 2019), а также четырех мужчин из могильника Теглицы 2 (XII–XIII вв.) на Ижорском плато (Стасюк,2020).
Гаплогруппа E1b (V13), которой принадлежит по Y-хромосоме индивидуум 7 из сооружения 76, также встречена у четырех мужчин из могильников Ижорского плато, датирующихся XII–XIV вв. (Теглицы 1, Ратчино 1) (Стасюк, 2020). Эту же генетическую линию имели индивидуумы из могильников на территории Венгрии (Жеккутас-Каполнадуло, VII–VIII вв. и Карос, X в.) (Neparáczki et al., 2019). Эта гаплогруппа идентифицирована также у более древнего (конец VI в.) образца из Коленьо в Италии (Amorim et al., 2018).
Принадлежащий гаплогруппе N1a1 (M46>> L1026) индивидуум 10 по мужской линии относится к субкладу, видимо, распространенному приблизительно в VII–VIII вв. в междуречье Дунай – Тиса и к востоку от Тисы на юго-востоке Великой Венгерской равнины, где у 14 индивидуумов, относимых исследователями к аварам, выявлена та же субветвь этой гаплогруппы (Csáky et al., 2020a). Ей же принадлежали девять мужчин из Уелгинского могильника (Челябинская область) X–XI вв., где были погребены предположительно представители кушнаренковско-караякуповской культуры (Csáky et al., 2020b). В большом исследовании, связанном с эпохой викингов и охватывающем период от III до XII в.н.э. (Margaryan et al., 2020), среди образцов с упомянутой генетической линией оказались: один с территории Норвегии (Норланд, VI–X вв.), семь
из могильников X–XII вв. Швеции (Оланд, Варнхем, Фроджел, Коппарсвик), также семь из могильника поселения Салме (Эстония, VIII–IX вв.) и один из могильника в Гнездово (X–XI в.). Также к указанной генетической линии относился один мужчина из могильника XII в. Ратчино 1 с территории Ижорского плато (Стасюк, 2020).

Индивидуум 11 по мужской линии относится к гаплогруппе N1a2 (CTS6380>>L67), распространенной в настоящее время на Алтае, в Азербайджане и Турции. Среди образцов из археологических раскопок эта же гаплогруппа выявлена у двух
индивидуумов из позднесредневековых могильников центральных районов Якутии (Zvénigorosky et
al., 2020).

Помимо отцовских маркеров были исследованы и материнские. Т.е. речь идет о митохондриальных гаплогруппах, которые передаются от каждой матери к ее потомкам.


"Гаплогруппа HV9b, выявленная у индивидуума 1, также обнаружена среди образцов из могильников X–XI вв. на территории современной Швеции (Фроджел, Коппарсвик) и острова Мэн (Балладул, IX–X вв.) (Margaryan et al., 2020).

Аналогичная диагностированной для индивидуума 2 гаплогруппа I1a1 найдена среди образцов из могильников X–XI вв. Швеции (Фроджел) и Норвегии (Сёр-Трёнделаг) (Margaryan et al., 2020).
Митохондриальная гаплогруппа U5a, которой принадлежат индивидуумы 5, 6 и 13, среди образцов из археологических раскопок пока найдена лишь на более ранних материалах из некрополей на территории современной Германии (Клеттхамер Фельд, IV–V вв.) и Великобритании (Нортон на рыночной площади Кливленда, V–VII вв.) (Töpf et al., 2006; Sofeso et al., 2012).
Определенная для индивидуумов 7 и 8 гаплогруппа H3b6 обнаруживается во всей современной Европе, в частности на европейской территории России, исключая ее северную часть. Археологические образцы с такой гаплогруппой найдены в могильниках на территории современной Дании (Богёвей, X–XI вв.) и России (Челябинская область, могильник Уелги, IX в.) (Margaryan et al., 2020; Csáky et al., 2020b).
Гаплогруппа H2a2a1, определенная для индивидуумов 10 и 15, сейчас распространена по всей
Европе. Среди средневековых образцов данная гаплогруппа обнаружена в могильниках на территории современных Эстонии (Салме, VIII в.), Швеции (Оланд, IX в.) и Дании (Каагёрден, X в.) (Margaryan et al., 2020)."


И конечно, есть сравнительные данные. Например, с материалами с Ижорского плато.


 
Сегодня в СМИ